wrapper

Каждый тридцатый подросток на Урале мечтает сесть в тюрьму

Почему воровская романтика так заманчива для детей, и как победить АУЕ в школах?

Трагедии в Перми и Бурятии, где подростки напали с ножом и топором на учеников и учителей, могли произойти под влиянием идеологии АУЕ (арестантское уркаганское единство) — считают эксперты. Подростковые группировки, заставляющие сверстников жить по тюремным правилам, есть и на Урале — они внедряются в школы Екатеринбурга, в том числе «элитные». Но органы власти и полиция не хотят говорить о проблеме — они не знают, что с этим делать. Почему малолетние блатные набирают силу и как победить «арестантский уклад» в отдельно взятой школе?

Российский журналист Рустем Адагамов (известный также как блогер drugoi) рассказал о том, что в школе №5 Улан-Удэ (где 15-летний подросток напал с топором на свой класс), действовала группировка, живущая по воровским понятиям. Об этом в эфире радиостанции «Говорит Москва» сообщила мама одной из учениц. По словам другого слушателя, нападение на семиклассников было организовано с целью напугать учащихся, которые отказывались сдавать деньги «на общак». Почерк АУЕ многие эксперты видят и в пермской истории.

Дети мечтают о зоне

«Арестантский уклад» внедряется и в столице Урала: педагоги и родители все чаще рассказывают о появлении «смотрящих» в школах Екатеринбурга, которые организуют поборы со сверстников и даже организуют кражи для дальнейшей передачи продуктов на зону. Проблема обнажилась настолько, что стала предметом обсуждения силовиков и педагогов (правда, факт такого совещания в одной из районных администраций Екатеринбурга официальные органы не подтверждают). 

Понять, насколько глубоко идеология АУЕ внедрилась в школы Екатеринбурга, помог опрос — его по просьбе «URA.RU» провела дирекция Всероссийского форума «Педагоги России: инновации в образовании». Учащихся и учителей попросили ответить на несколько простых вопросов, например, доводилось ли слышать об АУЕ и сталкиваться с проявлениями этого явления в родной школе. Опрос проводился на базе платформы SurveyMonkey, в нем приняли участие 160 школьников и более 1900 педагогов. 

Результаты исследования ошеломляют. Об АУЕ слышали 22 процента учителей. Лишь три процента педагогов считают, что их школа столкнулась с этим явлением. При этом 10 процентов признаются, что проблема обсуждалась на педсоветах или иных официальных мероприятиях.

У учащихся — картина диаметрально противоположная: 75% школьников слышали об АУЕ, 56% процентов считают, что знают, что это такое. О поборах для «общака» осведомлены 15 процентов опрошенных школьников, 19 признают, что это практикуется в их школе.

О том, что подростки-смотрящие наводят свои порядки, сообщают 20% учеников, при этом 9 процентов знают своего «школьного смотрящего».

8,75 процента школьников считают, что жить по воровским понятиям — это хорошо, а три процента подростков мечтают оказаться на зоне.

Почему воровская романтика так заманчива?

По мнению экспертов, опрошенных «URA.RU», АУЕ в школах закономерно набирает обороты.

Международный научно-практический форум в УрГПУ и интервью с Дмитрием Рассохиным. Екатеринбург, рассохин дмитрий
Психолог Дмитрий Рассохин: криминал в школах был всегда, но ему было что противопоставить
Фото: Анна Майорова © URA.RU 

«Детям необходимо самоутверждаться! Но чтобы самоутвердиться с хорошей стороны, нужно приложить очень много усилий. А чтобы самоутвердиться с плохой стороны, нужно просто примкнуть к какому-то сильного сообществу, коллективу, — объясняет психолог-психотерапевт, преподаватель Уральского государственного педагогического университета, ректор Института психологии управления и президент Международной ассоциации профайлеров Дмитрий Рассохин. — А у детей еще не сформирована система ценностей и убеждений (она появится лишь к 21 году), и они легко попадают в зависимость от разных групп, течений».

По словам экспертов, тема далеко не нова: и в советское время в школах были хулиганистые подростки с проявлениями криминального характера в поведении и со связями на зоне. «Если вспомнить 70—80-е годы, всегда были дети, у которых родители имели отношение к уголовной среде, и они задавали в классах „тон“: пропагандировалась игра в карты, отбор денег у младших, — вспоминает Рассохин. — Но тогда был СССР со своей идеологией, а в 90-е появились другие силы: у нас в Екатеринбурге это был Уралмаш, центровые, афганцы. На их фоне „синие“ как-то оттеснились, ушли на второй, третий план. Но никуда не пропали». 

