wrapper

Пятница, 26 января 2018 00:00 Прочитано 449 раз

Причины строительства закрытых населенных пунктов на Урале и особенности заселения их жителями

 

Кузнецов Виктор Николаевич – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук.

 

Одной из важнейших задач по созданию ядерного оружия была задача выбора региона страны, в котором необходимо было разместить объекты будущей атомной промышленности.

Промышленные площадки под строительство объектов должны были отвечать многим специфическим условиям. К выбору такого региона подошли очень ответственно. Были учтены как по геополитические, климатические, так и геологические критерии. В необходимом количестве должны была быть вода, развитая инфраструктура и достаточное удаление от границ государства.

Всем этим условиям в значительной степени отвечал Урал. За годы индустриализации и в период войны он превратился в крупнейший промышленный район страны. На базе построенных до войны и эвакуированных в военное время предприятий была создана мощная оборонная промышленность. В годы войны Народный Комиссариат боеприпасов и Народный Комиссариат танковой промыш­ленности находились в г. Челябинске. Народные комиссары Б.Л.Ванников и В.А.Малышев хорошо знали потенциальные возможности многих предприятий Урала, и они использовали их, когда встали во главе атомного проекта.

За годы войны на Урале сформировались трудовые коллективы, состоящие из квалифицированных кадров и способные решать задачи в экстремальных условиях. Они и стали основными поставщиками рабочих и инженерно-технических работников для строящихся предприятий атомной промышленности. Кроме того, Урал отвечал и другим требованиям, выдвигаемым при создании специфических производств.

Размещение центров передовой науки и техники в удаленных, часто совершенно необжитых уголках страны диктовалось рядом факторов, которые и обусловили их формирование как строго засекреченных. К числу этих факторов можно отнести:

В первую очередь – это наличие крупных водоемов пресной воды, предназначенной для охлаждения горячей активной зоны атомных реакторов, и достаточной речной сети для сброса отходов радиохимического производства.

Во вторую очередь – существование развитой сети железных дорог и транспортных магистралей, связывающих Урал с другими регионами, в том числе и с Центром. Это обстоятельство диктовалось необходимостью доставки огромного потока грузов на строительные площадки.

В третью очередь – относительная близость крупных индустриальных центров с развитой промышленной инфраструктурой давало возможность перераспределять материальные и людские ресурсы, концентрируя их на стратегически важных направлениях строительства новой отрасли.

В четвертую очередь – в связи с тем, что специфика технологических процессов и характер   проводимых   работ   не   исключали   возможности возникновения крупных техногенных аварий, связанных с выбросом радиоактивных веществ, необходимо было предусмотреть возможность создания безопасных условий для населения, проживающего за пределами этих закрытых объектов (как известно такая авария произошла 29 сентября 1957 г. на Государственном химическом заводе имени Менделеева (ныне Производственное объединение «Маяк»).

В пятую очередь – требовалось обеспечить соответствующий режим секретности проводимых работ, для чего необходимо было не только соблюдать их скрытность, но и в максимальной степени ограничить контакты работников этих институтов и предприятий с гражданами, не имевшими отношения к этим работам.

В шестую очередь – необходимо было рассредоточить по территории страны ядерные центры в целях их максимальной неуязвимости в случае возникновения военной угрозы и возможности дублирования функций.

Наконец, Урал обладал богатейшими природными ресурсами, в том числе и топливно-энергетическими, которые были необходимы для бесперебойного снабжения новых энергоемких объектов электроэнергией. Выбор территории Урала давал и другие преимущества, но при всем при этом он обеспечивал главное условие реализации атомного проекта – высокий уровень секретности проводимых работ.

В предгорьях Уральского хребта имелось немало глухих уголков природы, которые были удалены от больших жилых массивов, и где можно было «спрятать» любое производство.

