wrapper

Пятница, 25 января 2019 00:00 Прочитано 624 раз

Криминогенная обстановка в закрытых городах Урала и деятельность общественных организаций и правоохранительных органов по поддержанию социалистической законности

Криминогенная обстановка в закрытых городах Урала складывалась из нарушений трудовой дисциплины на предприятиях и в учреждениях, нарушений воинской дисциплины в подразделениях внутренних войск и ВСЧ, нарушений общественного порядка и уголовных преступлений, за которые была предусмотрена административная и уголовная ответственность.

Несмотря на то, что отбор граждан для работы на предприятиях и в организациях атомной отрасли был очень тщательный, проблемы и явления, характерные для того времени, не могли не проявляться и в этих обособленных населенных пунктах.

Состояние трудовой дисциплины на предприятиях было предметом особого внимания политотделов и первичных партийных организаций. Партийные организации, созданные по подразделениям, уже в первый год работы рассматривали вопросы трудовой дисциплины как самые актуальные, требующие постоянного контроля[1].

Наиболее распространенными нарушениями трудовой дисциплины на объектах атомной промышленности были прогулы, опоздания на работу, употребление спиртных напитков на работе и в быту, хулиганство. В тот период опоздания и прогулы рассматривались как уголовно наказуемые деяния. Ответственность за такие нарушения трудовой дисциплины была предусмотрена в Указе ПВС СССР от 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Указом установлено, что за прогул без уважительной причины рабочие и служащие государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений предаются суду и по приговору народного суда караются исправительно-трудовыми работами по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием из заработной платы до 25 %.

Особым видом нарушений, характерных только для предприятий ПГУ, было дезертирство. Работники, не имея возможности выйти из «зоны» и считая такие ограничения «заключением», без снятия с учета уезжали за  пределы предприятий. Их поиском занимались органы государственной безопасности, на дезертира заводилось уголовное дело, при поимке их привлекали к уголовной ответственности.

На самом режимном объекте, имевшем чрезвычайную важность, – Государственном  химическом заводе (ГХЗ) им. Д.И.Менделеева (комбинат № 817) состояние трудовой дисциплины оценивалось как неудовлетворительное. Особую тревогу у руководства политуправления вызывали прогулы. Только за первое полугодие 1950 г. в одном «хозяйстве» Алексеева  ГХЗ было зафиксировано 162 нарушения трудовой дисциплины. Среди нарушителей было 33 коммуниста, 24 комсомольца и 85 ИТР. Из числа нарушителей 33 чел. осуждены, из них 6 коммунистов, в том числе и секретарь цеховой партийной организации, и 4 комсомольца[2].

Аналогичная ситуация с трудовой дисциплиной сложилась и в других хозяйствах ГХЗ[3]. За пять месяцев 1951 г. в ремонтно-строительном цехе было допущено 32 нарушения, столько же, сколько за весь 1950 г. В 1951 г. семь мастеров из восьми, три начальника участка из четырех были привлечены к дисциплинарной ответственности[4].

Ситуация с трудовой дисциплиной серьезно беспокоила и  директора ГХЗ Б.Г.Музрукова. 14 марта 1951 г. он выступил на заседании политотдела с докладом «О либеральном отношении партийных организаций к фактам грубого нарушения трудовой и производственной дисциплины». В жесткой форме было отмечено, что партийные организации не выносят на обсуждение партийных собраний факты нарушения трудовой и производственной дисциплины, не спрашивают с «разгильдяев» и дезорганизаторов производства, не воспитывают коллективы в духе непримиримости к недостаткам[5].

По итогам обсуждения политотдел завода предупредил руководителей «хозяйств» о привлечении их к партийной ответственности в случае непринятия решительных мер по укреплению трудовой дисциплины.  Руководители подразделений, секретари партийных и комсомольских организаций должны были провести целый комплекс мероприятий по борьбе с фактами аморального поведения работников. В свою очередь политотдел завода взял на себя решение вопросов, не зависящих от руководителей «хозяйств», и спланировал мероприятия по оказанию им помощи[6].

В начале 1950-х гг. правительством страны было принято решение о смягчении ответственности за нарушения трудовой дисциплины. Указом ПВС СССР от 14 июля 1951 г. уголовная ответственность за прогулы, за исключением неоднократного и длительного прогула, заменена на дисциплинарную и общественную ответственность. Хозяйственным руководителям и общественным организациям были предоставлены более широкие права по укреплению трудовой дисциплины на предприятиях и организациях.

Однако после отмены уголовной ответственности за прогулы вместо ожидаемого улучшения состояние дисциплины на предприятиях ухудшилось. Политотдел предложил директору ГХЗ Б.Г.Музрукову провести с руководителями подразделений совещание и потребовать наведения порядка с трудовой дисциплиной[7].

Положение с преступностью и трудовой дисциплиной на ГХЗ не улучшилось и в последующие два года. Только за 1953 г. было зарегистрировано 111 случаев хулиганских проявлений в общественных местах. К уголовной ответственности за хулиганство во втором полугодии 1953 г. привлечено 60 чел., из них работавших на заводе и в обслуживающих его организациях – 35 чел., военнослужащих ВСЧ – 21 чел. и лиц без определенных занятий и места жительства – 4 чел.

Аналогичное положение с трудовой дисциплиной было и на других уральских предприятиях атомной промышленности. Так, уже в марте 1948 г. прокурор ИТЛ и строительства № 865 И.С. Насекин направил директору завода № 813 А.И.Чурину и парторгу ВКП(б) И.И.Т еселкину представление о многочисленных прогулах и фактах дезертирства, совершенных  работниками предприятия[8]. Подобное представление было направлено в адрес начальника политотдела завода отделом «К» УМГБ по Свердловской области [9].