Сегодня, по мнению многих, «синие» вновь поднимают голову, а тюремная идеология все больше проникает в обычную жизнь. В этом смысле очень показательны случаи, когда группы подростков крадут в магазинах продукты для последующей передачу на зону (самый яркий случайпроизошел год назад в магазине «Монетка» — воришки сфотографировались потом у входа в ИК-2 в Екатеринбурге после передачи посылки).

Руководитель службы безопасности торговой сети «Монетка», член общественного совета при УМВД г. Екатеринбурга Константин Сергеев уверен, что эта инициатива идет с зон. «Бывали времена и похуже, более голодные, но таких набегов не было, — вспоминает он. — Серии краж, в которых задействованы малолетние, попавшие под влияние взрослых на зонах, вызывают у нас огромную тревогу».

Впрочем, по мнению психолога, запускаться эти процессы могут как с зоны, так и «с воли». «Не исключена инициатива самих детей, которые хотят «выслужиться», — говорит Рассохин. — Зоновская «романтика» притягивает: шансон, лексика, манера поведения.

Это целая блатная культура! Она привлекательна для детей, потому что очень легко выводит в авторитет. Завоевать авторитет чем-то добрым сложно — а здесь достаточно присоединиться к этой культуре.

Ребенок получает в поддержку силу, за которой уже стоят сформированные ценности, убеждения, манеры поведения. Примыкая к этому, он получают власть. Чем агрессивнее подростковая среда, тем она более авторитетна». 

Кажется очевидным, что с проявлениями криминала в школах должны бороться сами школы (поскольку в них есть педагоги, психологи, охрана, в конце концов), а также силовые ведомства: полиция (в лице инспекторов по делам несовершеннолетних), прокуратура, органы системы образования — все те, кто входит в комиссии по делам несовершеннолетних. Но сегодня эта система, по мнению экспертов, явно барахлит.

«В советское время инспекторы ПДН работали очень четко: все эти подонки были на учете, к ним приходили домой, держали на контроле их родителей — отслеживался каждый их шаг, — говорит президент Уральского родительского комитета Евгений Жабреев. — Сегодня правоохранительная практика — на уровне „ниже плинтуса“, как бы они ни играли статистикой. Я знаю, о чем говорю — мы ходили по трудным подросткам, по их домам. Система сегодня с ними не справляется».

По словам Жабреева, если раньше девушка или женщина, работавшая в ПДН, имела серьезный авторитет, то сегодня их никто всерьез не воспринимает. «Родитель трудного ребенка может не пустить инспектора на порог, заявляя о своих правах — я такие случаи видел, — говорит общественник.

Не особо хотят помогать в борьбе с проникновением АУЕ в школы и сами образовательные учреждения, которые бьются за свой имидж и стараются скрыть неприятные для них факты.

Жабреев. Уральский родительский комитет, уральский родителький комитет, жабреев евгений
Жабреев: школы скрывают хулиганов от комиссий по делам несовершеннолетних
Фото: Андрей Гусельников © URA.RU 

«Да, они дают статистику, что, например, такой-то ученик по неуважительным причинам столько-то дней не посещал школу. А то, что он курит в тамбуре, уводя с собой еще троих — это уже не сообщается, хотя весь класс об этом знает, родители знают, — говорит президент „УРК“. — А потом мы удивляемся, что куча подростков издеваются над другими: то бьют на школьном дворе, то камнями закидывают. А школа: „Ой, мы ничего не знали, мы не в курсе“. Че смеяться-то? Вы сами все и скрывали!»

По словам Жабреева, при первых же проявлениях неадекватного или криминального поведения ребенка надо брать на контроль. «На любого правонарушителя, в том числе и ребенка, можно воздействовать только через страх, — убежден общественник. — Если его возьмут на комиссию, пригрозят пальчиком — он уже будет знать, что за ним следят, что его родителей накажут, те будут ему пенять, что у них из-за него проблемы. И весь этот „криминальный патриотизм“ закончится. Один-два случая разберут — и безобразия в школе прекратятся. Лишь бы одни люди из системы профилактики помогали другим, а не мешали. Потому что, пока еще не поздно, можно вытащить ребенка: есть психологи, лекарства, центры помощи семьи, люди получают за это зарплату».

