wrapper

Суббота, 20 июня 2020 00:00 Прочитано 364 раз

ВЛАДИМИР ПУТИН: ИСТИННЫЕ УРОКИ 75-ЛЕТИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Российский Президент предлагает всестороннюю оценку наследия Второй мировой войны, утверждая, что "сегодня европейские политики, и польские лидеры в частности, хотят замести Мюнхенское предательство под ковер. Мюнхенское предательство показало Советскому Союзу, что Западные страны будут заниматься вопросами безопасности без учета его интересов."

автор: Путин В.В. Президент России

Со времени окончания Великой Отечественной войны прошло уже семьдесят пять лет. За эти годы выросло несколько поколений. Политическая карта планеты изменилась. Советский Союз, который одержал эпическую, сокрушительную победу над нацизмом и спас весь Мир, исчез. Кроме того, события той войны давно стали далеким воспоминанием даже для её участников. 

Так почему же Россия отмечает девятое мая как самый большой праздник? Почему жизнь почти остановилась 22 июня? И почему человек чувствует комок в горле?

Обычно говорят, что война оставила глубокий след в истории каждой семьи. За этими словами стоят судьбы миллионов людей, их страдания и боль утраты. За этими словами стоят также гордость, правда и память.

Для моих родителей война означала страшные испытания блокады Ленинграда, где погиб мой двухлетний брат Витя. Это было место, где моей матери чудом удалось выжить. Мой отец, несмотря на то, что был освобожден от действительной службы, вызвался защищать свой родной город. Он принял такое же решение, как и миллионы советских граждан. Он сражался на плацдарме «Невский пятачок» и был тяжело ранен. И чем больше проходит лет, тем больше я чувствую потребность поговорить с родителями и узнать больше о военном периоде их жизни. Однако у меня больше нет такой возможности. Вот почему я храню в своем сердце те разговоры, которые я вёл с отцом и матерью на эту тему, а также те небольшие эмоции, которые они проявляли.

Люди моего возраста и я считаю важным, чтобы наши дети, внуки и правнуки понимали те муки и лишения, которые пришлось пережить их предкам. Им нужно понять, как их предкам удалось выстоять и победить. Откуда взялась их абсолютная, несгибаемая сила воли, которая поражала и очаровывала весь мир? Конечно, они защищали свой дом, своих детей, близких и семьи. Но то, что их объединяло, - это любовь к своей Родине, к своему Отечеству. Это глубоко укоренившееся, сокровенное чувство в полной мере отразилось в самой сути нашей нации и стало одним из решающих факторов её героической, жертвенной борьбы против нацистов.

Я часто задаюсь вопросом: Что бы сделало сегодняшнее поколение?

Как оно будет действовать, столкнувшись с кризисной ситуацией? Я вижу молодых врачей, медсестер, иногда свежих выпускников, которые едут в «красную зону» спасать жизни. Я вижу наших военнослужащих, которые борются с международным терроризмом на Северном Кавказе и до последнего воевали в Сирии. Они так молоды. Многим военнослужащим, входившим в легендарную, бессмертную 6-ю десантную роту, было по 19-20 лет. Но все они доказали, что достойны унаследовать подвиг воинов нашей Родины, защищавших её в годы Великой Отечественной войны.

Вот почему я уверен, что одна из характерных черт народов России – исполнять свой долг, не жалея себя, когда того требуют обстоятельства.

Такие ценности, как безкорыстие, патриотизм, любовь к своему дому, семье и Родине, остаются фундаментальными и неотъемлемыми для российского общества и по сей день. Эти ценности в значительной степени являются основой суверенитета нашей страны.

Сегодня у нас есть новые традиции, созданные народом, такие как Бессмертный полк. Это марш памяти, который символизирует нашу благодарность, а также живую связь и кровные узы между поколениями.

Миллионы людей выходят на улицы с фотографиями своих родственников, которые защищали Родину и разгромили фашистов. Это означает, что их жизнь, их испытания и жертвы, а также победа, которую они оставили нам, никогда не будут забыты.

Мы несём ответственность перед нашим прошлым и нашим будущим, чтобы сделать всё возможное, чтобы эти ужасные трагедии никогда больше не повторились. 

Поэтому я был вынужден выступить со статьей о Второй Мировой Войне и Великой Отечественной войне.

Я неоднократно обсуждал эту идею с мировыми лидерами, и они выразили свою поддержку. На саммите лидеров СНГ, состоявшемся в конце прошлого года, мы все сошлись в одном: необходимо передать будущим поколениям память о том, что нацисты были побеждены, прежде всего, советским народом и что представители всех республик Советского Союза сражались бок о бок в этой героической битве, как на передовой, так и в тылу. Во время этого саммита я также говорил со своими коллегами о сложном предвоенном периоде.

Этот разговор вызвал переполох в Европе и во всём мире.

Это означает, что нам действительно пора вернуться к урокам прошлого. В то же время последовало много эмоциональных всплесков, плохо замаскированной неуверенности и громких обвинений. Действуя по привычке, некоторые политики поспешили заявить, что Россия пытается переписать историю. Однако, им не удалось опровергнуть ни одного факта или опровергнуть ни одного аргумента. Действительно, трудно, если не невозможно, спорить с подлинными документами, которые, кстати, можно найти не только в российских, но и в зарубежных архивах.

Таким образом, возникает необходимость дальнейшего изучения причин, вызвавших мировую войну, и осмысления её сложных событий, трагедий и побед, а также её уроков, как для нашей страны, так и для всего Мира. И, как я уже сказал, крайне важно опираться исключительно на архивные документы и современные свидетельства, избегая при этом каких-либо идеологических или политизированных спекуляций.

Я хотел бы ещё раз напомнить об очевидном факте. Коренные причины Второй мировой войны в основном проистекают из решений, принятых после Первой мировой войны. Версальский договор стал символом серьёзной несправедливости для Германии. Это в основном означало, что страну ограбят, заставив выплатить огромные репарации западным союзникам, которые истощили её экономику. Французский маршал Фердинанд Фош, занимавший пост Верховного Главнокомандующего союзными войсками, дал пророческое описание этого договора: «это не мир. Это перемирие на двадцать лет».

