wrapper

Четверг, 28 сентября 2017 00:00 Прочитано 440 раз

Бесы и бесенята трагедия и фарс российской «бифуркации»

Вышла в свет новая книжка экс-начальника Службы безопасности Президента(СБП) Александра Коржакова. Название – «Бесы 2.0. А цари-то ненастоящие!» (М.: ЭКСМО, 2017. – 384 с.).

Жанр сам автор определил как памфлет. Написано нормальным, человеческим языком, без зауми и «экскурсий» в заоблачные выси. Читается «взаглот». Интересный и, не побоюсь этого слова, важный документ эпохи. Но не без подтекста. И эти две стороны – очевидная ценность фактического материала, достоверность которого не вызывает сомнений, и появление книги в канун запуска президентской кампании со скрытыми посылами к этому обстоятельству, - не оставляют на протяжении всего чтения. В конце концов, переворачивая последнюю страницу, приходишь к мысли, что это – определенный, как сейчас принято говорить, «месседж». А кому и от кого он адресован, об этом сейчас и поговорим, предупредив читателя, что высказываемое мнение – сугубо субъективное, не имеющее никакого отношения ни к газете или порталу «Завтра», где оно размещается в моем авторском блоге, ни к каким-либо организованным и тем более групповым интересам. Просто мнение политического аналитика, внимательно наблюдавшего за описываемой автором ситуацией на протяжении всего времени, к которому относится повествование. И немного поучаствовавшего в ряде его эпизодов. Например, в памятном переносе первой, заведомо проигрышной для Думы, попытки импичмента Ельцину в апреле 1999 года, а также в новом переносе повторной такой попытке - в мае того же года. Правда, в отличие от первой, сопровождавшейся истерикой «семьи», у которой видимо «полетели» контрпланы, она оказалась неудачной. И загнать Кремль в угол, к сожалению, тогда не удалось. К моему предложению отложить голосование еще на неделю, совместив его с рассмотрением Советом Федерации вопроса об отставке Юрия Скуратова и заставив Ельцина и Старую площадь разрываться между двумя «горячими точками», не прислушались, и Кремль сыграл на опережение, отставив правительство Евгения Примакова. Приходилось иметь отношение и к некоторым другим моментам, связанным с интеллектуальными и даже организационными брожениями в лагере антиельцинской оппозиции кануна памятного «Я ухожу!». По итогам всего этого и сложилось собственное мнение о протекавших тогда процессах и их некоторых фигурантах, с которыми сводила судьба. Тем интереснее становятся свидетельства Коржакова.

Самое главное: можно долго и лукаво морализировать, как этим после выхода предыдущих книжек этого автора, прежде всего «Борис Ельцин. От рассвета до заката», занимались «околосемейные» СМИ. Ушатов грязи на него тогда было вылито много, только вот вопросов по существу никто не задавал. Как никто почему-то и не удосужился поинтересоваться: почему ДЕЛАТЬ все описанное «семье» было можно, а ГОВОРИТЬ об этом, давая ей нелицеприятные оценки, нельзя? Особенно «подкупали» предъявлявшиеся Коржакову обвинения в «нарушении правил игры», под которыми легко угадывалось горячее желание избежать публичного обсуждения «вынесенного из избы сора», включая массовую путаницу «личной шерсти с государственной».

Давайте поэтому прямо назовем главное достижение книги, которое совершенно не зависит ни от мотивов ее публикации, ни от личности автора, спекулировать на которых – значит, переливать из пустого в порожнее. Это достижение – демонстрация коллективной, не только «семейной», но и, шире, олигархической физиономии ЕЛЬЦИНЩИНЫ, этого кошмарного в своей разрушительности явления, вместе с ГОРБАЧЕВЩИНОЙ поразившего страну на рубеже столетий. Специально не углубляюсь в детали, чтобы побудить читателей прочитать и ознакомиться с ними самим: оно того стоит. И не думаю, что следует муссировать тему, понимал или нет Коржаков, кому служит. Тем более, что в книге на эти вопросы содержится ответ. И сводится он в целом к антисоветским заблуждениям автора, концептуальный и методологический уровень аргументации которых крайне невысок и ограничивается теми «перестроечными» штампами, которые были вылиты на голову оглушенного советского обывателя в период с 1987 по 1991 годы. Но как говорится, пусть первым бросит в него камень тот, кто сам без греха, и кто в те дни действительно активно боролся против разрушительной антисоветской и антикоммунистической волны, тем более, что исходила она с верхов самого Политбюро. Хорошо помню, что это был удел буквально единиц, хотя как раз тогда и появился афоризм о том, что «система» от Ленина и Сталина деградировала до Горбачева и Ельцина.