Кто остановит АУЕ в школах?

Но есть и другое мнение — о том, что с помощью официальных органов и формальных действий АУЕ в школах не победить. «Почти во всех школах есть такие ученики, которых было бы неплохо убрать из школы, но это невозможно, — говорит Дмитрий Рассохин. — На этих детей нет управы: из школы их не выгнать, в тюрьму их не посадить, изолировать их нельзя!»

Можно лишь что-то противопоставить им, но что? «Этой безмозглой силе (не потому, что подростки глупые, а потому что мозг у них еще не созрел) объяснять что-либо бесполезно: в конце пубертатного периода (14-16 лет, когда и происходит основная масса этих проявлений) действуют только животные инстинкты, — объясняет психотерапевт. — Бороться сними можно, только противопоставив другую силу».

По его словам, исторически всегда так и было: ребята, которые ходили, допустим, в бокс, могли себя противопоставить любым блатным-крутым. «Это так и работает: «А мы сильнее! Вы из АУЕ, а мы спорта» или «мы — поисковики» или еще что-то, — говорит психолог. — 

Мы ходим в «Бессмертный полк», а вы на зону. У нас с вами разные интересы, к нам не подходите и наших не трогайте».

В подростковой среде выживают сильнейшие — те, кто умеет собираться в стаи. Своя «стая» должна быть у каждого».

В качестве примера Рассохин приводит спортивный комплекс «Альфа», где с подростками занимаются бывшие спецназовцы, воспитанники которых точно не боятся «смотрящих» по школе. К сожалению, таких центров на всех не напасешься. А вот с массовым спортивным досугом в школах беда.

Кашино детская площадка украденная Савельевом и Карамышевым, кашинская активистка, пиджакова вероника, председатель общественного совета села кашино
Вероника Пиджакова уверена: только дерзкий тренер с накачанными мышцами сможет повести мальчишек за собой
Фото: Интернет-версия газеты «Маяк» (г. Сысерть) 

«У тех, кого затянуло в АУЕ, как правило, куча свободного времени, потому что их семьи живут плохо, денег, чтобы отдать ребенка в какую-то дополнительную секцию, нет, — говорит директор всероссийского форума „Педагоги России“ Вероника Пиджакова. — А у школ сегодня нет лишнего спортивного зала, чтобы открыть там дополнительную бесплатную секцию. Школы обязали проводить по три урока физкультуры в неделю, но их никто не спросил: а есть ли у них второй спортзал? Сегодня во многих школах дети занимаются в спортзалах одновременно по два класса».

Открыть секцию волейбола или баскетбола, как это было во всех советских школах, сегодня физически никто не может — в итоге те, кто мог бы туда ходить, попадает под влияние криминала. «Проблема решится тогда, когда в микрорайонах появится свободный спортзал и появится крутой, дерзкий, авторитетный тренер, — уверена Пиджакова. — И тогда дети к нему пойдут».

Те, кто скрывают проблему, участвует в войне против России

Проблемой внедрения АУЕ в школы озаботились на федеральном уровне. «В рамках борьбы с пропагандой и распространением асоциальной субкультуры „А.У.Е.“ Министерством образования совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти разработана Концепция развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 года и план мероприятий на 2017—2020 годы по ее реализации», — рассказал «URA.RU» прессс-секретарь «Русского академического фонда» Сергей Сопко.

Из письма Министерства образования РФ в адрес «Русского академического фонда»
Скриншот: URA.RU 

Фонд сообщает об этом, цитируя письмо от Министерства здравоохранения, в котором рассказывается об этой концепции, а также письма из Общественной палаты РФ и Роскомнадзора: все эти ведомства выражают обеспокоенность проблемой и заявляют о необходимости противодействия распространению криминальной субкультуры среди молодежи.

Представители ветеранских организаций приводят свою точку зрения на внедрение идеологии АУЕ в школах. «Это один из элементов гибридной войны, которую ведут против нас, — уверен Михаил Беспалов, помощник председателя "Уральской Ассоциации Героев". — Финансируется эта война фондом Сороса через разного рода местные фонды, в том числе в Екатеринбурге».

По словам ветерана, те, кто сидят на зонах и пропагандируют АУЕ в среде молодежи — лишь инструмент этой войны, но ведут ее из-за океана. Ее цель — дети, подрастающее поколение.

