wrapper

Вторник, 01 июня 2021 00:00 Прочитано 73 раз

На крови и грязи,- в Князи. Дома Барди, Перуцци… Ротшильдов

«... Наши компании ныне ведут своими средствами большую часть европейской торговли и питают почти весь мир. Англия, Франция, Италия и многие другие, прежде преуспевающие государства оказались от нас в непокрываемой долговой зависимости, и, поскольку их годовых доходов не хватает даже на выплату процентов по займам, они вынуждены предоставлять нашим торговцам и банкирам все новые и новые привилегии. Наши представители взяли под свою руку сбор налогов, таможню и скупку сырья во многих государствах»...

Это написано мало кому ныне известным Даттео Виллани - флорентийским хронистом и по совместительству членом правления торгово-​промышленной компании Filippo d'Amadeo Peruzzi около 7 веков  назад (в 30-е годы XIV века). Тем не менее, всякий почувствует здесь перекличку со временами нынешними.

И на 100% прав Алекс, утверждавший в начале 2009 года, что «в наше время [политику, проводившуюся тогда компанией Peruzzi, наряду с  семействами Барди, Аччаюоли, Бонаккорзи, Кокки и проч.,] назвали бы «глобализацией под контролем корпораций»».

Весь текст выложенного им материала, - «Падение дома Барди или чем закончилась финансовая глобализация средневековья» - можно прочитать в Кладовой по приведённой ссылке.  А здесь я перечислю некоторые из приведённых в статье примеров «крови и грязи», - как предшествовавших политике «славных» Домов, так и ей сопутствовавших в течение несколько десятилетий.

--- ... Десятое столетие было периодом медленного прогресса. Венеция получила главные концессии в торговле от  Константинополя, и это привело к ее расцвету. Ростовщичество становится уважаемой специальностью, так как финансовые средства направлялись на финансирование морских торговых перевозок...

К одиннадцатому столетию, европейцы изгоняют арабов из Сицилии и Сардинии (1096).В  1095-1270 проходят   Крестовые походы. Появляется необходимость переводить крупные денежные суммы для финансирования армии крестоносцев.

--- Историк Михаил Заборов  пишет о том времени:  “Время было грозное, и обедневшие рыцари спешили в поход “на врага христовой веры”, провозглашенный летом 1095 г. папой Урбаном II (1088 - 1099гг.)... ...Армия впитала в себя немало профессиональных преступников. Обманщики, воры, тунеядцы, грабители и убийцы, как писал летописец Альберт из Экса, в большом количестве вошли в состав крестоносных отрядов. Походы обещали богатую добычу, а гарантированное Урбаном II вечное блаженство на том свете развязало руки тем, которые еще колебались идти на прямой грабеж и иные преступления...».

    После того как власти Византии выдворили Венецианских ростовщиков за пределы своего государства, последние толкнули крестоносцев на разграбление Константинополя.

«...Бесследно пропали почти все произведения византийского ювелирного искусства… . В храме Святой Софии крестоносцы изрубили на части и разделили между собой святой престол, слитый из золота с драгоценными каменьями, сорвали все украшения, захватили священные сосуды и утварь. Они навьючивали сокровища в храме и поднимали ударами копий вьючных животных, когда они скользили и падали на мраморном помосте: кровь животных и другие нечистоты оскверняли святилище. Развратная женщина пела непристойные песни и плясала на горнем месте».

--- Тамплиеры были очень богатыми. Источником этих невиданных богатств было ростовщичество, поставленное храмовниками на недосягаемый для своего времени уровень. ... поскольку приораты храмовников были разбросаны по всей Европе, ни один светский ростовщик не мог оказать клиентам подобных услуг.

Храмовники выдавали денежные ссуды, как правило, под заклад... В 1204 году, например, английский король Иоанн Безземельный «передал на хранение» в лондонской «Тампль» коронные драгоценности, а в 1220 году на «хранении» у английских тамплиеров оказалась даже большая королевская печать Англии. Часто тамплиеры брали на хранение важные государственные документы..

Не исключено, что, принимая на хранение важные государственные документы и выдавая под них ссуды королям, тамплиеры ненавязчиво угрожали им шантажом...

--- Все основные банковские операции изобретены и апробированы тамплиерами. Первый дошедший до нас договор займа датирован 1135-м годом. Тамплиеры пользовались неприкосновенностью на любой войне между христианами.