Тем не менее, поверхностные пассажи о том, что под прикрытием «Ленин, КПСС о…» в студенческих работах можно было писать любую чушь, режут слух (С. 13). Как и о том, что «хвалиться прочитанными томами Ленина – это примерно то же самое, что гордиться количеством бутылок коньяка, выпитого в 1991 году в белорусской Беловежской пуще» (С. 271). Что поделаешь: Коржаков, как и хваставшийся ему Ельцин, здесь просто не поднялся до понимания В.И. Ленина; это не его вина, это беда того, как ленинское наследие преподавали в советскую эпоху. Сам лично после 1991 года столкнулся с тем, что, оказывается, читал вождя Великого Октября в вузе, не понимая, о чем и к чему это. И поэтому после 1991 года его пришлось перечитывать заново, причем, совсем другими глазами, с осмыслением пресловутой «матчасти». Уверен: если Коржаков решит подрасти интеллектуально, расширив собственный политический кругозор до философского уровня понимания и стратегического - действия, он к Ленину еще вернется. И не раз.

Что еще привлекает внимание? «Семья» и крутившиеся вокруг нее аферисты – от Березовского до «Пал Палыча» Бородина, Абрамовича и прочих «присных» - важная мишень книги. Приведенные детали наглядно показывают, что разрушение страны и разграбление всего, созданного трудом целых поколений советских людей, если и имело идеологическую подоплеку, то только на уровне кукловодов из числа титулованной внешней агентуры, вроде Александра Яковлева. Или косивших под нее «чубайсов». Все остальное, что булькало и варилось в котле ельцинщины, распространяя вокруг себя непередаваемую «гамму ароматов» постперестроечного разложения, имело прежде всего коррупционную, хапужническую основу. Поэтому когда автор сетует, что «нынешние» воруют намного больше «прежних», в воздухе повисает вопрос о том, понимает ли он, что главное в лавине – момент прихода снежных масс в движение, которое, собственно, и обеспечивает последующую динамику обвального нарастания разрушительного процесса. Так с любым процессом, в том числе коррупционным. Поэтому констатируем, что вне зависимости от попыток Коржакова перевести стрелки с 90-х на «нулевые» и «десятые», нынешняя российская «элитка», как он ее называет, - кровь от крови и плоть от плоти той, в создании которой он принимал непосредственное участие. Хотя и высказывает теперь недовольство тем, что из этого получилось. (При этом, правда, следует иметь в виду, что и ельцинщина родом не из «пробирок» ЦРУ, а из позднего застоя, сформировавшего номенклатурную касту, которая уже не «перетрАхивалась», как при Сталине, а прочно сидела на своих местах, превращая их в слепок с собственного зада, и уходя стремилась управляемое приХватизировать, чтобы не только обеспечить безбедную старость, но и передать по наследству, что и породило «перестройку» и «реформы», сопровождавшиеся невообразимыми лишениями большинства соотечественников).

Что в книжке Коржакова по-настоящему «напрягает» и вместе с тем расширяет понимание логики, которой руководствовались те, кто ельцинщину так или иначе поддерживал и продвигал? И думаю, что никто не станет спорить с тем, что сам он из их числа, хотя и не без гордости повествует о трех заговорах, в которых участвовал (С. 71-86).

