wrapper

Кто создал "чёрный" миф о "кровавом тиране" Иване Грозном

Чтобы понять целую эпоху, связанную с именем великого государя Ивана Васильевича, надо разобраться с источниками о ней свидетельствующими. Благодаря усилиям западников различных эпох и пропаганде (фактически информационной войне против России и её наиболее выдающихся деятелей) западного мира у большинства обывателей складывается весьма чёрная картина о Руси Ивана Грозного – повальные казни, моря крови, «оккупированные» Казань, Астрахань, Западная Сибирь, оргии царя с опричниками и т. д.

Кто судьи?

Среди них знаменитый «первый русский диссидент» князь Андрей Михайлович Курбский (1528—1583), который в разгар Ливонской войны перешёл на сторону противника, стал «Власовым» того времени, получил от польского правительства большие земельные угодья за своё предательства, и подключился к информационной войне против Русского царства. При участии Курбского отряды Великого Княжества Литовского неоднократно, т. к. он прекрасно знал систему обороны западных рубежей, обойдя заставы, безнаказанно грабили русские земли, устраивали засады на русские отряды.

Появление посланий Курбского к царю легко объясняется. Во-первых, князь хотел оправдаться, упредить обвинение в измене, в стиле – «сам дурак». Во-вторых, его творчество стало часть обширной программы западной пропаганды, в это время Россию и лично Ивана Грозного активно поливали грязью, и «труды» Курбского стали частью системной работы по «русскому вопросу». Ведь одно дело, когда агитационные материалы рассылает Радзивилл, а другое когда их пишет русский князь, вчерашний соратник, участник Казанских походов, в своё время один из самых близких к царю Ивану Васильевичу людей, член «партии» Сильвестра и Адашева. В первом послании Курбского Ивана Грозного назвали «тираном», который купается в крови своих подданных и истребляет «столпы» Российского государства. Эта оценка личности Ивана Грозного преобладает в трудах западников вплоть до настоящего времени. Причём надо учесть, что к этому моменту лишись жизни лишь трое «столпов» – изменники Михаил Репнин, Юрий Кашин, и их близкий родственник и видимо, соучастник Дмитрий Овчина-Оболенский.

Собственно «послание» и не предназначалось Ивану Грозному, его распространяли среди шляхты, по европейским дворам, т. е. заинтересованным в ослаблении Российского государства лицам. Засылали и русским дворянам, чтобы сманить их на сторону Запада, выбрать «свободу» вместо «рабства» и «диктатуры». В целом метод этот сохранился до настоящего времени – теперь обозначается термином «европейский выбор» («евроинтеграция»). Мол, в России извечная «диктатура», «тоталитаризм», «имперские замашки», «тюрьма народов», «великорусский шовинизм», а в Европе - «свобода», «толерантность» и «гуманизм». Однако чем заканчиваются попытки русской политической элиты (знати) пойти по пути Европы общеизвестно. Достаточно вспомнить, что «европейский выбор» Горбачёва и Ельцина обошёлся русскому народу и другим коренным народам Русской цивилизации дороже, чем прямое вторжение гитлеровских полчищ в СССР.

Иван Васильевич отреагировав на пропагандистский ход противника, пишет ответное послание. Фактически это была целая книга. Нельзя забывать, что государь был одним из самых образованных людей эпохи и хорошим писателем. Собственно это также не был ответ предателю. Это послание также предназначалось не для одного человека. Личным будет второе, более короткое письмо царя, предназначенное лично Курбскому, в нём Иван Грозный перечислит конкретные преступления Курбского, Сильвестра и Адашева и др. Первое послание царя было классической контрпропагандой. В нём рассматривались тезисы о «рабстве», «свободах», принципах царской (самодержавной) власти, сути предательства. Для любого человека, который подойдёт к этим историческим источникам беспристрастно, ответ, кто прав, очевиден – письма царя не только лучше и ярче написаны, но и правдивее, логичнее.

Другие современники Ивана Грозного и его очернители – это ливонские дворяне Иоганн Таубе и Элерт Крузе. Они первоначально изменили своей родине, во время Ливонской войны попали в плен к русским и перешли на царскую службу. Их не только приняли на русскую службу, но они были пожалованы землями в Российском государстве и Ливонии, а позднее приняты в опричнину. Служили тайнами агентами царя, вели переговоры датским принцем Магнусом о создании в Ливонии королевства во главе с ним и под русским протекторатом. В 1570-1571 гг. ливонцы участвовали в походе королевича Магнуса на Ревель. После неудачи похода вступили в тайные сношения с поляками, получили гарантии безопасности. Подняли мятеж в Дерпте против русских властей. В конце 1571 года, после подавления мятежа, бежали в Речь Посполитую. Поступили на службу к королю Стефану Баторию. Таким образом, это были двойные предатели – сначала предали Ливонию, затем Россию. Они приняли участие и в информационной войне против русского царства, одно из их самых известных произведений – это «Послание» гетману Ходкевичу 1572 года, это своего рода очерк внутренней истории Российского государства периода 1564-1571 гг. Понятно, что их труды весьма тенденциозны. Ливонцы старались всячески очернить Ивана Грозного в глазах Европы, от которого они видели одни блага, усердно отрабатывали польский заказ.