В последующие два года количество совершенных в жилом поселке завода № 813 преступлений увеличилось. Только в 1950 г. всеми органами следствия было окончено 551 дело в отношении 746 чел., из них 117 чел. осуждено за хищение государственной собственности. В 1951 г. было окончено 532 дела в отношении 657 чел.[10]

Работники политических отделов предприятий и управлений ИТЛ и строительств МВД СССР высказывали озабоченность плохой организацией охраны промышленных площадок, настаивали, особенно с наступлением зимнего периода, на усилении мер пожарной безопасности. Внимание руководителей подразделений обращалось на необходимость исключения фактов контактов вольнонаемных рабочих с заключенными, передачи им спиртных напитков и личной корреспонденции для нелегальной пересылки[11].

8 июля 1952 г. СМ СССР в постановлении № 3072 поручил руководителям предприятий обобщить практику выполнения Указа от 14 июля 1951 г. Такой анализ был проведен, и результаты оказались неутешительными. В спецсуд 100, обслуживающий завод № 813, за 1951-1952 гг. поступило значительно больше дел, чем было принято к производству[12]. Смягчение ответственности не способствовало снижению количества нарушений трудовой дисциплины, а наоборот, их количество увеличилось[13].

Таблица 1

Анализ поступления дел о нарушениях трудовой дисциплины на заводе № 813 и рассмотрения этих дел специальным судом «100»

 

Самовольные уходы с работы

прогулы

Всего

1 половина 1951 г.

27

204

231

2 половина 1951 г.

30

23

53

1 половина 1952 г.

19

58

77

3 квартал 1952 г.

8

20

28

Рассмотрено дел специальным судом:

2 половина 1951 г.

8

23

31

1 половина 1952 г.

19

52

71

3 квартал 1952 г.

14

23

37

Составлено по: ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 5. Л. 76-82.

Из числа осужденных на заводе № 813 в третьем квартале 1952 г. 54% составляла молодежь до 25 лет, а в первом полугодии эта категория работников составила 64%, что свидетельствовало о слабой воспитательной работе с этой категорией. Не снизилось и количество фактов дезертирства. По состоянию на 1 января 1952 г. в розыске находилось 22 чел. Прокурор п/я 44 предложил руководителям завода провести разъяснительные мероприятия по ликвидации нарушений трудовой дисциплины с различными категориями актива с привлечением работников прокуратуры и милиции[14].

                                                                                                                          Таблица 2

Анализ передачи дел в специальный суд «100» в процентном отношении к примененным дисциплинарным и общественным взысканиям[15]

 

1 квартал 1952 г.

2 квартал 1952 г.

3 квартал 1952 г.

всего

Всего случаев трудовой дисциплины:

Из них:

226

216

228

710

Передано в спецсуд

55 (20%)

48 (22%)

29 (12%)

132 (18%)

Передано в товарищеские суды

50 (18%)

31 (14%)

27 (12%)

108 (15%)

Наложено дисциплинарных взысканий

162 (60%)

137 (63%)

172 (75%)

471 (66%)

Составлено по: ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 5. Л. 76-82. 

На заводе № 418 (Свердловск-45) в 1952 г. за совершение хулиганских действий было осуждено 86 чел. В 1953 г. за такие же деяния осуждено 110 чел., из которых 85 чел. – в возрасте до 25 лет, 30 чел. из 110 ранее состояли в рядах ВЛКСМ. Из общего числа привлеченных к уголовной ответственности в 1953 г. 68% – в возрасте от 16 до 25 лет и 26,2% – от 25 до 40 лет[16].

Причиной большинства правонарушений и нарушений трудовой дисциплины на уральских предприятиях атомной промышленности было пьянство. 95% от общего числа привлеченных к уголовной ответственности за хулиганство совершили преступления в нетрезвом состоянии[17].

В виде воспитательных мер на производстве было привлечение к дисциплинарной ответственности и депремирование. Средства общественного воздействия применялись очень редко, и то под давлением со стороны политотделов. Коммунисты и комсомольцы, допустившие нарушения, редко заслушивались в своих организациях. Партийные организации не принимали должных мер по исправлению ситуации. Комсомольские и профсоюзные организации также не проявляли инициативы в работе по созданию атмосферы нетерпимости к нарушителям дисциплины. Плохая организация табельного учета в подразделениях не способствовала фиксации всех случаев прогулов, опозданий на работу, а это означало, что часть нарушителей оставалась безнаказанной.

Политотделы предприятий ежемесячно анализировали состояние трудовой дисциплины в подразделениях, и после выяснения причин заслушивали на своих заседаниях руководителей хозяйств и секретарей партийных организаций с приглашением на них председателей цеховых комитетов и руководящего состава предприятий[18].

Для коренного улучшения работы с молодежью и ликвидации случаев аморального поведения среди молодых рабочих и специалистов политотделы предприятий планировали мероприятия по улучшению досуга. В общежитиях были открыты красные уголки, в комнаты проведено радио, обеспечена бесперебойная радиотрансляция. Кроме того, была организована работа бытовых советов, старост комнат, редколлегий стенных газет[19].

Несмотря на активную работу политических отделов предприятий,  вопросы трудовой дисциплины оставались предметом особого беспокойства политического управления МСМ СССР. Это подтверждает документ политуправления МСМ СССР от 20 марта 1954 г. с грифом «совершенно секретно»: «Об изжитии фактов хулиганства и преступности на предприятиях и объектах МСМ СССР».

Политуправление потребовало от политотделов принять решительные меры по улучшению воспитательной работы среди трудящихся. Особое внимание обращалось на усиление идейно-политического и культурного воспитания молодых рабочих, оказание помощи органам милиции в проведении профилактической работы по предупреждению хулиганства и преступности[20]. Политотделы должны были регулярно докладывать о принятых мерах и состоянии правопорядка[21].

После упразднения политотделов работу по укреплению социалистической законности в закрытых городах возглавили городские комитеты КПСС, избранные в 1956 г. С первых дней им пришлось вплотную заниматься вопросами соблюдения жителями городов требований уголовного и административного законодательства. По вопросам укрепления правопорядка и соблюдения социалистической законности шло тесное взаимодействие с правоохранительными органами.