--- ... вопреки всем преследованиям уже к началу XIII века на другом конце Европы в руках ростовщиков скопились огромные материальные ценности в виде золотых и серебряных монет и драгоценностей, которые служили основой меновой торговли того времени...

   Не только спекуляцией хлебом грешили венецианские дожи. Именно они финансировали переброску крестоносцев на судах из Венеции к Константинополю в 1204 году во время четвертого и последнего крестового похода. Это была месть капитала властям Византии за защиту интересов своих граждан.

---      В 1000 году общая численность населения Европы составляла около 42 миллионов человек. К 1300 году она возросла приблизительно до 73 миллионов, но с 1300 по 1340 год темпы ее роста начали сокращаться из-за опустошительных войн, голода и экономических катаклизмов...

---     В широких размерах к ростовщическому кредиту прибегала феодальная знать - короли и дворяне, которым требовались деньги для ведения многочисленных войн и покупки предметов роскоши... Именно из среды итальянских купцов выделились крупнейшие финансовые компании того времени: Барди, Перуччи, Альберти, Медичи и др.

---    Уже в 90-х годах XIII века при резиденции папы открылись отделения сиенского банка Большого стола и флорентийских торгово-​промышленных компаний Uzziano, Peruzzi и Bardi...

   Флорентийцы получили от папы право на 10-​процентную маржу при сборе платежей - иначе говоря, компании выкупили у церкви эксклюзивное право нарушать догмат о том, что взаймы нужно давать, ничего от этого не ожидая.

   Нарушение догмата оказалось весьма востребованным в большинстве стран христианского мира: в филиалы флорентийских торговых контор стали обращаться европейцы, желавшие поместить или занять деньги под процент...

   Сотрудничество с папским престолом открыло компаниям Bardi и Peruzzi массу новых возможностей. Во-​первых, они теперь не боялись кредитовать крупных европейских феодалов, которые как огня боялись отлучения от церкви... Папа Иоанн XXII отлучил орден госпитальеров Иерусалима, задолжавший компании Bardi 133 000 флоринов.

... у Bardi был свой эффективный метод задабривания папских чиновников. Компания завела в своем банке «счет Господа Бога», на который ежегодно начислялось 5000 - 8000 флоринов. Эта довольно крупная сумма передавалась папским секретарям на мессу по прощению ростовщичества.

   В 1327 году Мортимерам при финансовой поддержке все тех же Bardi и Peruzzi удалось свергнуть Эдуарда II и посадить на трон его наследника - 15-​летнего Эдуарда III. Юный король в первые годы правления увеличил долг Англии флорентийцам до астрономической цифры - 1, 7 млн. флоринов. Он объявил войну Шотландии, предъявил свои претензии на корону Франции, что послужило причиной для начала Столетней войны. Все военные расходы велись за счет флорентийских кредитов... Англии для погашения долга потребовалось бы либо несколько столетий, либо несколько победоносных войн. Эдуард III проиграл шотландскую кампанию, причем выплата огромной контрибуции проводилась опять же за счет итальянских компаний. В итоге в 1340 году «золотая сеть» лопнула, обанкротив почти всю Европу.

... Глава компании Peruzzi осенью 1340 года скончался в Лондоне от сердечного приступа, и в последующие четыре года Bardi, Peruzzi, а также более 30 связанных с ними компаний поменьше объявили о своем банкротстве. За этим последовали «дефолты» папской курии, Неаполитанского королевства, Кипра и других стран, опутанных «золотой сетью».

  Беспорядки в Европе, вызванные кризисом средневекового глобализма, продолжались почти два десятилетия. Хронист Виллани записал: «Для Флоренции и всего христианского мира потери от разорения Bardi и Peruzzi были еще тяжелее, чем от всех войн прошлого. Все, кто имел деньги во Флоренции, их лишились, а за пределами республики повсеместно воцарились голод и страх»...

https://alexsword.livejournal.com/20898.html    10 января, 2009 

Через несколько столетий после вышеупомянутых событий, в Европе началось плетение «золотой паутины». Так как самым известным из пауков,  занимавшихся этим ремеслом, является  ОПГ, состоявшая из пяти братцев и их Крёстного отца папаши, вспомним основные этапы пути этой семейки.