Именно национальное унижение стало благодатной почвой для радикальных настроений реванша в Германии. Нацисты умело играли на эмоциях людей и строили свою пропаганду, обещая избавить Германию от «наследия Версаля» и вернуть стране былую мощь, по существу подталкивая немецкий народ к войне. Парадоксально, но западные государства, в частности Великобритания и Соединенные Штаты, прямо или косвенно способствовали этому. Их финансово-промышленные предприятия активно инвестировали в немецкие заводы и фабрики, производящие военную продукцию. Кроме того, многие представители аристократии и политического истеблишмента поддерживали радикальные, ультраправые и националистические движения, находившиеся на подъеме, как в Германии, так и в Европе.

«Версальский Мировой порядок» вызвал многочисленные скрытые противоречия и явные конфликты. Они вращались вокруг границ новых европейских государств, случайно установленных победителями в Первой мировой войне, за которыми почти сразу же последовали территориальные споры и взаимные претензии, превратившиеся в «бомбы замедленного действия».

Одним из главных итогов Первой мировой войны стало создание Лиги Наций.

На эту международную организацию возлагаются большие надежды в плане обеспечения прочного мира и коллективной безопасности. Это была прогрессивная идея, которая, если последовательно следовать ей, действительно может предотвратить повторение ужасов глобальной войны.

Однако, Лига Наций, в которой доминировали победоносные державы Франция и Великобритания, оказалась неэффективной и просто погрязла в бессмысленных дискуссиях. Лига Наций и Европейский континент в целом остались глухи к неоднократным призывам Советского Союза создать справедливую систему коллективной безопасности и подписать восточноевропейский пакт и Тихоокеанский пакт о предотвращении агрессии. Эти предложения были проигнорированы.

Лига Наций также не смогла предотвратить конфликты в различных частях мира, такие как нападение Италии на Эфиопию, гражданская война в Испании, японская агрессия против Китая и аншлюс Австрии. Кроме того, в случае Мюнхенского предательства, в котором, помимо Гитлера и Муссолини, участвовали английские и французские лидеры, Чехословакия была расчленена с полного одобрения Лиги Наций. Я хотел бы отметить в этой связи, что, в отличие от многих других европейских лидеров того времени, Сталин не опозорил себя встречей с Гитлером, который был известен среди западных народов как вполне авторитетный политик и был желанным гостем в европейских столицах.

Польша также участвовала в разделе Чехословакии вместе с Германией. Они вместе заранее решили, кому какие чехословацкие территории достанутся. 20 сентября 1938 года польский посол в Германии Юзеф Липский доложил министру иностранных дел Польши Юзефу Беку о следующих заверениях Гитлера: «...в случае конфликта между Польшей и Чехословакией из-за наших интересов в Тешене, Рейх будет стоять на стороне Польши». Нацистский лидер даже подсказал и посоветовал Польше начать действовать «только после того, как немцы оккупируют Судеты».

Польша понимала, что без поддержки Гитлера её аннексионистские планы обречены на провал. Я хотел бы процитировать в этой связи запись беседы посла Германии в Варшаве Ганса-Адольфа фон Мольтке с Юзефом Беком, которая состоялась 1 октября 1938 года и была посвящена польско-чешским отношениям и позиции Советского Союза в этом вопросе. В нем говорится: «г-н Бек выразил искреннюю признательность за лояльное отношение к польским интересам на Мюнхенской конференции, а также за искренность отношений во время чешского конфликта. Позиция фюрера и канцлера была полностью оценена правительством и общественностью [Польши]».

Раздел Чехословакии был жестоким и циничным. Мюнхен разрушил даже формальные, хрупкие гарантии, которые оставались на континенте. Это доказывало, что взаимные соглашения ничего не стоят. Именно Мюнхенское предательство послужило «спусковым крючком» и сделало большую войну в Европе неизбежной.

Сегодня европейские политики, и в особенности польские лидеры, хотят скрыть Мюнхенское предательство. Почему? Тот факт, что их страны однажды нарушили свои обязательства и поддержали Мюнхенское предательство, а некоторые из них даже участвовали в разделении взятого, не является единственной причиной. Во-вторых, мне неловко вспоминать, что в те драматические дни 1938 года Советский Союз был единственным, кто встал на защиту Чехословакии.

Советский Союз в соответствии со своими международными обязательствами, включая соглашения с Францией и Чехословакией, пытался предотвратить трагедию. Тем временем Польша, преследуя свои интересы, делает всё возможное, чтобы помешать созданию системы коллективной безопасности в Европе. Польский министр иностранных дел Юзеф Бек прямо писал об этом в своем письме от 19 сентября 1938 года вышеупомянутому послу Юзефу Липскому перед его встречей с Гитлером: «...в прошлом году польское правительство четыре раза отвергало предложение присоединиться к международному вмешательству в защиту Чехословакии».

Англия, а также Франция, которая в то время была главным союзником Чехов и словаков, предпочли отказаться от своих гарантий и бросить эту восточноевропейскую страну на произвол судьбы. При этом они стремились направить внимание нацистов на Восток, чтобы Германия и Советский Союз неизбежно столкнулись и обескровили друг друга.

Такова суть Западной политики умиротворения, которая проводилась не только по отношению к Третьему Рейху, но и по отношению к другим участникам так называемого Антикоминтерновского пакта-фашистской Италии и милитаристской Японии. На Дальнем Востоке эта политика завершилась заключением летом 1939 года англо-японского соглашения, давшего Токио полную свободу действий в Китае. Ведущие европейские державы не желали признавать смертельную опасность, которую представляли для всего Мира Германия и её союзники. Они надеялись, что война не коснется их самих.

Мюнхенское предательство показало Советскому Союзу, что Западные страны будут заниматься вопросами безопасности без учета его интересов. 

На самом деле они могли бы даже создать антисоветский фронт, если бы это было необходимо.

Тем не менее, Советский Союз делал всё возможное, чтобы использовать все возможности для создания антигитлеровской коалиции. Несмотря на – повторю ещё раз‑двурушничество со стороны Западных стран. Например, летом 1939 года разведывательные службы сообщили советскому руководству подробную информацию о закулисных контактах между Англией и Германией. Важно то, что эти контакты носили достаточно активный характер и практически совпадали с трёхсторонними переговорами между Францией, Великобританией и СССР, которые, напротив, сознательно затягивались западными партнерами. В этой связи я приведу документ из британских архивов. В нём содержатся инструкции британской военной миссии, прибывшей в Москву в августе 1939 года. В нём прямо говорится, что делегация должна была вести переговоры очень медленно и что правительство Соединенного Королевства не было готово взять на себя какие-либо обязательства, подробно прописанные и ограничивающие их свободу действий ни при каких обстоятельствах. Отмечу также, что, в отличие от английской и французской делегаций, советскую делегацию возглавляли высшие командиры Красной Армии, имевшие необходимые полномочия для «подписания военной конвенции об организации военной обороны Англии, Франции и СССР от агрессии в Европе».