Так, уже в 4-м квартале 1956 г. прокурором г. Новоуральска (п/я 44) партийным руководителям города и завода была представлена информация о состоянии преступности на обслуживаемой прокуратурой территории.

Таблица  3

Состояние преступности в г. Новоуральске в 1956 г. 

№ п/п

Вид преступления

За VI квартал 1956 г. (человек)

Всего за

1956 г. (человек)

1

Грабежи

-

2

2

Убийства

1

1

3

Причинение тяжких телесных повреждений

2

10

4

Хищение государственного имущества в крупном размере

10

43

5

Хищение государственного имущества (мелкие)

3

14

6

Хищение личной собственности

14

51

7

Спекуляция

2

4

8

Автоаварии

3

11

9

Нарушение техники безопасности

2

9

10

Должностные

-

4

11

Обмер и обвес

-

1

12

Воинские преступления

31

155

13

Хулиганство

15

72

14

Изнасилование

5

8

15

Прочие преступления

9

42

 

Всего

99

428

Составлено по: ЦДООСО. Ф. 5498. Оп. 1. Д. 5. Л. 31. 

Приведенные данные о преступности были составлены по всем организациям и воинским частям гарнизона г. Новоуральска. Наибольшее количество преступлений составляли хищения государственной и личной собственности, а также воинские преступления. Среди опасных преступлений – изнасилования и убийства.

В числе нарушителей общественного порядка в закрытых городах были и члены партии. Горкомы КПСС тщательно разбирались с такими позорными для коммунистов проступками и привлекали виновных к партийной ответственности. Так, ГК КПСС г. Лесного за 1958 г. и первое полугодие 1959 г. привлек к партийной ответственности за злоупотребление спиртными напитками и хулиганство 54 членов партии[22]. Из всех граждан г. Лесного, задержанных за различные нарушения общественного порядка в 1962 г., было 39 коммунистов и 307  комсомольцев, в 1963 г., соответственно, 32 члена партии и 194 членов ВЛКСМ. Из числа всех доставленных в отдел милиции г. Новоуральска в 1959 г. 34 чел. оказались членами КПСС и 91 чел. – комсомольцами[23].

Состояние преступности в стране серьезно беспокоило и центральные органы партии. Так, ЦК КПСС в ноябре 1959 г направил во все партийные организации страны закрытое письмо «О повышении роли общественности в борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка». Горкомы КПСС и все первичные партийные организации провели комплекс мероприятий по обсуждению письма, проанализировали уровень преступности, состояние работы по данному направлению и составили перспективные комплексные планы активизации деятельности общественных организаций по профилактике и борьбе с нарушениями общественного порядка.

В ноябре 1959 г. во всех трудовых коллективах был обсужден проект закона «О повышении роли общественности в борьбе с нарушениями советской законности и правил социалистического общежития». В декабре этого же года на собраниях городского партийного актива и во всех партийных организациях закрытых городов обсужден вопрос «О повышении роли общественности в борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка». В ходе этих собраний определены, а затем практически осуществлены конкретные мероприятия, направленные на реализацию этих требований партии.

После проведения комплекса мероприятий, направленных на улучшение воспитательной работы среди тру­дящихся, число нарушений общественного порядка и случаев хулиганства сократилось. Так, если в 1958 г. в отдел милиции г. Новоуральска было доставлено 1198 чел., то в 1959 г. – 1010 чел., в том числе за нарушение общественного порядка 415 чел., за мелкое хулиганство – 204 чел., за скандалы в семье – 89 чел. и подобрано пьяных – 302 чел. Значительно сократилось и количество мелкого хулиганства: с 353 чел. задержанных в 1958 г., до 204 чел. в 1959 г., т.е. на 149 чел. меньше.

В целях вовлечения общественности в профилактику и борьбу с нарушениями общественного порядка на заводе «Электрохимприбор» (г. Лесной), в подразделениях строительного управления, организациях и учреждениях из­браны 28 товарищеских судов. В городе работали три народные дружины, в которых состояло 647 чел., в том числе 140 – членов и кандидатов в члены КПСС и 303 – членов ВЛКСМ. За активную работу по обеспечению общественного порядка 60 дружинников были награждены грамотами исполкома горсовета, ГК ВЛКСМ и ценными подарками.

К августу 1960 г. общее число дружинников в г. Лесном составило 1131 чел.: из них 263 чел. были членами и кандидатами в члены КПСС, 591 чел. – членами ВЛКСМ. В 1963 г. число дружинников уже достигло 3773 чел., из которых членами партии были 655 чел., 1098 чел. являлись комсомольцами. Городской штаб совместно с командирами народных дружин и отрядов регулярно собирался для подведения итогов работы по патрулированию улиц, дежурства в общественных местах – клубах, Домах культуры и т.п.

Ежедневно  дружинники в составе 30–50 чел. выходили на дежурство. В основном их работа носила воспитательный характер – пресечение мелких нарушений на месте их совершения, а в отдельных случаях нарушители доставлялись в штабы дружин. О них сообщалось по месту работы для принятия мер дисциплинарного и общественного воздействия. За 1963 г. в г. Лесном дружинниками доставлено в штабы народных дружин око­ло 80 нарушителей и 12 нарушителей – в отдел милиции[24]. К этому времени на предприятиях, в учреждениях и при домоуправлениях города функционировало уже 38 товарищеских судов[25].

Заметно возросла роль общественности в перевоспитании лиц, допустивших малоопасные преступления и нарушения обще­ственного порядка. Так, если в декабре 1958 г., январе и первой половине февраля 1959 г. были прекращены уголовные дела в связи с передачей на поруки на 4 чел., то в дека­бре 1959 г., январе и феврале 1960 г. по аналогичным проступкам были прекращены уголовные дела на 6 чел.

 Если в декабре 1958 г., январе и феврале 1959 г. общественные обвинители и защитники не выступали при рассмотрении дел в судах, то за соответствующий период 1959 и 1960 гг. общественные обвинители выступали по 9 уголовным делам из 12 рассмотренных судом. В результате проведенных мероприятий и улучшения воспитательной работы в коллективах количество преступлений и нарушений общественного порядка значительно сокра­тилось.