Всемирная колыбельная

В начале разговора об этой ОПГ, зададимся простеньким вопросом: является ли всё происходившее в мире в последние несколько столетий и происходящее во времена нынешние результатом Заговора ? – Непохоже как-​то.

Ведь заговор это что-​то (по меркам истории) одномоментное, вроде убийства Линкольна, или Кеннеди, удушения гвардейцами одного из российских царей. Или антимонархического переворота в Эфиопии, свергнувшего последнего из тамошних императоров. 

В нашем же – глобальном - случае мы имеем дело с длительным процессом, сбивающим стороннего наблюдателя-​Торопыжку с толку своей неспешностью. Мелодией  колыбельной , напевавшейся на протяжении нескольких столетий сперва гражданам отдельных стран, а потом и почти всему человечеству: БаЮ- баюшки - БаЮ.

«БаЮ» в данной колыбельной это – BaU: Business as Usual. Что – если чуток похулиганить – можно перевести словами некогда популярной в нашей стране песенки:

«Все у нас идет, как полагается, все на надлежащем рубеже…»

 «Все как полагается», - целеустремленно и безостановочно: начинается с захвата гением/ловкачом небольшого плацдарма на выбранной им территории. После чего рубеж передвигается дальше, и плацдарм – вначале незаметно для окружающих – растет и растет.

Как это происходило в случае с одним из основных авторов и исполнителей колыбельной XVIII - XXI веков -   Мейером Амшелем Бауэром, ставшим известным всему миру под фамилией Ротшильд.

Колыбельная Ротшильдов

Основатель семейства Ротшильдов, Майер Амшель, родился во Франкфурте-​на-Майне 23 февраля 1744 года.

История его возвышения проходила как раз в неспешном темпе колыбельной: Баю-​баюшки-баю ….

Рубежи на дистанции огромного размера – от безвестности старьевщика в еврейском гетто до мировой славы и власти – Ротшильдами были пройдены примерно за 100 лет

 

 

На самом первом рубеже Майер Амшель жил примерно вот на такой еврейской улице (между крепостной стеной и рвом Франкфурта-​на_Майне).

Где-​то в начале 1770-х Амшель с женой переехал в дом, считающийся с тех пор родовым гнездом семейства (после смерти его жены,   96 - летней Гутле, дом стал музеем):

«Дом с зеленой крышей, хоть и возвышался над соседними домами, был слишком узким, комнатушки в нем были маленькими и темными. Две спальни, в которых размещались родители и постоянно растущая орава наследников…»

А уже в середине следующего века, его потомки понастроили по всей Европе и Англии столько роскошных дворцов и поместий, что со счета сбиться можно. Картинка с одним из поместий размещена в тизере. Ясно, что интерьеры в поместье были уже совсем не узкими и не тесными.

Но это было после почти векового исполнения убаюкавшей весь мир колыбельной (темп которой, правда, постепенно убыстрялся).

Напомню, что 29 августа 1770 года (в 26 лет) Майер Амшель женился на 17-​летней Гутле Шнаппер – дочери местного ростовщика. Приданое невесты (2400 флоринов) и средства Майера не сделали молодую семью состоятельной.

После этого  пел он  свою колыбельную уже вместе с женой. Которая еле успевала убаюкивать все новых и новых младенцев (из 12 рожденных детишек выжило у Ротшильдов десятеро: 5 сыновей и 5 дочерей)  – кадры решают все.

Гутле укачивала колыбельной детишек у люльки, а Майер напевал свою колыбельную – медленно, но верно захватывая и обустраивая плацдарм, с которого должны будут наступать на мир он сам и его сыновья-​соратники: Амшель (1773), Соломон (1774), Натан (1777), Карл (Кальман - 1788), Джеймс (1792).

Можно с полным правом утверждать, что богатства семьи Ротшильдов выросли на обычном мусоре (то есть, на грязи). И что произошло это благодаря тому, что Майер Амшель не пошел по дорожке, проторенной множеством евреев до него, в том числе и  Моше с Кальманом – его братьями. Которые были старьевщиками, то есть, торговали старой одеждой и старой хозяйственной утварью.