В соцсетях — тысячи групп, посвященных АУЕ. По примерным оценкам, в них состоит около пяти тысяч свердловских школьников
Скриншот: URA.RU 

Именно для этого созданы те 3330 групп про АУЕ во «ВКонтакте». «Все эти тысячи групп в соцсетях ведут за деньги нанятые люди, а работу с ними организуют обученные профессионалы, — утверждает ветеран. — Что такое 39 управление ЦРУ? Это 42 тысячи высококвалифицированных сотрудников, которые каждый день приходят на работу, чтобы развалить нашу страну: в советские годы — СССР, сейчас — Россию. А те органы власти, которые всячески пытаются скрыть проявления АУЕ в школах, по факту способствуют этой войне против России».

Как сообщил «URA.RU» Михаил Беспалов, в ближайшее время активисты «Уральского Союза патриотов» и других ветеранских организаций намерены направить открытое письмо на эту тему в адрес губернатора Свердловской области.

В пресс-службе полиции Екатеринбурга лишь заявили, что никакой встречи педагогов с представителем полиции по этой теме, по их данным, не было. В департаменте образования представили развернутый комментарий о том, как педагоги намерены бороться с криминализацией подростков.

Департамент заявил, что заинтересован в решении проблемы, действуя как совместно с другими «субъектами профилактики», так и используя собственные ресурсы — Екатеринбургский центр психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних «Диалог», Екатеринбургский «Дом Учителя», Центр развития ребенка «Радуга».

По мнению руководства системой образования, криминализации подростков школы могут сегодня противопоставить сегодня волонтерское движение и самоуправление в школах (советы старшеклассников), проекты «Одаренные дети», «Инженерная школа», «Профи-дебют: Масштаб-город». Каждый год распределяются гранты на проекты, связанные с «внеклассной» работой с детьми, организуется награждение премией «Признание».

В управлении считают, что в Екатеринбурге — очень широкая сеть учреждений дополнительного образования, их посещают 138 тысяч детей, а город занимает одну из лидирующих позиций среди свердловских городов по проведению общегородских мероприятий, в которых участвуют дети «от дошколят до старшеклассников». «Наша совместная задача — предложить широкий спектр возможностей, способствующих вовлечению ребят в социально-значимую деятельность города», — заявили в департаменте образования.

По сообщению чиновников, одна из важнейших задач в ближайшее время — повышение безопасности в школах. «Второй год реализуется проект „Социально-психологическая безопасность образовательной среды“ для педагогов, ответственных за организацию профилактической работы в общеобразовательных организациях и педагогов-психологов, — сообщили „URA.RU“ в департамент образования. — В образовательных организациях ведется обязательное сопровождение детей, имеющих особенности поведенческого характера. Одна из актуальных задач системы образования на сегодня — развитие психолого-педагогической службы».

https://ura.news/articles/1036273655 

Подробнее ...

Евгений Куйвашев против АУЕ. Девять пунктов нового плана борьбы с малолетними преступниками.

Областные власти впервые за одиннадцать лет откорректировали план работы с неблагополучными детьми. В 2018 году планируется сделать упор на работу с подростками с криминальным прошлым.

Правительство региона утвердило постановление о проведении масштабной операции «Подросток». Документ подписан губернатором Евгением Куйвашевым и опубликован на портале правовой информации. Операция традиционно продлится до ноября. Но в этом году, впервые с 2007-го, пересмотрен подход к работе с трудными подростками: упор сделан на работу с детьми с криминальным прошлым и сомнительным кругом общения.

Проблема криминализации молодежи находится на повестке уже последние пару лет. Особое внимание властей федерального и областного уровней привлекает так называемая пропаганда АУЕ («арестанский уклад един» или «арестантско-уркаганское единство»). По сути, так себя обозначают представители воровского движения. Но для юных преступников это превращается в своеобразную игру. 

АУЕ как молодежная субкультура получила широкое распространение на востоке России и постепенно добралась до Урала. Первое упоминание в свердловских СМИ об этом явлении прозвучало в 2007 году. Тогда, в декабре, несовершеннолетние воспитанники ВК-2 Кировграда под крики «АУЕ!» отказались подчиняться режиму и устроили бунт. В ходе тех событий погибли двое несовершеннолетних и один сотрудник колонии.

Программа по поддержке подростков, которую правительство области планирует реализовать в 2018 году, достаточно масштабная. Основной и самый объемный ее этап подразумевает достижение 15 целей и решение 9 задач.

Как победить АУЕ?

