wrapper

Воскресенье, 02 декабря 2018 00:00 Прочитано 88 раз

-Товарищ полковник, а у вас сколько наград? -Тридцать две. -А у меня сорок восемь. Мне их что, на попу вешать?

К нам в часть прибыл для прохождения дальнейшей службы новый начальник штаба подполковник Белый Николай Николаевич. Буквально на следующий день после своего прибытия в часть, подполковник Белый пошел вместе с дежурным по части знакомиться с жизнью и бытом солдат части.

Но тут его ждал сюрприз. Входит в казарму первой батареи, дежурный ему докладывает: «Товарищ подполковник, за время моего дежурства по батарее никаких происшествий не произошло. Дежурный по батарее младший сержант Серый». Подполковник Белый и ухом не повел. Заходят в следующую казарму. Следует доклад и …. «… Дежурный по батарее старший сержант Красный». Дежурным по третьей батарее оказался сержант по фамилии Черный.

- А какого цвета дежурный по четвертой батарее? – Спрашивает подполковник Белый у сопровождающего его дежурного по части.

- Не знаю, товарищ подполковник, - отвечает дежурный по части, - но, наверное, тоже цветной….

Надо сказать, что у командира полка полковника Картузова был бзик. Он очень любил свою парадную форму с многочисленными орденами, медалями и значками. Даже значок «Судья по спорту» пристроил на китель где-то в районе пупка. А у начальника штаба не было на кителе ни одной планки. Подполковник и без планок – странно.

Тут случилось в штабе дивизии торжественное собрание. Приглашались все в парадной форме одежды при всех регалиях. Картузов решил персонально передать приглашение на торжество своему новому начальнику штаба. Выходя из кабинета начштаба Картузов остановился в дверях и, выразительно глядя на свои многочисленные планки, сказал: «Николай Николаевич, вы только оденьтесь поприличнее. Вы ж понимаете?».

Перед началом мероприятия участники кучковались в фойе Дома офицеров. Картузов стоял в компании генералитета, что-то оживленно обсуждая. И тут мимо проходит новый начальник штаба, а на парадном кителе ни одной медали. Картузов решил выпендриться перед старшими товарищами, останавливает начальника штаба и говорит: «Николай Николаевич, я же вас просил одеться поприличнее, ну что же вы без наград? Если у вас их мало, я бы мог с вами поделиться…». И гордо выпятил грудь. Подполковника Белого как будто варом обдало:

- Товарищ полковник, а у вас сколько наград?

- Тридцать две, а что?

- Вот видите, тридцать две, а их вам вешать некуда. А у меня их сорок восемь! Что я их на ж*пу повешу что ли? – И выразительно двумя ладонями похлопал себя по ягодицам.

На следующее утро Картузов у себя в кабинете изучал личное дело нового начальника штаба. Оказывается войну он начал в 1941-м рядовым разведчиком, а окончил в 1945-м майором, командиром отдельного разведбата. К чести его надо сказать, что на кителе у него было две желтые и три красные нашивки. Шутил: «За четыре года войны прошел от рядового до майора, а за все послевоенные годы выслужил еще одну звезду и стал подполковником».

С первых же дней новый начальник штаба сразу вписался в коллектив. Как говорят, «пришелся ко двору». Было в нем что-то неуловимо душевное и теплое. Не прошло и месяца, как подполковник Белый приступил к выполнению своих обязанностей, как приключилась в части такая история. До прибытия подполковника Белого в часть, обязанности начальника штаба исполнял помначштаба один.

На техника-лейтенанта Зимова, после трех лет службы направили представление на присвоение ему очередного воинского звания - старший лейтенант. Пока документы добирались до верхов, лейтенант Зимов со товарищи учинил в местном ресторане пьяный дебош. Дело дошло до того, что они пьяненькому полковнику - танкисту натянули папаху на уши. Короче говоря, всех повязал патруль.

Дело приняло дурной оборот, и состоялся офицерский суд чести, на котором было вынесено решение о снижении лейтенанта Зимова в воинском звании на одну ступень, то есть разжаловать его до младшего лейтенанта. Представление, как и положено, пошло наверх.

И тут приходит приказ о присвоении лейтенанту Зимову очередного воинского звания старший лейтенант. А спустя несколько недель приходит приказ, что по ходатайству офицерского суда чести лейтенанта Зимова понизить в воинском звании на одну ступень, до младшего лейтенанта.

Встречает Зимова командир полка, смотрит, а у него на погонах три звездочки.

- Ты почему звездочки с погон не снял? Ведь тебя разжаловали!

- Никак нет, товарищ полковник, никто меня не разжаловал

- Да как же так, я сам приказ читал.

- Никак нет, товарищ полковник. Тот приказ меня не касается.

- А ну, пойдем со мной в штаб. Там разберемся.

Вызвал ПНШ один, тот принес приказ

- Вот читай!

 

- Правильно, товарищ полковник, тут написано «лейтенанта Зимова» а вы прочитайте предыдущий приказ, в котором мне присвоили звание старшего лейтенанта. На дату подписания второго приказа, я был уже старшим лейтенантом, а этот приказ касается какого-то лейтенанта Зимова. Неувязочка получается.

Полковник Картузов еще раз перечитал приказы, долго чесал затылок и вызвал к себе нового начальника штаба. Охарактеризовав ситуацию спросил:

- Что делать будем?

- А делать ничего не надо. Зимов прав. Второй приказ ни о нем.

- Так ведь надо сообщать наверх…. И тогда начнется….

- Ничего никому сообщать не надо. Они уже давно о Зимове забыли. А Зимов что, плохой офицер?

- Да нет, до сих пор замечаний не имел.

- Ну вот, пусть ходит старлеем. Тем более, как вы говорите, тот полковник был танкистом. (Между ракетчиками и танкистами в гарнизоне шла война местного значения).

На том и порешили. А о новом начальнике штаба солдатики стих сочинили:

«Самый мудрый, самый смелый

Подполковник Коля Белый».

Но, как говорится, «в тихом омуте черти водятся». В ведении начальника штаба была, как водится секретная часть, а библиотекой секретной части заведовал старшина сверхсрочник. Этот старшина в полку считался заслуженным фронтовиком, много рассказывал о войне и как он тогда геройствовал. Орденов и медалей было…. Одним словом настоящий герой. И надо же такому случиться, что начальник штаба в коридоре в первые же дни столкнулся со старшиной.

Говорят, что старшина, увидев нового начальника штаба, даже побледнел. Начальник штаба узнал этого старшину! Оказывается, тот всю войну просидел писарем в наградном отделе штаба армии. Ни на какой передовой он не был и все, что он рассказывал о своих боевых приключениях – стопроцентное враньё. Наградных листов начитался.

Начальник штаба пошел к полковнику Картузову посоветоваться. Понятно, что наградные документы подавались и подписывались списками, а что мешало писарю наградного отдела внести в наградной список и себя, любимого?

Картузов вместе с начальником штата, изучив документы старшины, приняли решение. Старшине до пенсии оставалось полгода. И вот пришел приказ: «Старшину сверхсрочной службы такого-то уволить по достижению предельного возраста. Объявить благодарность и присвоить очередное звание «младший лейтенант».

Говорят, что со старшиной творилось что-то невообразимое. То ли повеситься хотел, то ли застрелиться. Вот так Картузов со своим новым начальником штаба сработались.

Историю прислал Дед Митрий

29.11.18

https://zen.yandex.ru/media/ru...

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Ответственный редактор Беспалов М.Г.
Председатель редколлегии Кузнецов С.М.

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.