Другой очернитель России и Ивана Васильевича - немецкий авантюрист, опричник Генрих фон Штаден. Он является автором нескольких сочинений, посвященных России эпохи Ивана Грозного, которые известны под общим заглавием «Записки о Московии» («Страна и правление московитов, описанные Генрихом фон Штаденом»). Штаден несколько лет был на русской службе, затем за провинности был лишен поместий и покинул пределы России. В Европе он побывал в Германии и Швеции, затем объявился в резиденции пфальцграфа Георга Ганса Вельденцского, там немецкий авантюрист представил свой труд, где он называет русскими «нехристями», а царя – «ужасным тираном». Штаден также предложил план военной оккупации «Московии», и он несколько лет обсуждался в ходе посольств к гроссмейстеру Немецкого ордена Генриху, к польскому владыке Стефану Баторию и к императору Рудольфу II. Император Священной Римской империи заинтересовался проектом «обращения Московии в имперскую провинцию». Стефан Баторий также лелеял планы отторжения от России обширных областей, включая Псков и Новгород. Есть мнение, что Штаден вообще не состоял в опричнине, а только выдавал себя за опричника, чтобы повысить свой авторитет в глазах императора Рудольфа (Альшиц Д. Н. Начало самодержавия в России: Государство Ивана Грозного. Л., 1988.). Также поднимается вопрос и подлинности мемуаров Штадена. Они сомнительны и вспыли только в 19 столетии, были введены в научный оборот лишь в 1917 году, поэтому могут быть подделкой (Шамбаров В. Е. Царь Грозной Руси. М., 2009).

В рядах ненавистников России и Ивана Васильевича также немецкий дворянин Альберт Шлихтинг. Он повторил судьбу Таубе и Крузе. Служил наёмником на службе великого князя литовского, после падения крепости Озерище (Езерище) русской армией в 1564 году, попал в плен и был уведён в Москву. Его заметили, т. к. он владел многими языками и Шлихтинг был принят на службу в качестве слуги и переводчика к личному врачу Ивана IV Васильевича Арнольду Лендзею. Через несколько лет вернулся в Речь Посполитую и добросовестно отработал пропагандистский заказ – он стал автором сочинения «Новости из Московии, сообщённые дворянином Альбертом Шлихтингом о жизни и тирании государя Ивана», а затем «Краткого сказания о характере и жестоком правлении Московского тирана Васильевича».

Ещё один автор - итальянский дворянин Алессандро Гваньини. Он сам в России не был, служил в польских войсках, участвовал в войнах с Русским государством, был военным комендантом Витебска. Итальянец стал автором нескольких сочинений, включая «Описания Европейской Сарматии», «Описания всей страны, подчиненной царю Московии...». Его сведения о Российском государстве опирались на данные перебежчиков. Не был в Русском царстве и померанский историк, богослов и пастор в Риге Павел Одерборн. Он профессионально занимался информационной войной. Написал столько откровенной лжи, что обычно историки считают его работы недостоверными и его «данными» не пользуются.

Ещё одним источником, который подтверждает опричный «террор», называют т. н. «синодик опальных». Однако в реальности никакого документального «синодика» не существовало. Просто академик С. Б. Веселовский (автор ряда трудов по истории средневековой Руси, включая «Очерки по истории опричнины. М., 1963.) обратил внимание на то, что в заупокойных поминовениях, которые Иван Васильевич подавал в монастыри, есть имена казненных. Эту работу продолжил известный исследователь эпохи Ивана Грозного Р. Г. Скрынников, он «реконструировал» синодик, собирая по монастырям обрывки грамот 17-18 столетий, которые предположительно являлись копиями оригиналов времён Ивана IV. Во-первых, надо отметить психологию того времени, Иван Васильевич считал своим христианским долгом заказывать поминовения даже преступников и изменников. Во-вторых, не все, кому заказывали поминовение, были казнёнными, были среди них просто другие умершие в заключение, сосланные. Точно также поминал царь и тех, кого любил, уважал. В результате нельзя считать всех попавших в «синодик» жертвами «террора». Да и сам «синодик» является сомнительным источником.