Если говорить о федеральном уровне, то в ноябре 2017 года Роскомнадзор внес в Госдуму законопроект, в котором предлагал блокировать соцсети и СМИ за пропаганду тюремной романтики, но пока такой подход не был реализован. 

Возможно, чтобы повлиять на ситуацию с проблемной молодежью, правительство Свердловской области использует операцию «Подросток», которая проходит ежегодно с 15 апреля по 15 ноября в три этапа: подготовительный (апрель-май), основной (июнь-сентябрь) и заключительный (октябрь-ноябрь).

Подготовительный этап

Первый этап — это, по сути, диагностика. Территориальные комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также органы, занимающиеся профилактикой подростковой преступности, выясняют, что у молодых людей пошло не так, в какой сфере им требуется помощь. 

С апреля по май представители власти общаются с подростками, узнают, насколько они информированы об альтернативной преступности деятельности — различных «формах занятости, отдыха и оздоровления», — и какие мероприятия в рамках данного перечня были бы им интересны.

Основной этап

На этом этапе операция «Подросток» ориентируется на 15 целей, каждая из которых носит кодовое название.

Цели основного этапа операции «Подросток»:

  • «Коммерсант» — борьба с незаконным предпринимательством несовершеннолетних.
  • «Выпускник» — обеспечение общественного порядка во время «Последнего звонка», выпускных вечеров: «предупреждение и пресечение правонарушений со стороны несовершеннолетних и в отношении них».
  • «Контингент» — проведение мероприятий для предотвращения рецидивов, защита законных интересов подростков.
  • «Отсрочка» — активная работа с осужденными подростками, которые не лишались свободы или уже вышли из воспитательной колонии.
  • «Занятость» — выявление не учащихся и не работающих подростков, их трудоустройство или определение на учебу.
  • «Каникулы» — организация досуга, предупреждение правонарушений во время каникул.
  • «Дорога» — предупреждение краж и угонов авто подростками и травм у детей на дорогах.
  • «Всеобуч» — учет несовершеннолетних прогульщиков, чтобы оказать им необходимую помощь и вернуть к образованию.
  • «Здоровье» — выявление подростков, которые употребляют алкоголь, наркотики, психотропные вещества.
  • «Возрождение надежды» — помощь подросткам, оказавшимся без попечения родителей и нуждающихся в защите госорганов. 

— Тюремные порядки просочились в детские дома, школы, интернаты… Если в СССР АУЕ и прочая «блатная» культура была чем-то вроде протеста с налетом романтики, в 90-е молодые люди тянулись к этому, считая бандитизм и воров своеобразным социальным лифтом, то в наше время это стало полноценной субкультурой со всеми вытекающими. АУЕ сегодня — это молодежная политика криминального мира…

  • «Безнадзорные дети» — профилактика преступлений в отношении несовершеннолетних, семейного благополучия. Поиск безнадзорных подростков, предотвращение таких ситуаций.
  • «Условник» — предупреждение рецидивов.
  • «Трудоустройство» — трудоустройство подростков от 14 до 18 лет (в т.ч. состоящих на профилактическом учете) на время летних каникул.
  • «Семья» — выявление неблагополучных семей, фактов ненадлежащего исполнения родителями или законными представителями своих обязанностей. Помощь подросткам.
  • «Школьник» — помощь в подготовке детей к школе.

Чтобы осуществить эти цели, правительство области пройдет девять шагов:

1. Привлечь всех подростков, которые находятся на профилактическом учете, к различным формам занятости, отдыха и оздоровления. Оказать помощь всем несовершеннолетним, которые в ней нуждаются.

2. Проведение профилактики, в т.ч. «в форме рейдов в семьи, находящиеся в социально опасном положении».

3. Проверка воспитательной работы, которой занимаются детские учреждения (лагеря, спортивные и обычные школы и т.д.). 

4. Индивидуальная работа с подростками на учете.

5. Адресная помощь детям и семьям в опасном социальном положении.

6. Постановка на учет проблемных подростков и (при необходимости) их семей. Оказание им помощи.

7. Привлечение к ответственности взрослых, которые вовлекают подростков в противоправную и антиобщественную деятельность.

8. Освещение операции «Подросток» в СМИ.

9. Мониторинг промежуточных результатов операции «Подросток».

Заключительный этап

И последний этап операции посвящен подведению итогов — территориальные комиссии, глава правительства области и мэры оценивают, насколько выполнены цели и задачи операции, как изменилась статистика.