Польша сыграла свою роль в провале этих переговоров, поскольку не хотела иметь никаких обязательств перед советской стороной. Даже под давлением своих западных союзников польское руководство отвергло идею совместных действий с Красной Армией по борьбе с Вермахтом. И только когда они узнали о прибытии Риббентропа в Москву, Дж. Бек неохотно и не напрямую, через французских дипломатов, уведомил советскую сторону: «... в случае совместных действий против германской агрессии о сотрудничестве между Польшей и Советским Союзом не может быть и речи, по техническим обстоятельствам, которые ещё предстоит согласовать». В то же время он пояснил своим коллегам: «... я согласился на эту формулировку только ради тактики, и наша основная позиция по отношению к Советскому Союзу окончательна и остается неизменной».

В этих условиях Советский Союз подписал с Германией пакт о ненападении. Она была практически последней из европейских стран, которая сделала это.

Кроме того, это делалось перед лицом реальной угрозы войны на два фронта – с Германией на Западе и с Японией на Востоке, где уже шли ожесточённые бои на реке Халхин-Гол.

Сталин и его окружение хорошо понимали природу внешних угроз, они видели, как предпринимались попытки оставить Советский Союз в покое, чтобы иметь дело с Германией и её союзниками. Имея в виду эту реальную угрозу, они стремились выиграть драгоценное время, необходимое для укрепления обороноспособности страны.

Сегодня мы слышим много спекуляций и обвинений в адрес современной России в связи с подписанным тогда пактом о ненападении. Да, Россия является правопреемницей СССР, и советский период – со всеми его триумфами и трагедиями – неотъемлемая часть нашей тысячелетней истории. Однако вспомним, что Советский Союз дал правовую и моральную оценку так называемому пакту Молотова-Риббентропа.

Верховный Совет в своем постановлении от 24 декабря 1989 года официально осудил секретные протоколы как «акт личной власти», который никоим образом не отражал «волю советского народа, не несущего ответственности за этот сговор».

Однако, другие государства предпочли забыть о соглашениях, подписанных нацистами и западными политиками, не говоря уже о юридических или политических оценках такого сотрудничества, включая молчаливое согласие – или даже прямое содействие – некоторых европейских политиков варварским планам нацистов. Достаточно вспомнить циничную фразу, сказанную польским послом в Германии Я. Липским во время его беседы с Гитлером 20 сентября 1938 года: «...для решения еврейского вопроса мы [поляки] построим в его честь... великолепный памятник в Варшаве».

Кроме того, мы не знаем, существовали ли какие-либо секретные «протоколы» или приложения к соглашениям ряда стран с нацистами. Единственное, что остается сделать, – это поверить им на слово. В частности, до сих пор не рассекречены материалы, относящиеся к секретным англо-германским переговорам. Поэтому мы призываем все государства активизировать процесс обнародования своих архивов и публикации ранее неизвестных документов военного и довоенного периодов – так, как это делала Россия в последние годы. В этом контексте мы готовы к широкому сотрудничеству и совместным исследовательским проектам с привлечением историков.

Но вернемся к событиям, непосредственно предшествовавшим Второй мировой войне. Наивно было полагать, что Гитлер, покончив с Чехословакией, не станет предъявлять новых территориальных претензий. На этот раз претензии касались её недавнего сообщника по разделу Чехословакии – Польши. Здесь в качестве предлога вновь использовалось наследие Версаля, в частности судьба так называемого Данцигского коридора. Вина за трагедию, постигшую тогда Польшу, целиком лежит на польском руководстве, которое препятствовало формированию военного союза между Англией, Францией и Советским Союзом и опиралось на помощь своих Западных партнеров, бросая собственный народ под каток гитлеровской машины уничтожения.

Немецкое наступление велось в полном соответствии с доктриной блицкрига. Несмотря на ожесточенное, героическое сопротивление польской армии, 8 сентября 1939 года – всего через неделю после начала войны – немецкие войска находились на подступах к Варшаве. К 17 сентября военные и политические лидеры Польши бежали в Румынию, бросив свой народ, который продолжал бороться против захватчиков.

Надежда Польши на помощь западных союзников оказалась напрасной. После объявления войны против Германии французские войска продвинулись лишь на несколько десятков километров вглубь немецкой территории. Всё это выглядело как простая демонстрация энергичных действий. Более того, англо-французский высший военный совет, проведя своё первое заседание 12 сентября 1939 года во французском городе Абвиль, принял решение полностью прекратить наступление ввиду быстрого развития событий в Польше. Именно тогда началась печально известная Фальшивая война. То, что сделали Англия и Франция, было вопиющим предательством их обязательств перед Польшей.

Позже, во время Нюрнбергского процесса, немецкие генералы объясняли свои быстрые успехи на востоке. Бывший начальник оперативного штаба верховного командования германских вооруженных сил генерал Альфред Йодль признавал: «... Мы не потерпели поражения уже в 1939 году только потому, что около 110 французских и английских дивизий, дислоцированных на Западе против 23 немецких дивизий во время нашей войны с Польшей, оставались абсолютно бездействующими».

Я попросил достать из архивов весь массив материалов, касающихся контактов между СССР и Германией в драматические дни августа-сентября 1939 года. Согласно документам, в пункте 2 секретного протокола к Германо-Советского пакта о ненападении от 23 августа 1939 года говорилось, что в случае территориально-политической реорганизации районов, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов двух стран будет проходить «приблизительно по рекам Нарев, Висла и Сан». Иными словами, советская сфера влияния включала в себя не только территории, где в основном проживало украинское и белорусское население, но и исторически польские земли в междуречье Вислы и Буга. В наши дни этот факт известен очень немногим.

Точно так же мало кто знает, что сразу после нападения на Польшу, в первые дни сентября 1939 года Берлин настойчиво и неоднократно призывал Москву присоединиться к военным действиям. Однако советское руководство проигнорировало эти призывы и намерено было как можно дольше избегать участия в драматических событиях.