Таблица 4

Криминогенная обстановка в г. Лесном в 1959 – 1960 гг. 

№ п/п

Вид преступления

Январь-июль

1959 г.

Январь-июль

1960 г.

1

Совершено уголовных преступлений

118

37

2

Осуждено к лишению свободы

69

11

3

Привлечено к ответственности по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 декабря 1956 г.

180

8

 

4

Задержано нарушителей общественного порядка, из них:

а) наказано в административном порядке

б) передано без наказания на рассмотрение общественности

в) предупреждено

630

589

-

41

544

176

351

17

Составлено по: ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 1. Д. 12. Л. 46–48, 58–59. 

О работе по борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка горкомы партии докладывали в областные комитеты КПСС. Так, в отчете о работе Лесного ГК КПСС за 1963 г. было указано, что в начале 1963 г. разработаны мероприятия, направленные на улучшение работы пар­тийных организаций, административных органов и повышение активности населения, общественности, народных дружин. В апреле 1963 г. на заседании бюро Лесного ГК КПСС был рассмотрен вопрос «О работе народной дружины города». Весь город был разделен на микрорайоны, в которых созданы постоянно действующие агитпункты. Первичные партийные организации были закреплены за каждым микрорайоном, а агитаторы работали непосредственно в «неблагополучных» семьях.

Проведение комплекса мероприятий позволило в 1963 г. несколько снизить преступность и количество наруше­ний общественного порядка по сравнению с 1962 г.

Таблица 5

Криминогенная обстановка в г. Лесном в 1962–1963 гг.

№ п/п

Вид преступления

За VI квартал 1962 г. (человек)

Всего за

1963 г. (человек)

1

Убийства

2

-

2

Причинение тяжких телесных повреждений

2

1

3

Причинение менее тяжких телесных повреждений

4

1

4

Кражи государственного и общественного имущества

2

6

5

Кражи личного имущества граждан

38

34

6

Открытое хищение личного имущества граждан (грабеж)

1

-

7

Хулиганство

29

18

8

Автоаварии с убийством

2

2

9

Изнасилование

-

4

10

Прочие преступления

4

6

11

Всего

84

72

Составлено по: ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 1. Д. 20. Л. 2. 

Таким образом, в 1963 г. в сравнении с предыдущим годом достигнуто снижение уголовной преступности на 15,5 %., сведены к минимуму тяжкие телесные повреждения, на 38 % снижено количество случаев злостного хулиганства, не было совершено умышленных убийств, разбойных нападений и ограблений граждан. В общей статистике состояния преступности в закрытых городах учитывались и нарушения режима содержания заключенных ИТЛ. 

Наряду со снижением количества по отдельным видам опасных преступлений наблюдался рост количества малозначительных преступлений. Так, по сравнению с 1962 г., не удалось снизить количество краж личного имущества, удельный вес которых к общему числу преступлений составил 55,5 %.

Работа по предупреждению преступлений в г. Новоуральске проводилась так же, как и в других закрытых городах, с привлечением общественности. Партийные, профсоюзные, комсомольские органи­зации города направляли представителей коллективов в отряды бригад содействия милиции, а с 1960–1961 г. – в добровольные народные дружины (ДНД). В свою очередь, коллектив ОВД уделял много внимания, сил и времени работе с добровольными помощниками.

В качестве общественных помощников прокуратуры п/я 44 к работе  в 1963 г. привлечено 14 активистов. Большое значение придавалось участию общественности в судебных процессах. Только за 1963 г. общест­венные обвинители принимали участие в 35 заседаниях суда и в 18 процессах – общественные защитники.

Результаты работы административных органов и общественности г. Новоуральска нашли свое отражение в положительной статистике. Так, за пять лет – с 1959 г. по 1963 г. количество совершенных преступлений в городе снизилась на 30 %, в том числе сократилось и число особо опасных преступлений. В течение 1962–1963 гг. не было зарегистрировано ни одного умышленного убийства, заметно снизилось количество разбойных нападений, изнасилова­ний и умышленного нанесения телесных повреждений. В 1963 г. за все нарушения общественного порядка задержано милицией и добровольной народной дружиной на 39,8 % меньше, чем в 1962 г., а из них за совершение мелкого хулиганства – меньше на 45,3 %.

Несмотря на общее снижение количества правонарушителей, в числе привлеченных к уголовной ответственности были коммунисты и комсомольцы. Так, в 1962 г. осуждено 9 членов КПСС, в 1963 г. – 1 чел., комсомольцев соответственно – 16 чел. и 11 чел.

За этот же период к административной ответственности за мелкое хулиганство было привлечено 1905 чел., в том числе в 1959 г. – 287 чел., 1960 г. – 163 чел., 1961 г. – 391 чел., 1962 г. – 689 чел. и в 1963 г. – 375 чел. Из них многие привлекались неодно­кратно. Такие значительные скачки по делам о мелком хулиганстве можно объяснить тем, что в 1960 г. административные органы ослабили борьбу с мелким хулиганством, полагаясь на общественность города, к чему последняя не была еще достаточно подготовлена.

Несмотря на заметное снижение количества дел о мелком хулиганстве в 1963 г., количество хулиганских проявлений в г. Новоуральске оставалось еще достаточно высоким и вызывало тревогу как у администра­тивных органов, так и у общественности города.

Таблица 6 

Показатели нарушений общественного порядка в г. Новоуральске в 1962-1963 гг. 

Год

Общее число задержанных милицией и ДНД

Задержанных  за семейные скандалы

Подобрано пьяных

Задержанных за нарушение общественного порядка

Задержанных за мелкое хулиганство

Задержанных за хулиганство (ст. 206 УК РСФСР)

1962

2123

223

468

811

601

21

1963

1333

191

133

380

329

21

Составлено по: ЦДООСО. Ф. 5459. Оп. 10. Д. 55. Л. 139. 