 

https://66.ru/news/society/210973/ 

Подробнее ...

В России сформировалась новая опасная молодёжная субкультура, известная в стране под аббревиатурой АУЕ

Она в считанные годы распространилась почти по всей территории страны, массово внедряясь в школы, интернаты и ПТУ. Основной контингент – дети в возрасте от 10 до 17 лет – самая беззащитная часть населения, и главное – та её часть, которой в скором времени предстоит строить будущее. И каким же ценностям сегодня учат этих «строителей будущего» на школьной скамье? Вы не поверите. Арестанским. АУЕ – дословно означает «Арестанский уклад един» или «Арестанское уркаганское единство» – перевести аббревиатуру можно и так, и так. Собственно, основной посыл её идеологии отражён в названии – это фактически культ тюремных «понятий», тюремной романтики, стилизованный под молодёжную культуру. Это культ силы, воровства и тунеядства. Впервые о нём заговорили на федеральном уровне год назад, когда банда подростков АУЕ атаковала полицейский участок в Забайкалье. В течение всего 2016 года тема АУЕ активно поднималась во многих федеральных и региональных СМИ. Журналистам удалось выяснить, что это неформальное движение уже опутало собой всю Сибирь и часть Дальнего Востока. Однако больше всего оно распространилась в Забайкалье. В Чите, например, вся местная молодёжь знает об АУЕ, а большая часть открыто причисляет себя к этому движению. Остальные вынуждены с ним считаться.

Детские деньги в общак

Так, в некоторых местных школах члены молодёжной группировки, не стесняясь, собирают ежемесячные подати со своих одноклассников и других учеников. На их языке это называется «греф на зону» – деньги переводятся криминальным авторитетам, отбывающим наказания в тюрьмах. Об этом знают все – от родителей школьников до администрации учебных заведений, однако помешать такому положению дел никто не в силах.

Правоохранительные органы в таких историях сами едва не становятся жертвами, как к примеру в Челябинске, когда 27 мая подростки устроили беспорядки, выкрикивая «АУЕ» и набрасываясь на полицейских. В небольших населённых пунктах Дальнего Востока штат полицейских участков обычно очень маленький и противостоять разъяренной толпе подростков без применения оружия, он не в силах.

До судов «подвиги» малолетних уголовников тоже доходят крайне редко, так как мало кто осмеливается писать заявления на них. Для школьника из Забайкальского края пойти против АУЕ (то есть дать любые показания в суде) – значит пойти против всех своих друзей и одноклассников, стать презираемым изгоем в их обществе. В некоторых случаях на помощь детям приходят их родители.

Самосуд

Но даже взрослые состоявшиеся мужчины не могут найти законный подход к молодёжной среде. На их стороне остаётся лишь опыт и сила. Так, в посёлке Новопавловка Читинской области разъярённые родители учинили жестокий самосуд над школьниками, собиравшими дань для АУЕ с их детей. При этом, несмотря на откровенно незаконный характер их действий – похищение несовершеннолетних, нанесение им побоев и угрозы, – местные полицейские не спешат задерживать правонарушителей. Ибо родители несчастных школьников, по сути, выполнили за правоохранителей их работу. Поэтому то, что в столице вызвало бы бурю негодования и скандальные судебные процессы – в суровой реальности Читинской области оказалось необходимой мерой и, быть может, даже неким актом правосудия.

Однако заниматься самосудом – не только не законно, но и опасно. В некоторых случаях жестокость малолетних уголовников может распространиться и на родителей жертвы. Так, два года назад в Казани представители АУЕ убили школьника, отказавшегося выплачивать им «дань», забили насмерть его отца, избили мать и ограбили квартиру. К счастью, их удалось задержать по «горячим следам», после чего подростки сознались ещё в нескольких убийствах.

АУЕ Челябинск

Тем временем криминальная субкультура активно стремится на запад – поближе к белокаменной, и добралась уже до Урала. Там идеи АУЕ особенно популярны в Челябинске – городе-миллионнике. Наглядное свидетельство тому можно было увидеть в ходе недавнего инцидента на фестивале красок «Холи», состоявшегося 27 мая на одной из центральных улиц Челябинска.

Толпа обезумевших школьников – детей от 13-16 лет – буквально напала на автомобиль полицейских, прибывших обеспечивать порядок на мероприятии. Они облили красками служебную машину, пинали её и выкрикивали оскорбления в адрес правоохранителей, вынудив в результате тех покинуть фестиваль. Всё это сопровождалось радостными криками «АУЕ!». Причём этот лозунг одинаково скандировали и парни, и девушки.