И только когда стало совершенно ясно, что Великобритания и Франция не собираются помогать своему союзнику, а Вермахт может быстро оккупировать всю Польшу и таким образом появиться на подступах к Минску, Советский Союз решил утром 17 сентября направить части Красной Армии на так называемые восточные рубежи, которые сегодня составляют часть территорий Белоруссии, Украины и Литвы.

Очевидно, другого выхода не было. В противном случае СССР столкнулся бы с серьёзно возросшими рисками, потому что – повторю ещё раз – старая советско-польская граница проходила всего в нескольких десятках километров от Минска. Страна должна была бы вступить в неизбежную войну с нацистами с очень невыгодных стратегических позиций, в то время как миллионы людей разных национальностей, включая евреев, живущих под Брестом и Гродно, Перемышлем, Львовом и Вильно, остались бы умирать от рук нацистов и их местных пособников – антисемитов и радикальных националистов.

Тот факт, что Советский Союз стремился как можно дольше избегать участия в нарастающем конфликте и не желал воевать бок о бок с Германией, был причиной того, что реальные контакты между советскими и немецкими войсками происходили гораздо дальше на восток, чем границы, согласованные в секретном протоколе. Она находилась не на реке Висле, а ближе к так называемой Линии Керзона, которая ещё в 1919 году была рекомендована тройственной Антантой в качестве восточной границы Польши.

Как известно, едва ли есть смысл использовать сослагательное наклонение, когда мы говорим о прошлых событиях. Скажу только, что в сентябре 1939 года советское руководство имело возможность отодвинуть западные границы СССР ещё дальше на запад, вплоть до Варшавы, но решило этого не делать.

Немцы предложили формализовать новый статус-кво. 28 сентября 1939 года Иоахим фон Риббентроп и В. Молотов подписали в Москве договор о границе и дружбе между Германией и Советским Союзом, а также секретный протокол об изменении государственной границы, согласно которому граница признавалась на демаркационной линии, где де-факто стояли две армии.

Осенью 1939 года Советский Союз, преследуя свои стратегические военные и оборонительные цели, начал процесс объединения Латвии, Литвы и Эстонии. Их присоединение к СССР осуществлялось на договорной основе, с согласия выборных органов власти. Это соответствовало международному и государственному праву того времени. Кроме того, в октябре 1939 года город Вильно и прилегающие к нему территории, ранее входившие в состав Польши, были возвращены Литве. Прибалтийские республики в составе СССР сохранили свои государственные органы, язык и имели представительство в высших государственных структурах Советского Союза.

В течение всех этих месяцев шла невидимая дипломатическая и военно-политическая борьба, велась разведывательная работа. Москва понимала, что она столкнулась с жестоким и жёстким врагом и что тайная война против нацизма уже идёт. И нет никаких оснований считать официальные заявления и официальные протокольные заметки того времени доказательством «дружбы» между СССР и Германией. Советский Союз имел активные торговые и технические контакты не только с Германией, но и с другими странами. В то время как Гитлер снова и снова пытался втянуть Советский Союз в конфронтацию Германии с Великобританией. Но Советское правительство стояло твёрдо.

Последняя попытка убедить СССР действовать сообща была предпринята Гитлером во время визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 года. Но Молотов чётко следовал указаниям Сталина и ограничился общим обсуждением германской идеи присоединения Советского Союза к трёхстороннему пакту, подписанному Германией, Италией и Японией в сентябре 1940 года и направленному против Великобритании и США. Неудивительно, что уже 17 ноября Молотов дал следующие указания советскому полномочному представителю в Лондоне Ивану Майскому: «К вашему сведению… Никакого соглашения не было подписано и не предполагалось подписывать в Берлине. Мы только что обменялись мнениями в Берлине… и это было всё… Очевидно, немцы и японцы стремятся подтолкнуть нас к Персидскому заливу и Индии. Мы отказались от обсуждения этого вопроса, поскольку считаем такой совет со стороны Германии неуместным». А 25 ноября советское руководство и вовсе поставило здесь точку. Официально выдвинуло Берлину неприемлемые для нацистов условия, включая вывод германских войск из Финляндии, договор о взаимопомощи между СССР и Болгарией и ряд других. Таким образом, она намеренно исключала всякую возможность присоединения к Пакту. Такая позиция определенно определила намерение фюрера развязать войну против СССР. И уже в декабре, отбросив в сторону предостережения своих стратегов о катастрофической опасности войны на два фронта, Гитлер одобрил план «Барбаросса». Он сделал это, зная, что Советский Союз является главной силой, противостоящей ему в Европе, и что предстоящая битва на востоке решит исход Мировой войны. И он не сомневался в быстроте и успехе Московского похода.

И здесь я хотел бы подчеркнуть следующее: Западные страны, по сути, согласились в то время с советскими действиями и признали намерение Советского Союза обеспечить свою национальную безопасность. Действительно, ещё 1 октября 1939 года Уинстон Черчилль, первый лорд Адмиралтейства того времени, в своём выступлении по радио сказал: «Россия проводила холодную политику личных интересов... но то, что русские армии должны стоять на этой линии [имеется в виду новая западная граница], было явно необходимо для обеспечения безопасности России против нацистской угрозы». 4 октября 1939 года, выступая в Палате лордов, министр иностранных дел Великобритании Галифакс заявил: «...следует напомнить, что действия Советского правительства состояли в том, чтобы переместить границу по существу к линии, рекомендованной на Версальской конференции лордом Керзоном... Я только привожу исторические факты и считаю их неоспоримыми». Видный британский политик и государственный деятель Д. Ллойд Джордж подчеркивал: «русские войска оккупировали территории, которые не являются польскими и которые были насильственно захвачены Польшей после Первой мировой войны... Было бы преступным безумием ставить русское продвижение в один ряд с немецким».

В неофициальных беседах с советским полномочным представителем Майским английские дипломаты и высокопоставленные политики говорили ещё более откровенно. 17 октября 1939 года заместитель госсекретаря США по иностранным делам Р.А. Батлер сообщил ему, что в британских правительственных кругах не может быть и речи о возвращении Западной Украины и Белоруссии Польше. По его словам, если бы удалось создать этнографическую Польшу скромных размеров с гарантией не только СССР и Германии, но и Англии и Франции, британское правительство считало бы себя вполне удовлетворенным. 27 октября 1939 года старший советник Чемберлена Х. Вильсон заявил, что Польша должна быть восстановлена как независимое государство на своей этнографической основе, но без Западной Украины и Белоруссии.