Первое, на что хотелось обратить внимание, - «отстойное» представление о советском строе в сочетании с привычными заблуждениями в том, что касается Запада. «Когда я говорю “мы заблуждались”, имею в виду людей, болевших за Россию и искренне пытавшихся сделать жизнь здесь цивилизованной и справедливой» (С. 47). Может быть, сам Коржаков этого и хотел, но не мог не понимать или хотя бы не видеть изнутри вопиющего несоответствия гигантских «преобразовательных» амбиций мизерным возможностям, прежде всего интеллектуальной и нравственной нищете и исторической и политической безграмотности Ельцина (о его низкой культуре он пишет сам). Можно, конечно, обличать ничтожество членов ГКЧП и их связь с Горбачевым, подозревая в сокрытии информации об августовском «путче» 1991 года Н.А. Назарбаева, как это делает автор, но нельзя не видеть, что ельцинский «уровень» не ОКАЗАЛСЯ, а изначально БЫЛ много ниже даже горбачевского. Что сумасбродство, усугубляемое тяжелым хроническим алкоголизмом, - «визитная карточка» главного партийного «демократа». Что он – следующая по сравнению даже с Горбачевым ступень деградации и вырождения партийной элиты, неспособной скрывать разрушительности своих политических и, как выясняется, даже сексуальных страстей и фантазий за велеречивыми «государственными» рассуждениями даже тогда, когда это нужно. Что от разрушения Ипатьевского дома до шашней с эмиссарами «монархического» проекта подобные Ельцину персонажи перекрашиваются, «переобуваясь в воздухе», даже не поморщившись. И т. д.

И как быть с признаниями о политическом «крестничестве» Коржакова к Немцову (С. 239-240)? С реверансами Ходорковскому и Навальному (С. 54, 196)? С «бессеребреннической» оценкой Черномырдина (С. 12, 239), которого после дефолта имени Кириенко обратно в премьерский кабинет за руку привел как раз Березовский? Ведь некоторые СМИ после этого и вплоть до провала кандидатуры нового-старого премьера в Думе «перетирали» информацию о восстановившихся «таксах» на прием, размер которых, помнится, исчислялся пятеркой с несколькими нулями «зеленых рублей»? И как,  наконец, соотнести знаменитую операцию «мордой в снег» и публикацию «Падает снег» с примыканием к «Отечеству» и вслед за этим ко «Всей России», тем более, если они открыто заявили программу регионализации власти? И после всего этого – откровения о «цене вопроса» в 50 тыс. экземпляров собственной книги как «пропуске» в список все той же «Единой России»? Не пахнет ли здесь политической всеядностью и цеплянием за остатки властного «Олимпа» в надежде на реванш?

Ну а представления о «цивилизованности» Запада, служащие оправданием обольщения тем образом жизни, - это просто жесточайший мировоззренческий тупик, который и сейчас, и особенно во времена формирования Коржакова как политика, сохранял широкий, массовый характер. Это просто бич нашей страны во все времена и эпохи: стоит имярек чего-то добиться, он сразу же начинает поглядывать «на сторону». И чем больше аргументов в пользу того, что нам на той «стороне» ничего не светит, и на нас оттуда если и обращают внимание, то лишь в поисках агентуры влияния, - тем больше их туда влечет, даже не столько умом, сколько «сердцем». Требовалась немалая воля и, главное, знания и понимание ситуации, нежелание «ходить строем» и «жевать общую жвачку», чтобы не проявляя наивности, не следовать в фарватере этого стадного порыва «в Европы», свойственного московской тусовке в не меньшей мере, чем киевской, которая по большому счету этот порыв собезьянничала. В том, что способности к внутреннему критическому анализу западной системы Коржакову явно недостает, убеждают следующие пассажи из книжки, наивная романтика которых особенно рельефно проступает на фоне нынешней свары американского президента с Конгрессом. «В Америке доходы граждан в разы больше и более разумная политическая система, в которой президент – не царь. Он не сможет творить, что его левая нога с утра захотела – там независимая судебная власть, независимый конгресс удерживают исполнительную власть в рамках закона и здравого смысла. В парламенте не включается “бешеный принтер”, и никакая “Единая Америка” не сможет безумствовать, холуйски заглядывая в рот президенту и занимаясь удовлетворением интересов не граждан, а Белого дома. Избиратели там – реальная сила. А президент, другие политики – исполнители их воли…» (С. 283).