В считанные годы, а быть может, и месяцы, криминальная субкультурараспространилась по территории большей части России – от небольших вспышек в Подмосковье до тотального контроля молодёжи в Забайкалье. В результате проблему признали на федеральном уровне, причём степень угрозы уже оценивается как общенациональная.

Криминальная субкультура

Об этом прямо заявляет ответственный секретарь Совета по правам человека России и глава Союза добровольцев России Яна Лантратова. По её словам, масштабность и актуальность проблемы была выявлена специально созванной рабочей группой, в которую вошли действующие сотрудники прокуратуры и правоохранительных органов. Суть её Лантранова описывает просто:

«Выяснилось, что многие детские учреждения, в том числе и Забайкальского края, находятся под влиянием криминальной субкультуры под названием АУЕ – «арестантско-уркаганское единство», – рассказала Лантранова и тут же пояснила. – Это когда на зоне сидит человек, у него есть телефон, и он может поставить своих «смотрящих», устанавливающих свои порядки (речь идёт о школах, ПТУ и других общеобразовательных учреждениях). В том числе и в детских домах. И детей заставляют сдавать деньги на «общак» для зоны. А если они не сдают, то переходят в разряд «опущенных», над ними издеваются, у них отдельная посуда, столы. Мы узнали, что рядом находится многопрофильный лицей, в котором за полгода пять детей совершили самоубийства. Историю тихонечко замяли – сказали, что никакого отношения эти самоубийства к АУЕ не имеют. Хотя сами сотрудники нам сказали, что все взаимосвязано». В конце прошлого года эти сведения были переданы главе государства. В ответ Владимир Путин пообещал поддержку СПЧ в борьбе с новой напастью.

Собственно, масштабы, с которыми криминальная субкультура проникла в российские школы и общеобразовательные учреждения, поражают. Особенно заметно это в интернете. В социальных сетях существуют сотни специализированных групп, посвящённых АУЕ. А число их подписчиков может дать фору количеству подписавшихся на любое СМИ в тех же сетях. Комментарии вроде «АУЕ – жизнь ворам!» или «Фарту масти АУЕ!» можно легко найти на многих интернет-форумах, в чатах и даже в многопользовательских онлайн-играх.

Пожалуй, все активные пользователи Сети так или иначе сталкивались с этой аббревиатурой. Насколько можно судить, с её помощью представители криминальной субкультуры находят «своих» и отсеивают «чужих». Любые расспросы на тему «что такое АУЕ?» – тут же пресекаются. В лучшем случае, собеседник расшифрует аббревиатуру и начнёт неумело отшучиваться – на том разговор и закончится.

Дело в том, что один из законов (или вернее – «понятий») АУЕ запрещает рассказывать о движении посторонним людям, в особенности журналистам и полицейским. Поэтому добыть информацию непосредственно из первоисточника – очень сложно. Однако крупица за крупицей, читая их комментарии, изучая соответствующие паблики и анализируя деятельность этого движения, можно составить примерное представление о нём.

Арестантский уркаганский

Картина, в общем-то, рисуется совсем не радужная. Итак, в России действует некое неформальное криминальное движение, ориентированное на молодёжь школьного возраста. Чтобы примкнуть к нему, ненужно никуда записываться или где-то регистрироваться – достаточно просто заявить о своей принадлежности к этой субкультуре и соблюдать её законы (фактически тюремные законы на молодёжный лад). А вот покинуть движение уже нельзя. Как говорят, сами представители АУЕ – «тюрьма не отпускает». Попробуешь дать задний ход – тут же начнутся проблемы, вплоть до низложения на низшую ступень криминальной иерархии.

«Опущенные», к слову, тоже ведь часть АУЕ, просто они находятся в самом низу иерархической лестницы. Выходит, что в отличие от любых других известных субкультур, АУЕ – крайне хваткая и не по культурному агрессивная, которая, не стесняясь, хватает своими щупальцами всё, до чего может дотянуться. При таком раскладе, надо полагать, многие подростки причисляют себя к АУЕ не по собственной воле, а только лишь для того, чтобы чувствовать себя «своим» среди сверстников, а в иных случаях и вовсе ради личной безопасности.