Стоит отметить, что в ходе этих бесед изучались также возможности улучшения англо-советских отношений. Эти контакты во многом заложили основу для будущего альянса и антигитлеровской коалиции. Черчилль выделялся среди других ответственных и дальновидных политиков и, несмотря на свою печально известную неприязнь к СССР, даже раньше выступал за сотрудничество с советами. Ещё в мае 1939 года он заявил в Палате общин: «мы окажемся в смертельной опасности, если нам не удастся создать великий союз против агрессии. Худшей глупостью было бы отказаться от любого естественного сотрудничества с Советской Россией». А после начала военных действий в Европе, на встрече с Майским 6 октября 1939 года он признался, что серьезных противоречий между Великобританией и СССР не было и, следовательно, не было причин для напряженных или неудовлетворительных отношений. Он также упомянул, что британское правительство стремится развивать торговые отношения и готово обсуждать любые другие меры, которые могли бы улучшить эти отношения.

Вторая Мировая война не произошла в одночасье, не началась она неожиданно или внезапно.

И германская агрессия против Польши не возникла на пустом месте. Это было результатом целого ряда тенденций и факторов мировой политики того времени. Все довоенные события встали на свои места, образовав одну роковую цепь. Но, несомненно, главными факторами, предопределившими величайшую трагедию в истории человечества, были государственный эгоизм, трусость, умиротворение набиравшего силу агрессора и нежелание политических элит искать компромисс.

Поэтому несправедливо утверждать, что двухдневный визит в Москву нацистского министра иностранных дел Риббентропа стал главной причиной начала Второй мировой войны. Все ведущие страны в той или иной степени ответственны за её вспышку. Каждый из них совершал роковые ошибки, высокомерно полагая, что может перехитрить других, обеспечить себе односторонние преимущества или остаться в стороне от надвигающейся мировой катастрофы. И эта недальновидность, отказ от создания системы коллективной безопасности стоили миллионов жизней и огромных потерь.

Говоря это, я ни в коем случае не намерен брать на себя роль судьи, обвинять или оправдывать кого бы то ни было, не говоря уже о том, чтобы инициировать новый виток международного информационного противостояния в исторической сфере, который мог бы поставить страны и народы в тупик. Я считаю, что именно академики с широким представительством уважаемых ученых из разных стран мира должны искать сбалансированную оценку того, что произошло. Нам всем нужна правда и объективность. Со своей стороны, я всегда призывал своих коллег выстраивать спокойный, открытый и доверительный диалог, смотреть на общее прошлое самокритично и не предвзято. Такой подход позволит не повторять допущенных тогда ошибок и обеспечить мирное и успешное развитие на долгие годы вперед.

Однако многие наши партнеры пока не готовы к совместной работе. Напротив, преследуя свои цели, они увеличивают количество и размах информационных атак против нашей страны, стараясь заставить нас оправдываться и чувствовать себя виноватыми, а также принимать насквозь лицемерные и политически мотивированные заявления. Так, например, резолюция о важности европейской памяти для будущего Европы, одобренная Европарламентом 19 сентября 2019 года, прямо обвинила СССР вместе с нацистской Германией в развязывании Второй мировой войны. Излишне говорить, что в нём вообще нет упоминания о Мюнхене.

Я считаю, что такая «бумажная волокита» – ибо я не могу назвать эту резолюцию документом, – которая явно призвана спровоцировать скандал, таит в себе реальные и опасные угрозы. Действительно, он был принят весьма респектабельным учреждением. И что это показывает? К сожалению, это свидетельствует о целенаправленной политике, направленной на разрушение послевоенного миропорядка, создание которого было делом чести и ответственности государств, ряд представителей которых сегодня проголосовали за эту лживую резолюцию. Таким образом, они оспаривали выводы Нюрнбергского трибунала и усилия международного сообщества по созданию после победоносного 1945 года универсальных международных институтов. Напомню в этой связи, что сам процесс европейской интеграции, приведший к созданию соответствующих структур, в том числе Европейского парламента, стал возможен только благодаря извлеченным урокам прошлого и его точной правовой и политической оценке. И те, кто сознательно ставит этот консенсус под сомнение, подрывают основы всей послевоенной Европы.

Это не только создает угрозу фундаментальным принципам Мирового порядка, но и поднимает определенные морально-этические вопросы. Осквернять и оскорблять память – это подло. Подлость может быть преднамеренной, лицемерной и в значительной степени умышленной, 

как в ситуации, когда в декларациях, посвященных 75-летию окончания Второй мировой войны, упоминаются все участники антигитлеровской коалиции, кроме Советского Союза.

Подлость может быть трусливой, как в ситуации, когда разрушаются памятники, воздвигнутые в честь борцов с нацизмом, и эти позорные деяния оправдываются ложными лозунгами борьбы с нежелательной идеологией и мнимой оккупацией.
Подлость может быть и кровавой, как в ситуации, когда убивают и сжигают тех, кто выступает против неонацистов и преемников Бандеры.

Опять же, подлость может иметь разные проявления, но это не делает её менее отвратительной.

Пренебрежение уроками истории неизбежно ведет к жестокой расплате.

Мы будем твердо отстаивать истину, основанную на документально подтвержденных исторических фактах. Мы и впредь будем честно и беспристрастно относиться к событиям Второй мировой войны, в том числе к масштабному проекту создания крупнейшей в России коллекции архивных документов, кино-и фотоматериалов по истории Второй мировой войны и довоенного периода.

Такая работа уже ведётся. При подготовке этой статьи также было использовано много новых, недавно открытых или рассекреченных материалов. В этой связи могу со всей ответственностью заявить, что

нет архивных документов, которые бы подтверждали предположение о том, что СССР намеревался начать превентивную войну против Германии.

Советское военное руководство действительно придерживалось доктрины, согласно которой в случае агрессии Красная Армия должна была быстро противостоять врагу, перейти в наступление и вести войну на вражеской территории. Однако такие стратегические планы не предполагали намерения первым напасть на Германию.