А что делать, говорили они, если евреям запрещалось заниматься сельским хозяйством, ремеслами, и даже продажей таких товаров, как шелк, оружие или свежие фрукты…

Майер же – под ухмылки своих братьев - начал собирать на свалке, или скупать по дешевке вышедшие из обращения монеты, выброшенные медали, эмблемы со старинных рыцарских доспехов и щитов, придавать им товарный вид. Динары и талеры, потускневшие от времени русские, баварские, римские монеты – он их рассматривал, исследовал, писал к ним аннотации. Которые позже преобразовались в каталоги, выписанные изощренным готическим шрифтом.

И они Майеру пригодились, когда внутренний голос – успеха можно достичь лишь около людей, облеченных властью, в «сумеречной зоне» – нашептал ему верный маршрут.

Который привел его в дом бывшего работодателя в Ганновере, генерала фон Эшторфа, регулярно посещавшего покои принца Вильгельма Гессенского. И начиная с этого дома Майер потихоньку пошел вверх.

Правда на этом начальном рубеже Майеру Амшелю, а потом -  и его сыновьям, приходилось постоянно кланяться сильным мира того, заискивать перед ними.

Как и в случае с генералом. Который соблаговолил вспомнить Майера, а придворные друзья генерала, как ни странно, проявили интерес к старинным монетам и редким вещицам. 

Произошло это в  немалой степени и потому, что Майер не только бесконечно  рассказывал им о своих нумизматических изысканиях, но и являл собою ансамбль песни и пляски в одном лице.  Пританцовывал, воспроизводя мелодии гетто, а вельможи в это время  листали каталоги, изобиловавшие литературными и каллиграфическими изысками автора.

И в конце концов стали покупать эту "рухлядь".

    Вдохновленный Майер начал рассылать свои причудливо разрисованные каталоги всем царствующим особам прилегающих земель, предлагая поставки своего «товара».  И в этих  сопроводительных письмах тоже приходилось пресмыкаться, подлизываться:

    "Мне выпала чрезвычайная удача и достался благородный жребий служить Вашей светлости и способствовать в меру моих скромных сил Вашему благополучию. Я готов приложить все мои силы и использовать все доступные мне средства, чтобы достойно служить Вашей светлости и в будущем, когда Вы сочтете возможным оказать мне известную поддержку и предоставите право действовать с одобрения Вашей светлости и действовать в качестве доверенного лица. Я решаюсь просить Вас об этом в надежде, что не доставлю Вам чрезмерных хлопот …".

Однажды Майер Амшель удостоился аудиенции самого принца Вильгельма. Его высочество только что успешно завершил шахматную партию и находился в приподнятом расположении духа… Он купил у Майера целую пригоршню редких монет и медалей. Это была первая сделка, заключенная Майером Бауэром / Ротшильдом с главой государства.

    Он вернулся на еврейскую улицу с ощущением триумфа, но был по-​прежнему беден.

Поэтому он учредил в одном из домов на Посудной улице, так сказать, пункт обмена валюты, а по сути – банк, где обменивались разнообразные денежные знаки, имевшие хождение в различных немецких землях. Ярмарки, проходившие во Франкфурте, привлекали в город дукаты, флорины и прочую валюту из самых различных городов. И на разнице в их рыночной стоимости Майеру удавалось получать более или менее стабильный доход.

 

    Однако Майер желал большего. И он снова отказался от проторенного пути. Доходы от меняльной конторы Майер инвестировал отнюдь не в расширение этого бизнеса, хотя он и был тогда основным источником его доходов. Вопреки логике Ротшильд продолжал вкладывать деньги в "нумизматический" бизнес.

     Майер скупил несколько коллекций по бросовым ценам. Ему удалось завязать знакомство с герцогом Карлом-​Августом Веймарским, покровителем Гете, а также найти других влиятельных "клиентов", покупавших его раритеты по невысоким ценам. Он продолжал свое дело, периодически возвращаясь к своему первому покупателю, принцу Вильгельму, – и был доволен собой.

Как он заботился о своих каталогах! С какой тщательностью он печатал их, используя изощренный готический шрифт. Как он проверял и перепроверял заголовки на титульных листах, как внимательно работал над каждой фразой, стиль которых даже в те времена выглядел причудливым и архаичным. Он был похож на талмудиста, который пишет книгу своей жизни.