С начала строительства и до настоящего времени закрытые населенные пункты при предприятиях атомной промышленности были не похожими на другие города Советского Союза: контрольно-пропускная система, колючая проволока по всему периметру вокруг них, строгий режим сохранения государственной тайны для всех жителей. Такие населенные пункты не были обозначены на географических картах, ни один дорожный знак не указывал направление проезда к ним. Внутрь таких закрытых населенных пунктов иногородним гражданам можно было попасть только по специальным разрешениям, после проверки анкетных данных органами государственной безопасности.

История уральских атомных городов начиналась с принятия Советом Народных Комиссаров СССР постановлений № 3007-892сс и № 3008-893сс от 1 декабря 1945 г.[1] о строительстве заводов № 813[2] и № 817[3]. Одновременно со строительством этих заводов было запланировано строительство жилых поселков.  Процесс строительства этих населенных пунктов, происходил первоначально без четко определенной стратегии и без генеральных планов. Это подтверждает то, что через 10 месяцев после принятия решения о строительстве при заводе № 817 жилого поселка на 1300 жителей, 30 сентября 1946 г. было принято Постановление СМ СССР № 2216-909сс, в котором запланирован поселок уже на 2000 жителей. Для завода № 813 было запланировано построить жилой поселок улучшенного типа на 1500 человек работающих с членами их семей[4]. К началу 2000-х гг. в этих населенных пунктах жили уже более 90 тыс. чел. жителей.

В целях строительства третьего предприятия на Урале – завода № 814,[5] было подписано Постановление Совета Министров (СМ) СССР от 19 июня 1947 г.  № 2140-562сс/оп «Вопросы завода № 814».[6] В указанном постановлении при заводе № 814 отдельного жилого поселка строить не предусматривалось т.к. размещение завода было спроектировано на окраине рабочего поселка Нижняя Тура, Исовского района Свердловской области, в котором предполагалось разместить всех его работников. Однако в сентябре 1951 г. правительством было принято решение о строительстве отдельного жилого поселка при заводе, который через пять лет получил статус города областного подчинения.

Это еще раз подтверждает тезис, что у руководителей атомного проекта на период создания новой отрасли не было четкого представления относительно перспектив ее развития, а жилые поселки намечали построить только для эксплуатационного персонала предприятий.

Более того, какого-либо опыта создания подобных поселений вообще не было. Что касается десятков тысяч строителей, занятых на сооружении ядерных промышленных объектов и жилых поселков, то их рассматривали в качестве временных жителей. Они должны были построить атомные предприятия и поселки для эксплуатационного персонала, а затем покинуть эти запретные места.

Строителям разрешалось сооружение исключительно временного жилья, отдельно от жилых поселков атомщиков, в строго ограниченном объеме, которое после завершения строительства подлежало сносу. Численность только работающих в строительно-монтажных коллективах, без учета членов их семей, по состоянию на 1 июля 1947 г. на стройплощадке завода № 817 составляла 42 тыс. чел. Впервые годы, как военные, так и вольнонаемные строители жили в бараках, палатках, щитовых домиках и юртах, или с подселением в соседних населенных пунктах.

Вскоре после начала процесса создания атомной промышленности все первоначальные планы пришлось менять коренным образом. Начавшаяся в конце 1940-х–начале 1950-х гг. гонка ядерных вооружений потребовала сооружения новых ядерных объектов, увеличения их мощности, что влекло за собой привлечение больших контингентов работников. На строительство новых мощностей атомных предприятий, а также жилых поселков были направлены дополнительные кадры строителей. Одновременно со строителями на сооружаемые производственные объекты мобилизовывались кадры специалистов и ученых.

В первые годы строительства атомных объектов, вместе с спецпереселенцами, трудармейцами и вольнонаемными трудились и заключенные исправительно-трудовых лагерей, специально организованных для ускорения их ввода в эксплуатацию и создания инфраструктуры жилых поселков. Заключенные являлись важной составной частью общей системы строительных организаций и были основной рабочей силой, занятой на возведении жилых поселков. Целые участки будущих улиц, зданий обносили колючей проволокой, как говорили в то время, «делали зону», в которой под охраной стрелков военизированной охраны и работали заключенные.