Конечно, документы военного планирования, письма-инструкции советских и немецких штабов теперь доступны историкам. Наконец, мы знаем истинный ход событий. С точки зрения этих знаний многие спорят о действиях, ошибках и недооценках военно-политического руководства страны. В этой связи скажу одно: наряду с огромным потоком разного рода дезинформации советские руководители получали и правдивую информацию о готовящейся фашистской агрессии. А в предвоенные месяцы были предприняты шаги по повышению боеготовности страны, включая тайный набор части военнообязанных для прохождения военной подготовки и передислокацию частей и резервов из внутренних военных округов к западным границам.

Война не стала неожиданностью, люди ждали её, готовились к ней.

Но нападение нацистов было поистине беспрецедентным по своей разрушительной силе. 22 июня 1941 года Советский Союз столкнулся с самой сильной, наиболее мобилизованной и квалифицированной армией в Мире, на которую работал промышленный, экономический и военный потенциал почти всей Европы.

В этом смертоносном вторжении приняли участие не только Вермахт, но и немецкие сателлиты, воинские контингенты многих других государств Европейского континента.

Самые серьёзные военные поражения 1941 года поставили страну на грань катастрофы. Боевая мощь и контроль должны были быть восстановлены крайними средствами, общенациональной мобилизацией и активизацией всех усилий государства и народа. Летом 1941 года миллионы граждан, сотни заводов и фабрик стали эвакуироваться под вражеским огнём на восток страны. Производство оружия и боеприпасов, которые начали поступать на фронт уже в первую военную зиму, было начато в кратчайшие сроки, и к 1943 году темпы военного производства Германии и её союзников были превышены. В течение полугода советские люди сделали то, что казалось невозможным. Как на фронте, так и в тылу. До сих пор трудно осознать, понять и представить, каких неимоверных усилий, мужества, самоотверженности стоили эти величайшие достижения.

Огромная мощь советского общества, объединенная стремлением защитить родную землю, восстала против мощной, вооруженной до зубов, хладнокровной гитлеровской машины вторжения. 

Она встала, чтобы отомстить врагу, сломавшему, растоптавшему мирную жизнь, планы и надежды людей.

Конечно, страх, растерянность и отчаяние овладевали некоторыми людьми во время этой ужасной и кровавой войны. Были предательство и дезертирство. Резкий раскол, вызванный революцией и гражданской войной, нигилизм, глумление над национальной историей, традициями и верой, которые пытались навязать большевики, особенно в первые годы после прихода к власти, – все это сказалось. Но общее отношение абсолютного большинства советских граждан и наших соотечественников, оказавшихся за границей, было иным – к спасению и защите Родины. Это был настоящий и неудержимый порыв. Люди искали опоры в истинных патриотических ценностях.

Нацистские «стратеги» были убеждены, что огромное многонациональное государство можно легко подчинить себе. Они считали, что внезапное начало войны, её беспощадность и невыносимые тяготы неизбежно обострят межнациональные отношения. И что страна может быть расколота на части. Гитлер ясно заявил: «Наша политика по отношению к народам, живущим на просторах России, должна быть направлена на поощрение любых форм разногласий и раскола».

Но с первых же дней стало ясно, что нацистский план провалился.

Брестская крепость была защищена до последней капли крови её защитниками более чем из 30 национальностей. На протяжении всей войны подвиг советского народа не знал национальных границ – как в масштабных решающих боях, так и в защите каждого плацдарма, каждого метра родной земли.

Поволжье и Урал, Сибирь и Дальний Восток, республики Средней Азии и Закавказья стали домом для миллионов эвакуированных. Их жители делились всем, что у них было, и оказывали всю возможную поддержку. 

Дружба народов и взаимопомощь стали для врага настоящей несокрушимой крепостью.

Советский Союз и Красная Армия, что бы ни пытались сегодня доказать, внесли главный и решающий вклад в разгром нацизма. Это были герои, которые до конца сражались в окружении врага под Белостоком и Могилевом, Уманью и Киевом, Вязьмой и Харьковом. Они начали наступление под Москвой и Сталинградом, Севастополем и Одессой, Курском и Смоленском. Они освободили Варшаву, Белград, Вену и Прагу. Они штурмовали Кенигсберг и Берлин.

Мы боремся за подлинную, неприкрашенную или обеленную правду о войне. Эта национальная, человеческая правда, жесткая, горькая и беспощадная, была передана нам писателями и поэтами, прошедшими через огонь и ад фронтовых испытаний. Для моего поколения, как и для других, их честные и глубокие рассказы, романы, пронзительная траншейная проза и стихи навсегда оставили свой след в моей душе. Чествование ветеранов, которые сделали всё возможное для победы, и память о погибших на поле боя стали нашим моральным долгом.

А сегодня – простые и великие по своей сути строки стихотворения Александра Твардовского «Я погиб подо Ржевом...» посвящается участникам кровопролитной и жестокой битвы Великой Отечественной войны в центре советско-германского фронта. Только в боях за Ржев и Ржевский выступ с октября 1941 по март 1943 года Красная Армия потеряла 1 154 698 человек, в том числе раненых и пропавших без вести. Впервые я называю эти страшные, трагические и далеко не полные цифры, собранные из архивных источников. Я делаю это, чтобы почтить память подвига известных и безымянных героев, о которых по разным причинам незаслуженно и несправедливо мало говорили или вообще не упоминали в послевоенные годы.

Позвольте мне привести вам ещё один документ. Это доклад от февраля 1954 года о репарациях со стороны Германии союзнической комиссии по репарациям, возглавляемой Иваном Майским. Задача комиссии состояла в том, чтобы определить формулу, согласно которой побежденная Германия должна была бы возместить ущерб, нанесенный державам-победителям. Комиссия пришла к выводу, что «количество солдатских дней, проведенных Германией на советском фронте, по меньшей мере в 10 раз больше, чем на всех других союзнических фронтах. Советский фронт также должен был обрабатывать четыре пятых немецких танков и около двух третей немецких самолетов».

В целом на СССР приходилось около 75 процентов всех военных усилий, предпринимавшихся антигитлеровской коалицией. За время войны Красная армия «перемолола» 626 дивизий стран оси, из которых 508 были немецкими.