Кроме того, нельзя забывать и тот факт, что другие источники того исторического периода весьма высоко оценивают Ивана Грозного. Они явно противоречат тенденциозным нападкам на Ивана Васильевича. В частности, высоко оценивал правление Ивана Васильевича, ставя его в пример литовским властям, посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, писатель-этнограф Михалон Литвин (автор сочинения «О нравах татар, литовцев и москвитян»). Он писал: «Свободу защищает он не сукном мягким, не золотом блестящим, а железом, народ у него всегда при оружии, крепости снабжены постоянными гарнизонами, мира он не высматривает, силу отражает силой, воздержанности татар противопоставляет воздержанность своего народа, трезвости – трезвость, искусству – искусство». Положительные оценки Ивану Грозному давали неоднократно бывавшие в России англичане Ченслер, Адамс, Дженкинсон (посол). Они также отмечали любовь простого народа к нему. Это подтверждает и русский фольклор, который отмечает заслуги царя перед народом, его борьбу с внешними врагами, с боярством.

Венецианский посол Марко Фоскарино, принадлежавший к одному из древнейших и славных родов Венеции, в «Донесении о Московии» писал о Грозном как о «несравненном государе», восхищался его «правосудием», «приветливостью, гуманностью, разнообразностью его познаний». Он отводил ему «одно из первых мест среди властителей» своего времени. Положительно отзывались об Иване Васильевиче и другие итальянцы – среди них итальянский купец из Флоренции Джованни Тедальди. Он в 1550-х – начале 1560-х гг. совершил несколько путешествий в Русское царство. Тедальди положительно оценивает Россию времён Грозно и неоднократно подвергал критике неблагоприятные сообщения о царе, в том числе мнение Гваньини. Венецианский посол Липпомано в 1575 г., уже после опричнины, представлял Ивана Грозного праведным судьей, высоко ставит справедливость царя, ни о каких «зверствах» не сообщает. Ни о каких «ужасах» не сообщает и немецкий князь Даниил фон Бухау, который в качестве посла от двух германских императоров: Максимилиана II и Рудольфа II дважды посетил Москву в 1576 и 1578 годах. Его «Записки о Московии» считаются исследователями правдивыми. Он отмечал хорошее устройство и управление Россией.

Есть и такое весьма интересное свидетельство об Иване Грозном, как коллективное мнение о нём польской шляхты. Польское дворянство дважды (!), в 1572 и 1574 гг. (уже после опричнины), выдвигали кандидатуру Ивана Грозного на выборах польского короля. Очевидно, что «кровавого тирана», который стал подвергать их притеснениям и массовому террору, они бы не стали предлагать на роль владыки речи Посполитой.

Таким образом, историки-западники 19 столетия (а за ними и многие исследователи 20 века), вроде Карамзина, приняли как правду первую, пропагандистского характера, клеветническую группу источников, совершенно проигнорировав те сочинения, которые описывали эпоху Ивана Грозного более правдиво.

4 февраля 2013

(пер. К. А. Морозовой)

Текст воспроизведен по изданию: Тиран и заступник // Родина № 12, 2004. http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Oderborn/text1.phtml?id=1015

https://topwar.ru/23785-kto-so...

Подробнее ...

Альтернативные факты, раскрывающие суть Ивана Грозного

 Актуальный минимум, который положено знать про Ивана IV Грозного каждому образованному человеку. 

1. Как известно по результатам вскрытия гробницы, проведенного в 1963 году, он был рыжим широкоплечим богатырём ростом 180 см, а не тощим замухрышкой, каковым его так любят изображать художники. 

Обилие остеофитов на костях скелета показывает, что, к сожалению, последние годы жизни Иван IV Грозный был практически парализован.

Согласно отчетам европейских послов своим правителям — Иван IV Грозный не курил, не употреблял алкоголя, не замечен в любовных похождениях, отличался невероятной работоспособностью.

2. Именно Иван IV Грозный, получив в наследство, по факту, одну лишь Московскую и Новгородскую область — создал из них Россию с её современными (европейскими) границами и основал как минимум четверть ныне существующих городов.

Именно он отменил в России феодализм, юридически уровняв простых крестьян со знатными князьями, именно он ввёл всеобщую выборность в местные законодательные и исполнительные органы власти, именно он гарантировал всем слоям населения представительство в высшем законодательно/совещательном органе государства: Земском соборе, и именно он ввёл в России всеобщее начальное образование.

3. Иван IV Грозный за свою жизнь не проиграл ни одной войны.