 В целях сохранения государственной тайны на строительстве и монтаже особо важных объектов в постановлении от 25.09.1948 г. № 3573-1433сс/оп СМ СССР посчитал необходимым привлечь проверенные кадры рабочих, сформированные в военно-строительные батальоны из состава Вооруженных сил СССР. На строительство завода № 817 было направлено 15 тыс. чел, на строительство завода № 813 – 10 тыс. чел, на строительство завода № 814 – 6 тыс. чел.[9]

По замыслу руководителей атомного проекта СССР для эксплуатационного персонала предприятий и научной элиты необходимо было создать в таежной глуши необходимые жилищные условия для того, чтобы они не испытывали социально-бытовых трудностей, а весь свой творческий потенциал направляли на скорейшее создание ядерного оружия.

Научные, инженерно-технические работники и рабочие вербовались для отправки на объекты атомной отрасли по всей стране. Набор специалистов и выпускников высших и средних учебных заведений проводился как на добровольной основе, так и по направлениям партийных и комсомольских органов по так называемым путевкам.

СМ СССР обязывал[7] республиканских и областных партийных руководителей отбирать на предприятиях и в учебных заведениях инженерно-технических работников и высококвалифицированных рабочих, выпускников престижных институтов и техникумов, по соответствующим разнарядкам с обеспечением надлежащей секретности. Отбор производился под руководством ответственных работников Центрального Комитета Всесоюзной Коммунистической Партии большевиков (ЦК ВКП(б)). После проверки анкетных данных сотрудниками Министерства государственной безопасности СССР будущие атомщики направлялись в распоряжение Первого главного управления (ПГУ) при СМ СССР[8]. Работников на вспомогательные и неквалифицированные работы набирали в близлежащих населенных пунктах.

Несмотря на то, что СМ СССР жестко ставил вопрос об ответственности руководителей ПГУ и директоров заводов в обеспечении надлежащими жилищными и культурно-бытовыми условиями прибывающих работников, и членов их семей, им пришлось переносить в первые годы работы многие жизненные невзгоды, что вызывало справедливые жалобы и нарекания. А самое главное, это ставило под угрозу их успешную работу по пуску и освоению сложного и опасного ядерного производства. Многие работники, несмотря на предупреждения о нехватке жилья, приезжали с семьями и маленькими детьми. Возникали серьезные проблемы с медицинским обслуживанием, обеспечением детскими яслями и садами, школами.

Проекты жилых поселков разрабатывались выездными бригадами специалистов Ленинградского проектного института (ныне ВНИИПИЭТ). В составе этих бригад работали ленинградские архитекторы и проектировщики гражданского строительства. Они занимались преимущественно привязкой домов к местности и решением вопросов, возникающих по ходу строительства на месте. Многие жилые дома, здания культурно-бытового назначения, а также улицы, построенные в закрытых городах, одинаковы и похожи друг на друга. На территориях, отведенных под строительство жилых поселков, чтобы максимально сохранить окружающую природу, деревья вырубались только под фундаменты домов и будущие улицы. На заболоченных участках прокладывались лежневые дороги.

Первая проектная документация по объемам жилищного строительства поселка завода № 817 начала поступать еще в середине 1946 г., не в полной комплектности, что не позволяло развернуть строительные работы в соответствии с утвержденным графиком. Серьезной помехой в выполнении планов строительства было то, что зачастую строителей на основании приказов вышестоящих руководителей переводили с работ в жилых поселках на сооружение производственных объектов. К лету 1948 г. сложилась критическая ситуация с обеспечением жильем работников строящихся атомных городов. Ко времени пуска первого промышленного атомного реактора на заводе (с 1 декабря 1947 г. комбинат) № 817 ввели в эксплуатацию жилые помещения только барачного типа, отдельные брусчатые и щитовые дома.