    И как это ни удивительно, наступил день – это было 21 сентября 1769 года (то есть, Майеру – около 25 лет), – когда взорам жителей одного из бедных кварталов Еврейской улицы предстало нечто весьма любопытное. Некий сутулый молодой человек с черной бородой прибивал вывеску на одном из домов Посудной улицы. На вывеске был изображен герб земли Гессен-​Ханау, а ниже шел текст следующего содержания: "М.А. Ротшильд, официальный придворный торговый агент Его Высочества принца Уильяма Гессенского".

    В то время такое звание было почетным, но не исключительным. Оно только подтверждало публично, что его владелец имел разрешение двора заниматься той или иной деятельностью, и не накладывало никаких обязательств на принца,  не давало никаких особенных преимуществ Майеру.

   Правда, новый титул избавлял Майера от некоторых неудобств, от которых обычно страдали евреи. Это был своего рода пропуск, который позволял относительно свободно передвигаться из одного герцогства в другое.

Своих сыновей Майер также приучал к умению – на первоначальных рубежах - сдерживать гордыню.

Момент проверки их умения делать это наступил в начале 1790-х, после того, как Майеру удалось преодолеть очередной рубеж и начать работать с векселями принца.

Аппетит приходит во время еды, а обналичивание векселей принца охватывало лишь малую часть объемов его интенсивной коммерческой деятельности.

Не совсем ясно, кто занимался ею от имени принца, возможно, это были крупные франкфуртские банкиры (христиане) братья Бетман, а также Руппель и Харниер. Неизвестно, существовали ли вообще какие-​нибудь мелкие посредники между двором и банками.

    И вот однажды сыновья Ротшильда появились перед этими известными банкирами в качестве просителей.

    – Будьте так милостивы, достойнейшие господа банкиры, позвольте нам стать посредниками между вами и принцем.

    Банкирам этот наивный пыл показался забавным. Конечно, у этих юных выскочек не было ни капли достоинства и принципиальности, но, может быть, в этом проявлялась их сила, которая и могла удовлетворить непомерные аппетиты его светлости. И почтенные франкфуртцы согласились.

Юные коммерсанты из гетто получили свои крошечные комиссионные за то, что они согласились быть на побегушках у могущественного Вильгельма. И почтенные банкиры не прогадали: Вильгельму нравилось проворство его новых посыльных. Казначей принца, Будерус, тайно сотрудничал с меняльной конторой Ротшильдов, которая постепенно превращалась в настоящий, солидный банк. Вскоре Соломон почти ежедневно навещавший замок принца, стал, таким образом, первым Ротшильдом, проникшим в финансовые структуры двора. Амшель, в свою очередь, занимался закладными принца.

В то же время Натан, который поначалу не сошелся в ценах с английским торговцем текстилем, оказался в Манчестере. И благодаря этому дешевый текстиль из Манчестера с легкой руки Натана через охваченную революцией Францию попадал прямо на склады Ротшильдов во Франкфурте.

Семья сделала свой первый шаг по созданию международной коммерческой сети. Прошло совсем немного времени, и Ротшильды расширили свое влияние во многих сегментах европейского рынка.

Молодые Ротшильды стремительно передвигались по дорогам Европы в своих каретах. Их лица были непроницаемы, глаза горели, а в руках они крепко сжимали портфели с бумагами.  Эти круглолицые сыновья - будущие полководцы финансового мира Ротшильдов скакали в каретах по поручениям высокомерных франкфуртских банкиров. И с инструкциями своего отца-​Цезаря.

Вытеснение с очередного плацдарма потерявших бдительность снобов было делом времени.

Свой первый значительный рубеж - первую крупную международную сделку - Ротшильд совершил в 1804 году, когда казна Дании была абсолютно пуста.

Принц и правитель Дании были родственниками, так что принц предпочел не светиться, а ссудить деньги анонимно - через услужливых и расторопных братьев Ротшильдов. Братья Бетман, и Руппель с Харниером оказались для принца менее полезными посредниками, чем семейка Ротшильдов.   

    Поначалу активность Ротшильдов, занимавшихся подготовкой предоставления займа Дании (деньгами принца, конечно, но не указывая его имени), осталась незамеченной заносчивыми банкирами, дозволившими в свое время «наивным» братьям Ротшильдам посредничать между ними и принцем.

Но вскоре банкиры с удивлением заметили, что "эти Ротшильды" стали что-​то слишком заняты – у Майера и его сыновей совершенно не осталось времени для выполнения их мелких поручений, в то же время принц что-​то очень долго не обращался к ним с просьбой провести кредитные операции за рубежом.