Даже «Ливонская война» закончилась разгромом Польши и Швеции, и мирными договорами с оными на условиях «Мир в обмен на возвращение всех захваченных территорий».

4. В 1571 году Иван IV Грозный перенес свою столицу в Великий Новгород, в котором на месте Ярославого дворища был построен дворец площадью 14.5 га, а так же проведены масштабные работы по благоустройству города. 

В Новгород были перевезены казна, царская семья, все госслужбы.

В 1572 году, когда вся русская армия сражалась с османской армией под Молодями, а Иван IV Грозный вместе со свитой и личной охраной отправился осаждать Вейсенштейн (крепость, естественно, была взята).

В ходе штурма многие бояре из личной свиты царя получили ранения, командир царской охраны Малюта Скуратов погиб — в этот период царская семья и казна находились исключительно под охраной новгородцев.

Уверенность Ивана IV Грозного в преданности новгородцев с одной стороны и их исключительная верность с другой (никаких данных о волнениях или протестов горожан против царя нет) наглядно доказывают, что о «новгородской резне 1570 года», о которой сообщают западные правозащитные организации, ни царь, ни сами новгородцы в XVI веке ничего не знали.

5. Митрополит Филипп, малоизвестный провинциальный игумен, назначен на свой пост Иваном IV Грозным вопреки сопротивлению церковных иерархов, в момент спора за кафедру митрополита между архиепископом новгородским Пименом и архиепископом казанским Германом, уже успевшим сесть на это место.

Митрополит Филипп являлся верным союзником Ивана IV Грозного и хорошо известен проповедями в осуждение заговорщиков, принявших участие в крамоле Федорова-Челядина.

Свергнут в результате заговора архиепископа Пимена, убит участником заговора приставом Стефаном Кобылиным, получившим за своё преступление пожизненный срок.

Ни о каких разногласиях между Иваном IV Грозным и митрополитом Филиппом, в исторических документах нет ни единого упоминания.

6. Убийство царевича Ивана, о котором сообщают западные правозащитные организации, Иван IV Грозный не мог совершить по медицинским показаниям — царь был парализован.

7. Казни многочисленных русских воевод и государственных деятелей, о которых сообщают западные правозащитные организации — таких как князь Михайло Воротынский, епископ Печорский Корнелий, думный боярин Михаил Колычев, магистр фон Фюстенберг, князь Афанасий Вяземский, князь Иван Шишкин, князь Иван Шереметьев, дети князя Владимира Старицкого и еще многие, многие другие бояре и священники — по неведомым причинам проходят для «казненных» незамеченными, ибо по росписям Разрядного приказа после своей смерти жертвы террора продолжали ходить на службу, командовать полками, жениться и выходить замуж, рожать детей.

Например, дважды казнённый Михайло Воротынский через три года после второй (!) казни исхитрился составить первый в истории устав пограничной службы («Боярский приговор о станичной и сторожевой службе»), а отравленная, удушенная дымом и утопленная в Шексне Мария Старицкая через год после своей казни уезжает в Европу в качестве жены датского принца Магнуса.

8. После своей смерти Иван IV Грозный оставил своим наследникам богатую, сытую и обширную державу с мощнейшей в мире армией и полной казной.

Во всяком случае в течение 20 лет после его смерти, до самой Смуты, ни одна собака не рискнула начать с Россией новой войны.

В 1585 году в России была построена крепость Воронеж, в 1586 — Ливны. Для обеспечения безопасности водного пути от Казани до Астрахани строились города на Волге — Самара (1586), Царицын (1589), Саратов (1590). В 1592 году был восстановлен город Елец.

На Донце в 1596 году был построен город Белгород, южнее в 1600 году был выстроен Царёв-Борисов. В период с 1596 по 1602 годы было построено одно из самых грандиозных архитектурных сооружений допетровской Руси — Смоленская крепостная стена, которую впоследствии стали называть «каменным ожерельем Земли русской».

Сиречь: после смерти Ивана IV Грозного обширное строительство по всей России активно продолжалось — то есть, золота в глубокой царской казне хватало на все текущие расходы и даже на многие излишества!

Пожалуй, это и есть тот актуальный минимум, который положено знать про Ивана IV Грозного каждому образованному человеку.

Читайте также:

Иван Грозный - один из самых гуманных правителей Европы. Разоблачаем мифы

Что нужно знать русскому человеку про Ивана IV Грозного?

24 января, 2019 

https://www.kramola.info/vesti/letopisi-proshlogo/alternativnye-fakty-raskryvayushchie-sut-ivana-groznogo 

Подробнее ...

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.