Проектирование и строительство населенных пунктов при атомных объектах представляло собой довольно сложную проблему. Приходилось учитывать массу различных факторов, нередко далеких от градостроительства и архитектуры. С одной стороны жилые поселки атомщиков должны были стать настоящими городами, но одновременно функционировать в условиях жесткого режима, строгой изолированности от внешнего мира. Учитывались также экологические факторы и потенциальная вероятность ядерной бомбардировки. Ведь было известно, что в случае войны закрытые города, атомный комплекс подвергся бы ракетно-ядерной атаке одними из первых в стране.

Процесс строительства жилья на объектах атомной промышленности вызывала определенное беспокойство у партийных органов Челябинской и Свердловской областей. Так, на закрытом заседании бюро Челябинского обкома ВКП (б) 18 июня 1948 г. был обсужден вопрос «О ходе жилищного и социально-бытового строительства на комбинате № 817». Бюро Свердловского обкома ВКП (б) на своем закрытом заседании также заслушало руководителей строительства о состояния жилищного строительства на заводе № 814[10]. Активное вмешательство областных комитетов партии в ускорение темпов жилищного строительства принесло определенные положительные результаты. Так, на 1 сентября 1948 г. на стройплощадке комбината № 817 строители ввели в эксплуатацию 22627 м2 жилплощади, а на заводе № 813 около 15000 м2. При этом качество строительства жилья и объектов соцкультбыта оставалось низким.

Таблица 1

Численность населения жилых поселок предприятий атомной промышленности на Урале

№ завода

Количество жителей на 20.12.1952 г. (чел)

Планировалось количество жителей на конец 1953 г. (чел)

817

31 200

34 700

813

21 972

34 000

418

10 848

14 588

Источники: Атомный проект СССР. Документы и материалы, Т. 2. Атомная бомба. 1945-1954. Москва - Саров, 2005. Кн. 5. С. 778.

 

Уже в начале 1950-х гг. в уральских ядерных центрах на 100 рабочих приходилось в среднем около 30 инженеров и техников, что превышало общероссийские показатели более чем в два-три раза. Населенные пункты атомной отрасли за относительно короткий срок превратились в сосредоточие ученой элиты, высокопрофессиональных специалистов и рабочих.

Указом 17 марта 1954 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 марта 1954 г. населенные пункты при заводах Министерства среднего машиностроения СССР были преобразованы в города областного подчинения и рабочие поселки. Населенный пункт комбината № 813 был преобразован в город областного подчинения Ново-Уральск (ныне г. Новоуральск), населенный пункт комбината № 817 был преобразован в город областного подчинения Озерск, населенный пункт завода № 418 (до 13 октября 1951 г. завод № 814) был преобразован в город областного подчинения Лесной, населенный пункт завода № 933 был преобразован в рабочий поселок Трехгорный. Строительство еще одного закрытого города на Урале – Снежинска (Челябинск-70) началось в 1955 г.

Установленные официальные наименования закрытые города носили до середины 1960-х гг., после чего, вплоть до января 1994 г., атомные города, с целью обеспечения режима сохранения государственной тайны, именовались по нумерации почтовых отделений, закрепленными за этими населенными пунктами - Челябинск-40 (65), Челябинск-70, Свердловск-44 и Свердловск-45, Златоуст-20 (36).

Законом РФ «О закрытом административно-территориальном образовании» от 14 июля 1992 г. № 3297-1 десяти закрытым городам Минатома России был установлен статус закрытого административно-территориального образования (ЗАТО), а Распоряжением правительства РФ от 04.01.1994 г. № 3-р населенным пунктам, расположенным в закрытых административно-территориальных образованиях были восстановлены ранее установленные географические названия: Озерск, Новоуральск, Лесной, Трехгорный и Снежинск.

Таблица 2

Численность населения закрытых городов Урала (тыс. чел)

Наименование ЗАТО

Численность населения на 01.01.1997 г.

Численность населения на 01.01.2001 г.

Численность населения на 01.01.2013 г.