На запросы банкиров, направленные казначею его светлости, досточтимому господину Будерусу, приходили очень вежливые, но совершенно бессодержательные ответы. Тогда банкиры обратились в Данию. Полученный ответ оказался несколько неожиданным – ссуды, поступавшие в датское финансовое ведомство, доставлялись неизвестными молодыми людьми от имени некоего любезного господина, имени которого они не знали.

    – Какими еще молодыми людьми?! – воскликнули братья Бэтмен в замешательстве.

    – Какие-​то …шильды! Они появляются и исчезают так стремительно, что трудно было разобрать, как их зовут.

    – …шильды! Ротшильды?! Ротшильды!!!

    Эта новость привела Бэтменов в ярость. Так вот где была зарыта собака. Во всем виноваты эти прохвосты из гетто!  Ротшильды посягнули на полномочия самых могущественных и влиятельных банкиров Германии.

Ярость Бетманов и Руппеля с Харниером вышла из берегов. НО - все кричащие, вопящие и шипящие вскоре охрипли и, устав, замолчали.

Семейство Ротшильд уже слишком много значило для принца, чтобы он стал обращать внимание на сплетни придворной челяди. Ведь Будерус (так полюбивший частые подношения Майера Амшеля) объяснил принцу, насколько они полезны.

    Их энергия, их смешной акцент и вездесущность становились невыносимы, но в конце концов их активность сыграла свою положительную роль. Ротшильды были повсюду. Отец и пятеро сыновей, казалось, представляли собой какую-​то сверхъестественную силу, для которой не существовало ни расстояний, ни границ, ни правил.

После этой сделки, ритм ротшильдовской колыбельной слегка ускорился, а доходы и вес семейства в финансовых кругах Германии и Европы в целом стали потихоньку возрастать.

Семейство Ротшильдов, - в своем ритме протяжной колыбельной -  все увереннее двигалось к заветному рубежу. К завоеванию прочного плацдарма в «сумеречной зоне, в зоне посвященных», где игра идет по особым правилам, дающим человеку тем большее преимущество над остальными, чем больше он посвящен в скрытые от других тайны этой зоны

Возможным такое стало потому, что Ротшильд - старший, полностью соответствующий определению «капиталиста» по Броделю, -  то есть, бывший ярким примером «социального паразита», - удачно выбрал организм для своего туда внедрения.

Принц Вильгельм сам был очень активным паразитом-​кровососом. И внедрившемуся в организм паразита-​принца второму паразиту - Ротшильду было нетрудно начать отбор у первого животворных соков. Ведь ведром/бочкой больше, ведром/бочкой меньше – разве объемистая цистерна это заметит…

О Ротшильдах написано множество хвалебных статей и книг, в которых то и дело утверждается, что им была противна война.

Свежо питание предание, да се верится с трудом. Ротшильды плакали, но на войне наживались :) И делали это с самого начала.

Так как выбранный паразитом Майером Амшелем паразит-​носитель, принц Вильгельм (еще раз напомню – гой, а не еврей), был не виртуальным, а самым что ни на есть реальным паразитом-​кровососом.

Ведь одним из основных источников доходов принца были подготовка и сдача «в аренду» наемных убийц – знаменитых гессенских солдат.

Принц Уильям сдавал свою армию, которую он холил и лелеял, в аренду. Он устраивал блестящие парады, придирчиво проверял прически своих солдат и офицеров (они в то время носили парики с косичками), состояние оружия, мундиров и обуви. Каждый мушкет был у него на счету. Принц призывал на службу все новых своих подданных, тщательно обучал и экипировал новобранцев, а затем продавал в Англию, откуда их направляли в колонии для поддержания порядка.

 

 

Гессенские наёмники участвуют в войне за независимость США на стороне Великобритании

"Миротворческий" бизнес Уильяма приносил ему огромные доходы.

Причем наживался принц не только на крови жертв этих солдат (чем больше людей они способны были убить, тем выше был на них спрос), но и на крови своих гладиаторов.

Каждый раз, когда кто-​то из его солдат или офицеров погибал во время службы, принц получал дополнительную компенсацию. Количество таких инцидентов росло, и соответственно умножался его наличный капитал. Полученные деньги принц отдавал в рост...

 

31.05.2021

https://aftershock.news/?q=node/981864

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.