28 апреля 1942 года Франклин Д. Рузвельт сказал в своем обращении к американскому народу: «это русские войска уничтожили и уничтожают больше вооруженной мощи наших врагов – войск, самолетов, танков и орудий – чем все остальные Объединенные Нации вместе взятые». Уинстон Черчилль в своем послании Иосифу Сталину от 27 сентября 1944 года писал, что «именно русская армия вырвала кишки из немецкой военной машины...».

Такая оценка нашла отклик во всем Мире. Потому что эти слова – Великая Истина, в которой тогда никто не сомневался. Почти 27 миллионов советских граждан погибли на фронтах, в немецких тюрьмах, умерли от голода и бомбежек, погибли в гетто и печах нацистских лагерей смерти.

СССР потерял одного из семи своих граждан, Великобритания – одного из 127, а США – одного из 320.

К сожалению, эта цифра самых тяжелых и тяжких потерь Советского Союза не является исчерпывающей. Необходимо продолжать кропотливую работу по восстановлению имен и судеб всех погибших-красноармейцев, партизан, подпольщиков, военнопленных и узников концлагерей, мирных жителей, убитых эскадронами смерти. Это наш долг. И здесь особую роль играют участники поискового движения, военно-патриотических и волонтерских объединений, такие проекты, как электронная база данных «Память народа», содержащая архивные документы. И, конечно же, для решения такой общей гуманитарной задачи необходимо тесное международное сотрудничество.

Усилия всех стран и народов, сражавшихся против общего врага, привели к победе. Британская армия защищала свою Родину от вторжения, сражалась с нацистами и их сателлитами в Средиземном море и Северной Африке. Американские и английские войска освободили Италию и открыли второй фронт. США нанесли мощные и сокрушительные удары по агрессору в Тихом океане. Мы помним огромные жертвы, принесенные китайским народом, и его огромную роль в разгроме японских милитаристов. Давайте не будем забывать бойцов воюющей Франции, которые не поддались на позорную капитуляцию и продолжали бороться против нацистов.

Мы также всегда будем благодарны союзникам за помощь в снабжении Красной армии боеприпасами, сырьём, продовольствием и техникой. И эта помощь была существенной – около 7 процентов от общего объема военной продукции Советского Союза.

Ядро антигитлеровской коалиции начало формироваться сразу после нападения на Советский Союз, где США и Великобритания безоговорочно поддержали её в борьбе против гитлеровской Германии. На Тегеранской конференции 1943 года Сталин, Рузвельт и Черчилль образовали союз великих держав, договорились разработать коалиционную дипломатию и совместную стратегию в борьбе с общей смертельной угрозой. Лидеры «Большой тройки» четко понимали, что объединение промышленного, ресурсного и военного потенциалов СССР, США и Великобритании даст неоспоримое превосходство над противником.

Советский Союз полностью выполнял свои обязательства перед союзниками и всегда протягивал им руку помощи. Таким образом, Красная Армия поддержала высадку англо-американских войск в Нормандии, проведя крупномасштабную операцию «Багратион» в Белоруссии. В январе 1945 года, прорвавшись к реке Одер, она положила конец последнему мощному наступлению Вермахта на Западном фронте в Арденнах. Через три месяца после победы над Германией СССР, в полном соответствии с Ялтинскими соглашениями, объявил войну Японии и разгромил миллионную Квантунскую армию.

Ещё в июле 1941 года советское руководство заявило, что целью войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация угрозы, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, страдающим под гнётом германского фашизма.

К середине 1944 года враг был изгнан практически со всей советской территории. Однако врага надо было прикончить в его логове. Так Красная Армия начала свою освободительную миссию в Европе. Она спасла целые народы от уничтожения и порабощения, а также от ужаса Холокоста. Они были спасены ценой сотен тысяч жизней советских солдат.

Важно также не забывать об огромной материальной помощи, которую СССР оказывал освобожденным странам в ликвидации угрозы голода, восстановлении их экономики и инфраструктуры. Это делалось в то время, когда пепел простирался на тысячи верст от Бреста до Москвы и Волги. Например, в мае 1945 года австрийское правительство обратилось к СССР с просьбой оказать продовольственную помощь, так как оно «не представляло, как прокормить своё население в ближайшие семь недель до нового урожая». Государственный канцлер Временного правительства Австрийской Республики Карл Реннер назвал согласие советского руководства на отправку продовольствия актом экономии, который австрийцы никогда не забудут.

Союзники совместно создали Международный военный трибунал для наказания нацистских политических и военных преступников.

Его решения содержали четкую правовую квалификацию преступлений против человечности, таких как геноцид, этнические и религиозные чистки, антисемитизм и ксенофобия. Прямо и недвусмысленно Нюрнбергский трибунал осудил также пособников нацистов, разного рода коллаборационистов.

Это позорное явление проявилось во всех европейских странах. Такие деятели, как Петен, Квислинг, Власов, Бандера, их приспешники и последователи, хотя они и были замаскированы под борцов за национальную независимость или свободу от коммунизма, являются предателями и убийцами. В бесчеловечности они часто превосходили своих хозяев. В своем желании служить, в составе специальных карательных отрядов они охотно выполняли самые бесчеловечные приказы. Они были ответственны за такие кровавые события, как расстрелы Бабьего Яра, Волынская резня, сожжение Хатыни, акты уничтожения евреев в Литве и Латвии.

И сегодня наша позиция остается неизменной – преступным действиям нацистских коллаборационистов не может быть оправдания, для них нет срока давности. Поэтому вызывает недоумение, что в некоторых странах тех, кто ухмыляется сотрудничеству с нацистами, вдруг приравнивают к ветеранам Второй мировой войны. Я считаю недопустимым приравнивать освободителей к оккупантам.

А прославление нацистских коллаборационистов я могу расценивать только как предательство памяти наших отцов и дедов. Предательство идеалов, объединивших народы в борьбе против нацизма.

В то время перед лидерами СССР, США и Великобритании стояла, без преувеличения, историческая задача. Сталин, Рузвельт и Черчилль представляли страны с разными идеологиями, государственными устремлениями, интересами, культурами, но проявили большую политическую волю, поднялись над противоречиями и предпочтениями и выдвинули на первый план истинные интересы Мира. В результате они смогли прийти к соглашению и достичь решения, от которого выиграло всё человечество.

Победоносные державы оставили нам систему, ставшую квинтэссенцией интеллектуальных и политических поисков нескольких столетий. Серия конференций – Тегеранская, Ялтинская, Сан-Францисская и Потсдамская – заложила фундамент Мира, который в течение 75 лет не имел глобальной войны, несмотря на самые острые противоречия.