Лесной (Свердловская область)

54,5

54,5

52,2

Новоуральск (Свердловская область)

94,8

94,3

84,4

Озерск (Челябинская область)

87,9

87,3

80,7

Снежинск (Челябинская область)

47,7

48,6

49,2

Трехгорный (Челябинская область)

30,9

31,0

33,0

Источники: Численность населения Российской Федерации по городам, поселкам городского типа и районам на 1 января 1997 г. М., 1997, Численность населения Российской Федерации по городам, поселкам городского типа и районам на 1 января 2001 г. М., 2001., сайты администраций городских округов Озерск, Новоуральск, Лесной, Трехгорный и Снежинск.

Таким образом, вместо изначально намеченных небольших жилых поселков при заводах, в ранее глухой необжитой людьми местности, стали со временем формироваться целые города атомщиков, население которых к концу 1990-х гг. насчитывало от 30 до 95 тыс. человек. Необходимо отметить, что в США также создавались подобные нашим «закрытые города», такие как Оак Ридж (Ок-Ридж), Лос Аламос, Канзас Сити, Айкен, Денвер и другие.

В настоящее время на Урале ЗАТО Росатома составляют обособленный и замкнутый ядерно-оружейный комплекс, объединивший в себе самые современные теоретические, конструкторские и производственные составляющие от обогащения и производства урана-235 и плутония-239, до сборки ядерных боеприпасов. Атомные города создавались в условиях режима строгой секретности как элитарные, изолированные от внешнего мира поселения: в них высок уровень производственной и социокультурной инфраструктуры. За десятилетия изолированной жизни в каждом из поселений сформировались свой микроклимат, особая ментальность населения.

Создание таких закрытых городов было оправданным, что позволило сохранить военно-стратегический паритет и не допустить третьей мировой войны. Задачи по созданию отечественного ядерного оружия и его совершенствованию и в настоящее время решаются на высоком научно-техническом уровне.

В настоящее время принимается комплекс государственных мер по сохранению научно-производственного и интеллектуального потенциала, сосредоточенного на предприятиях атомной отрасли, и созданию на базе ЗАТО территорий опережающего социально-экономического развития, как базовых элементов современной инновационной экономики.

 

  1. Атомный проект СССР. Документы и материалы. / Под общ. ред. Л.Д. Рябева. Т. 2., Атомная бомба. 1941-1954. Кн.2. Москва - Саров. 2000, С. 73, 74, 83-85, 192-197, 202-207.
  2. Завод № 813 по обогащению урана-235 газодиффузионным методом, расположен в г. Новоуральске (Свердловск-44), Свердловской области.
  3. Завод № 817 по обогащению плутония-239 в уран-графитовом реакторе, расположен в г. Озерске (Челябинск-40), Челябинской области.
  4. Атомный проект СССР. Документы и материалы. / Под общ. ред. Л.Д. Рябева. Т. П., Атомная бомба. 1941-1954. Кн.2. Москва - Саров. 2000, С. 196, 206.
  5. Завод № 814 по обогащению урана-23м электромагнитным методом, расположен в г. Лесном (Свердловск-45), Свердловской области.
  6. Атомный проект СССР. Документы и материалы, Т. 2. Атомная бомба. 1945-1954. Москва - Саров, 2002. Кн. 3. С. 213-214.
  7. Атомный проект СССР. Документы и материалы, Т. 2. Атомная бомба. 1945-1954. Москва - Саров, 2003. Кн. 4. С. 186-188.
  8. Первое главное управление при Совете Министров СССР непосредственно осуществляло процесс реализации государственной программы создания ядерного оружия.
  9. Атомный проект СССР. Документы и материалы, Т. 2. Атомная бомба. 1945-1954. Москва - Саров, 2003. Кн. 4. С. 156-158.
  10. Кузнецов В.Н. Общественно-политическая жизнь в закрытых городах Урала. Первое десятилетие. Екатеринбург, 2003. С. 46.

 

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Ответственный редактор Беспалов М.Г.
Председатель редколлегии Кузнецов С.М.

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.