Для субкультуры в её классическом и привычном понимании – это, пожалуй, уже чересчур. Никакая альтернативная культура не может быть столь навязчивой. Культура вообще не должна быть навязчивой. АУЕ – это не субкультура и никакое не движение, как заявляют в СПЧ. Это секта. Классическая тоталитарная секта для подростков со всеми атрибутами – от неприемлимости чужих взглядов до крайне агрессивных способов распространения своего влияния. Здесь всё то же самое, только вместо религиозной составляющей адептам предлагает некий «свод правил», или, если угодно, «понятий», согласно которым необходимо строить свою жизнь. И главное – не только свою, но и чужую – жизнь каждого окружающего, по мере возможностей.

Мораль при этом у сектантов очень своеобразная. Даже бывшие заключенные далеко не все поддерживают АУЕ. Многие выступают против них, считая «что у этих малолеток совсем ничего святого». Понимают они только силу, да и то по-своему. «Количество» и «качество», например, в их понятии что-то вроде синонима. То есть, если они смогут забить толпой здорового сильного мужчину и отнять у него кошелёк – они это сделают, ибо это «по понятиям». А тот факт, что жертва была явно сильнее любого из них один на один, никого не смутит.

Западло работать

О классическом трудоустройстве члены АУЕ даже не думают. Ведь «работать – западло». Можно только воровать, заниматься грабежами или, на худой конец, мошенничеством. Учиться, получать образование или просто читать книги в понимании – тоже «западло». Члены АУЕ верят только в тот опыт, который они, рано или поздно, получат в тюрьме. А в том, что такой этап в их жизни случится – они даже не сомневаются.

Собирая «грев на зону» малолетние уголовники говорят примерно так: «Сегодня мы греем тюрьму подачками, завтра эти подачки будут собирать для нас». Подводя итог, можно констатировать, что страна столкнулось с новой, ужасно извращённой тюремной идеологией, оказавшейся куда страшней своего оригинала. Она каким-то подозрительным образом сумела пробраться в массы, захватить умы миллионов подростков по всей России. И всё это – в считанные годы.

Жесткая иерархия

Совершенно не управляемая и хаотичная, на первый взгляд, субкультура вдруг оказалась построена на жёсткой иерархии, объединяющей разрозненную дикую стаю малолетних хулиганов в некое подобие общества. Это выглядит, по меньшей мере, странно. Даже гораздо более образованные и адаптированные к социуму люди не способны так объединяться без наличия лидера, обладающего должной харизмой и, желательно, внушительном кошельком.

Значит, наверняка такой лидер есть и у АУЕ. Кто-то управляет этой стаей, кто-то поддерживает её информационно, материально и идеологически. Ответ, кажется, лежит на поверхности. Кто-то из внушительных представителей криминального мира – некий авторитет, взявший на себя ответственность «за воспитание будущего поколения». Это самое простое объяснение, и, как правило, на него ссылаются все, кто так или иначе поднимал проблему АУЕ. Действительно, скорее всего, так оно и есть. Или кто-то очень хочет, чтобы все так думали.

Если же копнуть чуть глубже, то нам придётся представить последствия, которыми может грозить стране популяризация АУЕ в перспективе. Ведь это не просто локальная секта – её идеология распустила свои щупальца по всей России. Сегодня АУЕ – это уже целое поколение. Поколение, которое скоро войдёт во взрослый возраст. И войдёт оно туда без образования, воспитания и каких-либо человеческих ценностей. К чему это приведёт – догадаться не сложно. Целое поколение будет потеряно. Даже хуже – не просто потеряно или уничтожено, а превращено в быдловатую агрессивную стаю, которая всеми силами будет вставлять палки в колёса нормальным работающим людям. Страна окажется в глубокой социально-экономической яме, наподобие той, что возникла на Украине в ходе известных событий, закончившихся государственным переворотом.

Со временем рухнет вся финансовая система, обесценив национальную валюту в несколько раз. Тогда на улицах наступит хаос – по городам прокатятся локальные «майданы», сопровождаемые криминальным беспределом. А бессильную полицию заменят уважаемые и авторитетные воры, быть может, как раз из тех, кто сегодня громче всех кричит «АУЕ!». В таких условиях ни одна страна не сможет сохранить свой суверенитет… Кому это нужно? Уж точно не ворам.

 

 

 

Источник http://ru.truthngo.org/в-россии-сформировалась-новая-опасна/

 

Подробнее ...

Ответственный редактор Беспалов М.Г.
Председатель редколлегии Кузнецов С.М.

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.