Исторический ревизионизм, проявления которого мы сейчас наблюдаем на Западе, и прежде всего в отношении темы Второй мировой войны и её итогов, опасен тем, что он грубо и цинично искажает понимание принципов мирного развития, заложенных на Ялтинской и Сан-Францисской конференциях 1945 года. 

Главным историческим достижением Ялтинских и других решений того времени является договоренность о создании механизма, который позволил бы ведущим державам оставаться в рамках дипломатии при разрешении своих разногласий.

Двадцатый век принес масштабные и всеобъемлющие глобальные конфликты, и в 1945 году на сцену также вышло ядерное оружие, способное физически уничтожить Землю. Иными словами, силовое урегулирование споров стало недопустимо опасным. И победители Второй мировой войны это понимали. Они понимали и осознавали свою ответственность перед человечеством.

Предостерегающая история Лиги Наций была принята во внимание в 1945 году. Структура Совета Безопасности ООН была разработана таким образом, чтобы сделать гарантии мира как можно более конкретными и эффективными. Именно так возник институт постоянных членов Совета Безопасности и право вето как их привилегия и ответственность.

Что такое право вето в Совете Безопасности ООН?

Если говорить прямо, то это единственная разумная альтернатива прямой конфронтации между крупными странами. Это заявление одной из пяти держав о том, что решение для неё неприемлемо и противоречит её интересам и представлениям о правильном подходе. А другие страны, даже если они не согласны, принимают эту позицию как должное, отказываясь от любых попыток реализовать свои односторонние усилия. Так что, так или иначе, нужно искать компромиссы.

Новое глобальное противостояние началось почти сразу после окончания Второй мировой войны и было порой очень ожесточенным. И тот факт, что Холодная война не переросла в Третью мировую войну, стал наглядным свидетельством эффективности соглашений, заключенных Большой тройкой. Согласованные в ходе создания Организации Объединенных Наций правила поведения позволили в дальнейшем минимизировать риски и держать конфронтацию под контролем.

Конечно, мы видим, что система ООН в настоящее время испытывает определенную напряженность в своей работе и не так эффективна, как могла бы быть. Но ООН по-прежнему выполняет свою основную функцию. Принципы Совета Безопасности ООН – это уникальный механизм предотвращения крупной войны или глобального конфликта.

Призывы, которые довольно часто звучат в последние годы, отменить право вето, лишить постоянных членов Совета Безопасности особых возможностей, на самом деле безответственны. В конце концов, если это произойдет, Организация Объединенных Наций, по сути, станет Лигой Наций – совещанием для пустых разговоров без какого-либо рычага воздействия на мировые процессы. Чем всё закончилось, хорошо известно. Именно поэтому державы-победительницы подошли к формированию новой системы мироустройства со всей серьезностью, стремясь избежать повторения ошибок своих предшественников.

Создание современной системы международных отношений является одним из важнейших итогов Второй мировой войны.

 Даже самые непреодолимые противоречия – геополитические, идеологические, экономические – не мешают нам находить формы мирного сосуществования и взаимодействия, если есть желание и воля к этому. Сегодня мир переживает довольно бурное время. Меняется всё – от глобального баланса сил и влияния до социальных, экономических и технологических основ обществ, наций и даже континентов. В прошлые эпохи сдвиги такого масштаба почти никогда не происходили без крупных военных конфликтов. Без борьбы за власть построить новую глобальную иерархию. Благодаря мудрости и дальновидности политических деятелей союзных держав удалось создать систему, которая сдерживала от крайних проявлений такую объективную конкуренцию, исторически присущую мировому развитию.

Наша обязанность – всех тех, кто несет политическую ответственность, и прежде всего представителей держав – победителей во Второй мировой войне, – гарантировать сохранение и совершенствование этой системы.

Сегодня, как и в 1945 году, важно продемонстрировать политическую волю и вместе обсудить будущее. Наши коллеги – господин Си Цзиньпин, господин Макрон, господин Трамп и господин Джонсон – поддержали российскую инициативу о проведении встречи лидеров пяти государств, обладающих ядерным оружием, постоянных членов Совета Безопасности. Мы благодарим их за это и надеемся, что такая очная встреча может состояться как можно скорее.

Каково наше видение повестки дня предстоящего саммита?

Прежде всего, на наш взгляд, было бы полезно обсудить шаги по выработке коллективных принципов в мировых делах. Откровенно говоря, речь идёт о вопросах сохранения мира, укрепления глобальной и региональной безопасности, контроля над стратегическими вооружениями, а также совместных усилиях по противодействию терроризму, экстремизму и другим крупным вызовам и угрозам.

Особый пункт повестки дня заседания – ситуация в мировой экономике. И прежде всего, преодоление экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Наши страны предпринимают беспрецедентные меры по защите здоровья и жизни людей, поддержке граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Наша способность работать сообща и согласованно, как настоящие партнеры, покажет, насколько серьёзными будут последствия пандемии и как быстро мировая экономика выйдет из рецессии. Более того, недопустимо превращать экономику в инструмент давления и конфронтации. Популярные вопросы включают охрану окружающей среды и борьбу с изменением климата, а также обеспечение безопасности глобального информационного пространства.

Предложенная Россией повестка дня предстоящего саммита «пятерки» чрезвычайно важна и актуальна как для наших стран, так и для всего мира. И у нас есть конкретные идеи и инициативы по всем пунктам.

Нет никаких сомнений в том, что саммит России, Китая, Франции, США и Великобритании может сыграть важную роль в поиске общих ответов на современные вызовы и угрозы и продемонстрирует общую приверженность духу альянса, тем высоким гуманистическим идеалам и ценностям, за которые плечом к плечу сражались наши отцы и деды.

Опираясь на общую историческую память, мы можем и должны доверять друг другу. Это послужит прочной основой для успешных переговоров и согласованных действий во имя укрепления стабильности и безопасности на планете, а также во имя процветания и благополучия всех государств. Без преувеличения, 

это наш общий долг и ответственность перед всем Миром, перед нынешним и будущим поколениями.

Владимир Путин Президент Российской Федерации

Vladimir Putin: The Real Lessons of the 75th Anniversary of World War II

The National Interest

June 18, 2020 

https://nationalinterest.org/f...

 
 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.