В 1963 г. за все нарушения общественного порядка в г. Новоуральске милицией и добровольной народной дружиной было задержано нарушителей на 89,8 % меньше, чем в 1962 г., а за совершение мелкого хулиганства задержано меньше на 45,3 %.

Тем не менее, хулиганство по своей распространенности в г. Новоуральске стояло на втором месте после краж личной собственности граждан и составляло 14 % от всех зарегистрированных преступлений. Подавляющее большинство краж личной собственности как в 1962 г., так и в 1963 г., совершили подростки 14-17-летнего возраста. В 1963 г. ими совершено 38 краж (или 65,5 % всех краж), включая 4 грабежа. Анализируя причины роста детской преступности в городе, прокуратура выявила, что воруют в основном дети из неблагополучных семей[26].

Криминогенная обстановка в закрытых городах была предметом внимания и Советов депутатов трудящихся, которые включали вопросы о состоянии преступности и общественного порядка в повестку дня сессий. На втором заседании исполкома г. Лесного, прошедшем через две недели после его избрания – 9 сентября 1954 г., стоял вопрос «О борьбе с наруше­ниями общественного порядка в городе», новая власть пыталась решить извечную проблему наведения общественного порядка. Исполком постановил:

1.Установить административную ответст­венность за нарушение общественного порядка и спо­койствия на улицах, в кинотеатрах, общежитиях, жилых домах, автобусах и иных местах общественного пользо­вания (шум, крики, драка, непристойные хороводы, произношение бранных и нецензурных слов, назойли­вое приставание к гражданам, устройство азартных игр, гадание на улицах, в скверах и других общественных местах, нарушение очереди в магазинах и при посадке в автобусы, курение в автобусах и т.д.).

2. Запретить во всякое время суток выставлять на балконы, а также на подоконники открытых окон громкоговорящие установки: радиоприемники, радиолы, репродукторы, патефоны.

Административной комиссии было предложено обо всех случаях привлечения к административной ответст­венности сообщать в общественные организации по месту работы нарушителя. Предусматривались и раз­личные меры наказания: предупреждение, штраф до 100 руб., исправительно-трудовые работы на срок до одного месяца. Милиции предоставлялось право нала­гать и взимать на месте штраф до 3 руб., а при от­казе от уплаты – штраф до 9 руб.[27]

На одной из сессий Новоуральского городского совета с отчетом «О состоянии и мерах по укреплению социалистической законности и усилению борьбы с нарушениями общественного порядка» был заслушан прокурор города К.С.Попов. Из его доклада следовало, что наибольшее количество преступлений составляли хищение социалистической собственности, кражи личного имущест­ва, хулиганство. Наблюдались воровство и обвес покупателей, хищение материальных ценностей на стройке.[28].

Таблица 7

Криминогенная обстановка в г. Новоуральске за 1959–1963 гг. 

Год 

1959

1960

1961

1962

1963

Грабежи

 

 

 

 

 

Убийства

1

2

1

-

-

Причинение тяжких телесных повреждений

7

7

7

4

2

Хищение государственной собственности

29

14

27

20

1

Менее тяжкие телесные повреждения

2

1

2

3

1

Кражи личной собственности

38

32

37

26

25

Спекуляция

11

5

3

3

2

Автопреступления

9

10

15

9

8

Нарушение техники безопасности

3

2

5

4

4

Грабеж

-

-

3

-

4

Разбой

5

2

2

-

1

Воинские преступления

29

29

35

24

28

Хулиганство

27

28

33

21

21

Изнасилование

3

4

5

3

1

Прочие

60

67

21

41

16

Число лиц, совершивших преступления

195

170

181

160

139

Всего преступлений

224

201

196

192

157

Составлено по: ЦДООСО. Ф. 5459. Оп. 10. Д. 55. Л. 138. 

Большинство преступлений и нарушений общественного порядка в рассматриваемый период совершались лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения. Это говорило о том, что в г. Новоуральске проигнорировали постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 15 декабря 1958 г. «Об усилении борьбы с пьянством и наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками». В городе в магазинах свободно продавались водка и вино детям и военнослужащим.

Однако на фоне общей тенденции снижения уровня преступности прокурором г. Новоуральска были зафиксированы факты сокрытия от  учета преступлений в городском отделе милиции в нарушение Приказа МВД СССР от 19 декабря 1959 г. № 925 «Об упорядочении служебной документации дежурных частей органов милиции». Прокурор города предложил первому секретарю Новоуральского ГК КПСС привлечь к строгой партийной ответственности начальника уголовного розыска и оперативных уполномоченных за допущенные нарушения социалистической законности[29]. Виновные привлечены к партийной ответственности, а исполняющему обязанности начальника милиции А.И. Карпову объявлен выговор[30].

Работа по снижению уровня преступности не ослабевала и в последующие годы. 23 июля 1966 г. ЦК КПСС и СМ СССР приняли постановление «О мерах по усилению борьбы с преступностью». В п. 6 постановления было записано, что «руководители предприятий, строек, учреждений, а также секретари первичных партийных, комсомольских организаций и председатели комитетов профсоюзов несут ответственность за организацию работы по предотвра­щению правонарушений в коллективах трудящихся».

В целях реализации этого постановления в закрытых городах Урала были составлены общегородские планы, предусматривающие совместную работу правоохранительных органов и общественных организаций[31]. Мероприятия проводились по линии ГК КПСС, ГК ВЛКСМ, горисполкомов, объединенных заводских комитетов профсоюзов, в партийных, профсоюзных и комсомольских организациях.

Особенно активно работу по профилактике преступности вели комиссии по делам несовершеннолетних. Члены этих комиссий регулярно выступали перед населением с лекциями и докладами, рассматривали вопросы состояния воспитательной работы в детских комнатах при жилищно-эксплуатационных конторах (ЖЭК), проводили собрания с молодыми рабочими и подростками на предприятиях, совместно с детскими комнатами милиции организовывали родительские конференции на темы воспитания детей и предупреждения правонарушений.