Это просто насмешка судьбы какая-то! Во-первых, и «бешеный принтер» в американском парламенте включился, во времена как маккартизма, так и нынешних антироссийских санкций. И избиратели, проголосовавшие за Дональда Трампа, - сила, как выясняется, никакая: Конгресс, по сути создав-таки двухпартийную «Единую Америку», на них вместе с их президентом попросту наплевал. И «разумность» политической системы с выборщиками, у которых традиции голосования далеко не всегда сдерживают «желания левой ноги» (или ее политических спонсоров), – тоже под большим сомнением. Как и «независимость» судов и Конгресса, цену которым показали дела Бута и Ярошенко, а также заявление Сороса о «войне» с тем же Трампом, которому местные законодатели следуют с не меньшей последовательностью, чем бывшие коллеги Коржакова по Думе предписаниям Старой площади. Выдавая тем самым зависимость отнюдь не от избирателей, а от большого и тугого кошелька. Что это – обыкновенная наивность или неготовность отойти от штампов в отсутствии собственного квалифицированного мнения, - об этом спрашивать у автора не будем. Пусть каждый найдет свой ответ. Во-вторых, явно нет здесь понимания, что главный срез интересов в том же Конгрессе – отнюдь не партийный, а корпоративный. Партии – «демократическая» ширма, из-за спины которой, как и у нас теперь, правят большие деньги. Просто в США более опытные лоббисты, отлаженные инструменты и механизмы политического лоббизма и главное – массовый «рыночный», сиречь капиталистический, менталитет, в рамках которого манипуляции «больших денег» с политиками и политикой воспринимаются как нечто само собой разумеющееся. Да и вся сумма приведенных здесь авторских «аргументов» подозрительно буквально повторяет антироссийские судороги записной клиентуры Госдепа вроде Пионтковского & Co.

Потихоньку, шаг за шагом, вырисовывается идеологическая, политическая и в целом мировоззренческая позиция самого Коржакова. От подчеркнутого поклонения Ю.В. Андропову (С. 167-169) к взаимодействию с американским посольством в августе 1991 года (С. 182). Затем к протекции семейке пресловутых Кирилловичей с их не просто антисоветским, но и откровенно нацистским бэкграундом, включая заселение их на бывшую дачу А.И. Микояна(С. 35-36), и далее к проекту «преемник Немцов» (С. 239-240). Прошу понять правильно: взгляды, особенно политические, - дело сугубо личное. И мы на них не покушаемся. Мы просто пытаемся выяснить, признаком какого проекта является вся эта сумма фактов.

И если оставаться в рамках реальности, называя вещи своими именами, то получается, что речь идет о «европейском проекте» того же Андропова. Вышедшем, как помним, из недр знаменитого пятого главка Ф.Д. Бобкова, боровшегося против диссидентов и цеховиков и «успешно» породившего в ходе этой «борьбы» как сборище мракобесов из «ДемРоссии», так и нынешнюю олигархию, в значительной мере являющуюся порождением «голубого лобби», свившего гнездо в горбачевском ЦК ВЛКСМ. И вот ведь что интересно: сам Коржаков неоднократно упоминает, что он из охранной «девятки», входившей в структуру третьего главка Г.К. Цинева, находившегося с пятым, да и с самим будущим генсеком, в непримиримой конфронтации. По некоторым данным, она в свое время стоила жизни куратору обоих главков С.К. Цвигуну. И что получается на выходе, если принять во внимание сей примечательный факт? Что внутри «тройки» были сильные настроения в пользу «пятерки»? Оставляя в стороне коллизии с мюнхенским НТС, проекцией которого являлось диссидентское движение в СССР, тем не менее зададимся вопросом, как это понимать? И если это так, то должен ли живущий в стеклянном доме бросаться камнями?

О каких «камнях» идет речь?

О Ельцине в книге много и на каждой странице. О Владимире Путине – лишь эпизодически, но в отличие от коржаковского патрона, живого места в этой эпизодичности на нем не остается. Здесь и кооператив «Озеро» с «набежавшими в него ротенбергами» (С. 66). И 14-й корпус Кремля, из ремонта которого вытянули все, что могли, а потом снесли (С. 69-70). И сокрушения по поводу отставки «альтернативного преемника» Примакова (С. 83), лояльность которому резко диссонирует с его горбачевским происхождением и тем наследством, что он оставил как во внешней политике, так и во внутренней. Почему-то забывается, например, что «правая рука» Примакова – Юрий Маслюков, – будучи приближенным к руководству КПРФ, совмещал вице-премьерство в правительстве Кириенко с ответственностью за формирование партийной финансовой базы к выборам 1999 года, и дефолт ему в этом отнюдь не помешал. Есть в книжке и про «страх» нынешней власти перед своим народом» (С. 226). И про удушение демократии и сползание к авторитаризму» тоже есть (С. 230), что особенно пикантно, ибо по генералу Лебедю, которого автор особо не привечает, «генерал-демократ – что еврей-оленевод». И про «телевизор, побеждающий холодильник» (С. 231) – тезис, текстуально воспроизводящий памятные измышления некоего Гонтмахера, в прошлом высокопоставленного чиновника либерального «экономического блока» в правительстве, который в книжке нещадно критикуется, но с которым всякий раз находятся «точки соприкосновения», как только речь заходит о Путине или о коммунистах. И про участие в определенной роли в «коллективном употреблении» с Собчаком (С. 222-223) с последующими «державными», но многословными рассуждениями о судьбах российской государственности.