Однако, несмотря на профилактическую работу, в закрытых городах Свердловской области наблюдался ежегодный рост преступных проявлений, нарушений общественного порядка и трудовой дисциплины. Так, в г. Свердловск-45[32] в 1967 г. по сравнению с 1966 г. количество преступлений увеличилось на 1%. За 4 месяца (январь–апрель) 1968 г. зафиксировано преступлений на 15% больше по сравнению с соответствующим периодом 1967 г. При этом были совершены особо опасные преступления – грабежи, нанесение тяжких телесных повреждений, покушение на убийство, которых ранее не было. Абсолютное большинство совершаемых в городе преступлений приходилось на кражи личной собственности граждан и хулиганство.

Так, в 1966 г. в г. Свердловске-45 было совершено 34 кражи, а в 1967 г. зарегистрировано краж в два раза больше – 67 случаев, что составляло почти половину от всех зарегистрированных преступлений. Совершалось много краж велосипедов и мото­циклов. В немалой степени кражам способствовала беспечность жителей, оставляющих на улице велосипеды и мотоциклы, ключи от квартир в почтовых ящиках и под ковриками у дверей.

Особую озабоченность вызывали возрастные характеристики нарушителей. Около 70%  были комсомольского возраста. Среди лиц, совершивших преступления в 1967 г., членов ВЛКСМ было 44 чел. Это свидетельствовало о наличии се­рьезных недостатков в воспитательной работе среди молодежи. Рост числа преступлений имел место и среди несовершеннолетних. Так, в 1965 г. этой категорией граждан было совершено 12 преступлений, в 1966 г. – 25 преступлений, в 1967 г. – 29 преступлений, а за 4 месяца 1968 г. совершено 11 преступлений, в том числе 3 – особо опасных: 2 грабежа и 1 – нанесением тяжкого телесного повреждения[33].

Не улучшилось положение и после начала работы городских комитетов ВЛКСМ. Комсомольцы продолжали нарушать трудовую дисциплину, неправильно ве­ли себя в быту, злоупотребляли спиртными напитками, допускали хулиганские проступки. Только за 6 месяцев 1957 г. в г. Лесном было привлечено к уголовной и административной ответственности 404 чел. из числа  молодежи, 156 чел. из них были членами  ВЛКСМ.

Через год после избрания Лесного ГК ВЛКСМ первый секретарь ГК ВЛКСМ В.А. Копырин в докладе на второй отчетно-выборной комсомольской конференции констатировал, что «горкому комсомола не удалось решить проблему с искоренением в  молодежной среде случаев совершения противоправных проступков. Особую тревогу горкома комсомола за отчетный период, несмотря на некоторое снижение в абсолютных цифрах, вызывало большое количество осужденных лиц за совершение уголовных преступлений из числа молодежи. Если в 1956 г. таких осужденных было 99 чел., и 29 чел. из них были членами ВЛКСМ, то в 1957 г. было осуждено 79 чел., в том числе 23 комсомольца. Среди совершенных преступлений появились такие, которые относились к особо тяжким: изнасилование, хулиганство, воровство. Из 23 членов ВЛКСМ 13 чел. осуждены к лишению свободы»[34].

Неблагополучное состояние с воспитательной работой сложилось и в военно-строительных частях, где было осуждено 34 чел., из которых 8 чел. являлись комсомольцами. Неудовлетворительно оценивалась и воспитательная работа комитета ВЛКСМ управления строительства г. Лесного, который за отчетный период исключил из комсомола 30 чел., 4 из которых были осуждены специальным судом.

В течение 1957 г. в г. Лесном осуждено по Указу от 19 июля 1956 г. (за пьянство) 650 чел., в том числе 115 комсомольцев, которые направлены  на принудительные работы и приговорены к административному аресту до 15 суток. В целях борьбы с пьянством и хулиганскими проявлениями в молодежной среде в 1958 г. Лесным ГК ВЛКСМ создан городской штаб комсомольских патрулей, который организовывал патрулирова­ние бригад содействия милиции в субботние, воскресные и праздничные дни.

За 1958-1959 гг. в г. Лесном из комсомола было исключено 112 чел., из них более половины – за аморальное поведение, около 360 чел. привлечено к комсомольской ответственности. При анализе результатов применения «репрессивных» мер оказалось, что серьезных изменений с дисциплиной не произошло. Да и как можно было одними воспитательными мерами решить проблему пьянства, когда только за 1959 г. в г. Лесном продано почти 20 тыс. литров водки, 12 тысяч литров вина и 80 тыс. литров пива![35]

Злоупотребление спиртными напитками являлось одной из причин неблагополучной обстановки во многих  молодых семьях. Так, из зарегистрированных в 1959 г. 350 браков 80 были расторгнуты, 90% из них приходились на молодежь. Подобные явления в молодежной среде имели место и в других закрытых городах.

Причинами такого положения явились: неполный охват молодежи влиянием комсомольских организаций, неорганизованность досуга и другие. Нестандартной для того времени причиной некоторой раскованности определенной части молодежи явились относительно большие заработки по сравнению с заработками «на большой земле», а также высокая степень товарной обеспеченности в торговых точках городов за колючей проволоки.

Снежинским ГК ВЛКСМ были созданы оперативные комсомольские отряды, в поле зрения которых попали молодежные общежития. Проводились рейды по предупреждению воровства и спекуляции. Борьбе со спекуляцией уделялось самое пристальное внимание, ибо в тот период времени это деяние являлось уголовно наказуемым и считалось позорным явлением в молодежной среде. Комсомольцы Челябинска-70 даже выезжали на вещевые рынки близлежащих населенных пунктов, в том числе и в г. Челябинск, и под видом покупателей выявляли спекулянтов из своего города, с которыми позднее проводилась соответствующая профилактическая работа[36].

Десятки молодых людей выходили на дежурство в клубы молодежи, поддерживали общественный порядок в ночное время на городских улицах. Комсомольские патрули стали предшественниками народных дружин. Для усиления эффективности мер по соблюдения правил поведения молодежи в общественных местах, горкомы ВЛКСМ организовали выпуски городских сатирических газет, которые имели большую популярность и оказывали эффективное воздействие на нарушителей.

Не обходилось и без перегибов. Так, при проведении рейдов по танцплощадкам комсомольские активисты вели борьбу с так называемыми «стилягами», появившимися после VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который прошел в Москве.

Комсомольские патрули выявляли таких «стиляг», разрезали им брюки, насильно обрезали волосы. Как утверждают современники тех событий, все эти действия были согласованы с партийными и советскими органами, т.к. кампания против «тлетворного влияния Запада» велась по всей стране[37].

В 1960-е гг. по-прежнему причинами роста правонарушений в молодежной среде являлось недостаточное внимание комсомольских органи­заций к укреплению дисциплины и правопорядка. Более того, были случаи, когда вожаки комсомола сами совершали хулиганские поступки, как, например, косморг цеха № 14 завода «Электрохимприбор». Он уже однажды был судим за хулиганство и в 1968 г. вновь совершил злостное деяние.  Этим же объяснялось и то, что с 1966 г. по 1968 г. вопрос о состоянии общественного порядка и трудовой дисциплины ни разу не был рассмотрен на заседаниях бюро комитета комсомола и на комсомольских собраниях цеха № 14, в котором работало свыше 300 членов ВЛКСМ.

Тревогу вызывал рост детской преступности. Так, в Свердловске-45 в 1965 г. 10 несовершеннолетних совершили 12 преступлений, в 1966 г. 20 чел. совершили 25 преступлений, в 1967 г. 29 чел. совершили 29 преступлений, а за 4 месяца 1968 г. 15 несовершеннолетних совершили 11 преступлений, в том числе особо опасных: два грабежа и одно тяжкое телесное повреждение[38].

Лесной ГК ВЛКСМ активизировал свою работу по профилактике правонарушений среди молодежи города. При нем был создан и активно работал оперативный комсомольский отряд, а при школьных комсомольских и пионерских организациях – отряды юных друзей милиции.

В целях улучшения работы с трудновоспитуемыми детьми в летнее время был организован спортивно-трудовой ла­герь «Романтик», при ЖЭКах создано пять детских клубов, шефство над которыми взяли комсомольские организации. При ГК ВЛКСМ постоянно работал оргкомитет по подготовке соревнований среди подростковых дворовых команд по хоккею, футболу, конькам.

Определенная работа проводилась и отделом народного обра­зования, при котором действовал институт внештатных инструкторов по работе с трудновоспитуемыми детьми.

В 1960-е гг. более активно стали привлекаться представители общественности при рассмотре­нии уголовных дел в суде. Так, каждое пятое дело рассматривалось с участием общественных обвинителей, проводились выездные процессы в клубах, в войсковых частях и непосредственно на производстве. Общественные организации более оперативно рассматривали материалы о правонарушениях, а подав­ляющее большинство лиц, совершивших антиобщест­венные проступки, обсуждались в трудовых коллективах.

Вышеперечисленные мероприятия, проведенные ГК КПСС, исполкомом горсовета, объединенным завкомом профсоюза, ГК ВЛКСМ, административными органами, способствовали снижению общих показателей преступности и укреплению общественного порядка в Свердловске-45. В 1969 г. по сравнению с 1968 г. число зарегистрированных преступ­лений снизилось на 4,8 %, а число лиц, совершивших преступ­ления, – на 7,6 %, количество нарушений общественного порядка снизились в городе на 12 %, а по мелкому хулиганству – на 14 %.

В процессе работы по укреплению дисциплины партийные органы закрытых городов анализировали работу и самих правоохранительных органов. Им оказывалась практическая помощь в кадровом и организационном укреплении, улучшалось материально-техническое оснащение. Так, бюро Лесного ГК КПСС 23 января 1970 г. рассмотрело вопрос «О работе отдела милиции по выполнению постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 19 ноября 1968 г. «О серьезных недостат­ках в деятельности милиции и мерах по дальнейшему ее укреплению». Бюро приняло план мероприятий по улучшению материальной обеспеченности отдела и организации работы по качественному отбору на службу в милицию коммунистов и комсомольцев-производственников и демобилизованных из войсковых частей гарнизона. В результате проведенных мероприятий к январю 1970 г. отдел милиции был полностью  укомплектован кадрами, к 1973 г. построено здание для отдела милиции, а участковые уполномоченные были обеспечены служебными помещениями на закрепленных участках работы[39].

Во второй половине 1980-х гг. в стране проводились кампании по борьбе с пьянством и алкоголизмом, нетрудовыми доходами и бесхозяйственностью. В течение 1986 – 1987 гг. на предпри­ятиях г. Свердловск-44 было проведено 26 прокурорских проверок исполнения законодательства в хозяйственной деятель­ности, по результатам которых возбуждено три уголов­ных дела, привлечено к материальной ответственности 320 должностных лиц, оприходовано неучтенных драг­металлов на сумму 198 тыс. руб. По требованиям прокурора города руководители предприятий приняли конкрет­ные меры для сохранности государственного имущес­тва, устранения причин брака и бесхозяйственности. Вследствие этих мер убытки в хозяйственной деятельности предприятий сократились почти в три раза.

Начиная с 1989 г., в стране резко ухудшилась социально-политическая и экономическая обстановка, в том числе и в закрытых городах. На осложнение правопорядка и законности повли­яли и события местного значения. К примеру, в городе ввели в эксплуатацию завод по производству пива, которое стали отпускать в роз­лив. В результате любители этого напитка создали не­выносимые условия для отдыха и проживания граждан в местах отдыха. Резко возросли нарушения общественного по­рядка, увеличилось число клиентов медвытрезвителя, причем количество пьяных подростков, задержанных в общественном месте, – в два раза.