Однако главное, что собственно и составляет тот самый «месседж», о котором я упомянул в начале материала, - «Путин как выдвиженец семьи», с многочисленными подробностями того, «как это было» (С. 197-198, 214-215 и т.д.). Но лишь с эпизодической констатацией того, что после 2012 года «семья» была брошена, и пути разошлись (С. 53-54, 280).

Правда, читатель, бывает полной, а бывает половинчатой. Это как раз последний случай. Вспомним еще одну книжку, автором которой является известный в узких кругах полковник Сергей Кривошеев из спецслужб. Название - «Дорога номер пять» (Подольск: Информация, 2007. – 141 с.). Прототипом Путина в ней показан Сергей Гусев, офицер ФСБ и предприниматель, работающий под прикрытием в некоем областном центре Северске. И полная правда заключается в том, что фронда силовиков и лично Коржакова с «семьей» при всевластии последней была во многом формальной. Или «до определенного предела». Именно это, кстати, и доказала его отставка после истории со знаменитой «коробкой из-под ксерокса». Это был выстроенный на ельцинском антикоммунизме, то есть на отказе от собственного первородства в пользу чечевичной похлебки, диалектический, но временный, ситуативный и конъюнктурный симбиоз «единства и борьбы противоположностей». «Огонь и воду» с Ельциным Коржаков действительно прошел, в этом к нему не придерешься. Но до чего же ему не хватает «медных труб»! Это видно далеко не только  по этой книжке.

И спекуляции вокруг «семейного» утверждения, как и «несыгранной» роли будущего президента в «деле Скуратова», как представляется (подчеркиваю, это мое личное мнение), прикрывают то важное обстоятельство, что достичь данного рубежа выходец из спецслужб мог только по протекции своих же силовиков. И если так, то «месседж» с полным «переведением стрелок» на «семью» может быть нужен только для того, чтобы откреститься от своего собственного участия в этом проекте, а заодно, не исключено, попытаться под шумок продвинуть новый проект. Иначе привязку упомянутого появления книжки аккурат к президентским выборам расценить трудно. Сначала Юрий Скоков, затем поучаствовавший в «свержении» Коржакова генерал Лебедь… Потом пришел Владимир Путин, и сейчас некоторые представители силового блока, биографии которых уходят корнями в ельцинскую эпоху, похоже, что вновь заинтересованы в «переменах», которые уже провозглашены «придворным» ВЦИОМом, едва ли не больше, чем выходцы из самой «семьи», объявившие Владимиру Путину войну на уничтожение еще осенью 2011 года, когда выпустили сначала на Театральную, а затем на Болотную площадь толпы «несанкционированных» демонстрантов.

Как далеко готов зайти этот причудливый альянс, прекрасно осознающий, что досрочная смена власти в нынешней обстановке есть кратчайший путь к окончательному разгрому страны в противостоянии с Западом и ее разложению и повторному распаду, видимо, выяснится лишь эмпирическим путем. Интрига, конечно, завораживает, и многократное переиздание книжке Коржакова, видимо, обеспечено. Только вот подумали ли сеющие ветер, что страна от него вполне может пожать бурю, - очень большой и серьезный вопрос. Нам же надлежит, усвоив уроки 1917 и 1991 годов, осознать, что «не все золото, что блестит», что процесс вызревания нового в старом отнюдь не быстрый, и придав ему искусственное ускорение, можно не просто совершить фальстарт, а направить развитие страны из этой «точки бифуркации» в направлении, противоположном от того, куда она может пойти естественным путем. Не хватит ли нам подобных волюнтаристских трансформаций, да и просто экспериментов, живо напоминающих август 1991 года, за который автор представляемого бестселлера, разумеется, даже не подумал покаяться?..

http://zavtra.ru/blogs/besi_i_besenyata?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Ответственный редактор Беспалов М.Г.
Председатель редколлегии Кузнецов С.М.

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.