Устойчивая тенденция роста преступности по городу обозначилась в начале 1990-х гг. Общее количество выявленных преступлений в г. Свердловске-44 выросло в три раза (с 650 до 1997 преступлений). Повысилась общественная опасность совершенных преступлений против личности, имущественных прав граждан и государственной собственности, правосудия и порядка управления. С поступлением на предприятия импортных товаров по бартерным сделкам город наводнился спекулянтами, ворами и грабителями. С возвращением в г. Новоуральск после отбытия наказания криминальных авторитетов появились организованные и устойчивые преступные группировки, намеревавшиеся разделить город на сферы своего влияния и установить контроль за малым и средним бизнесом.

Прокуратура Свердловска-44 в координации с УВД вела наступательную борьбу с преступностью. Совместными приказами про­курора и начальника УВД были образованы постоянно действующие следственно-оперативные группы по раскрытию тяжких преступлений. В результате ужес­точения мер уголовного преследования количество привлеченных к суду обвиняемых увеличилось в этот период в четыре раза (с 204 чел. до 858 чел.). Более 1500 опасных преступников с санкции прокурора содержались под стражей. Было раскрыто 40 умышленных убийств, ликвидировано шесть устойчивых преступных группировок, в их числе две противоборствующие банды, одна из ко­торых имела межрегиональные связи и совершила на территории города два заказных убийства и другие тяжкие преступления.

Советские и партийные органы закрытых городов, настойчиво проводя работу по снижению преступности и укреплению общественно­го порядка, добились относительно благополучного состояния правопорядка, что являлось отличительной особенностью этих населенных пунктов.

Снижение уровня преступности явилось следствием в том числе и того, что всем осужденным за уголовные преступления после отбывания наказания было запрещено возвращаться в закрытые города. Как правило, они вынуждены были жить в сопредельных населенных пунктах.

Таким образом, в закрытых городах, расположенных на Урале, состояние правопорядка и социалистической законности характеризовалось как своеобразный срез показателей преступности в целом по стране. Несмотря на тщательный отбор граждан, направляемый на строительство предприятий атомной отрасли, среди них также оказывались лица, склонные к совершению правонарушений.

Анализ преступлений, совершенных в закрытых городах в 1950 – 1960-е гг., показывает, что процент тяжких и особо тяжких преступлений был относительно небольшой в сравнении с другими видами преступлений. Профилактическая работа правоохранительных органов, партийных и комсомольских организаций давала положительные результаты и обеспечивала относительно благополучную статистику преступности в этих населенных пунктах.

 

Кузнецов В.Н.

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории и археологии УрO РАН, доцент кафедры гражданского права УрГЭУ, член Союза журналистов России.  

 

[1] ОГАЧО. Ф. П-1145. Оп. 1. Д. 2. Л. 2, 4; Ф. П-1166. Оп. 1. Д. 1. Л. 1-4, 19.

[2] ОГАЧО. Ф. П-1137. Оп. 1. Д. 23. Л. 119-122.

[3] ОГАЧО. Ф. П-1137. Оп.1. Д. 30. Л. 93-95.

[4] Там же.  Л. 100-102.

[5] Там же. Л. 61-63.

[6] ОГАЧО. Ф. П-1137. Оп. 1. Д. 23. Л. 119-122.

[7] ОГАЧО. Ф. П-1137. Оп. 1. Д. 30. Л. 120-122.

[8] ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 5. Л. 12-13.

[9] Там же. Л. 40.

[10] ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 5. Л. 55-62.

[11] ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 18. Л. 69–71.

[12] ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 5. Л. 76-82.

[13] ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 5. Л. 77.

[14] ЦДООСО. Ф. 1442. Оп. 1. Д. 5. Л. 76-82.

[15] Примечание: процент нарушений взят от их общего числа.

[16] ОГАЧО. Ф. П-1137. Оп. 1. Д. 65. Л. 1-3.

[17] ОГАЧО. Ф. П-1138. Оп. 1. Д. 28. Л. 20, 21.

[18] ОГАЧО. Ф. П-1137. Оп.1. Д. 57. Л. 14, 16-18; ЦДООСО. Ф. 5673. Оп. 1. Д. 45. Л. 34-37.

[19] ЦДООСО. Ф. 5673. Оп. 1. Д. 10. Л. 49-51.

[20] ОГАЧО. Ф. П-1137. Оп. 1. Д. 65. Л. 1-3.

[21] ЦДООСО. Ф. 5673. Оп. 1. Д. 8. Л. 51.

[22] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 1. Д. 12. Л. 35–36.

[23] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 1. Д. 20. Л. 3.

[24] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 1. Д. 20. Л. 4.

[25] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 1. Д. 12. Л. 58–60.

[26] ЦДООСО. Ф. 5459. Оп. 10. Д. 55. Л. 139–140.

[27] Шипулина Т.В. Лесной: история закрытого города. С. 165-166.

[28] Новоуральск. Шаги времени. С. 137.

[29] ЦДООСО. Ф. 5459. Оп. 10. Д. 56. Л. 203–206.

[30] Там же. Л. 188–189.

[31] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 6. Д. 62. Л. 29–30.

[32] Начиная с 1962 г., употреблялись в открытой переписке и документах партийных и советских органов и открытые и условные наименования закрытых городов. С 1966 г. уже употреблялись только условные наименования населенных пунктов, ранее применяемые почтовыми отделениями (Свердловск-44, Свердловск-45, Златоуст-20 (36), Челябинск-40 (65), Челябинск-70).

[33] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 8. Д. 47. Л. 1–18.

[34] Примечание: все жители закрытых городов, осужденные к лишению свободы, отбывали наказание в ИТЛ, которые были расположены на территории этих городов.

[35] ЦДООСО. Ф. 5692. Оп. 1. Д. 26. Л.62.

[36] Раскрывая первые страницы…. К истории города Снежинска (Челябинска-70). С. 209.

[37] Воронина Н.А., Кривошеев И.А., Щедрин Л.П. Слово о Приборостроительном: История общественных организаций завода. С. 200.

[38] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 8. Д. 47. Л. 1–18.

[39] ЦДООСО. Ф. 4458. Оп. 9. Д. 32. Л. 11–14.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Ответственный редактор Беспалов М.Г.
Председатель редколлегии Кузнецов С.М.

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.