wrapper

Четверг, 15 августа 2019 00:00 Прочитано 453 раз

От истории к Летописи. В средние века Русь и не подозревала, что живет «под игом»

ПРЕДИСЛОВИЕ

Многое нам предстоит узнать и познать в Переходный период. Библейский проект закончен.

Оптимизм — это состояние души сильных и цельных людей, умеющих не просто менять обстоятельства, но создавать их. Оптимизм — это нелёгкий, но в то же время радостный труд, часто наперекор судьбе. Оптимизм нельзя дать, подарить, вернуть. Он рождается в борьбе. 

Казанские татары никогда не имели никакого отношения к походам Чингисхана и Батыя, то есть к «игу», и вообще – исторически они не «татары», а болгары.

Представим большой многоквартирный дом, построенный на кривом и гнилом фундаменте. Сплошные закоулки, в которых все плутают. Одна стена тонкая, другая толстая, гниловатые и шатаются. Когда в одной квартире кто-то укрепляет стену, она проседает под тяжестью, соседи обижаются, кричат, что у них начался перекос, с потолка сыплется, и вообще – обидно...

И никому невдомек, что вся суть – в кривом и гнилом фундаменте, заложенном когда-то и с какими-то целями.

Такова историография (описание истории) Средневековой Руси.

Эту очевидную истину еще раз вскрыло общественное обсуждение внесенного в Госдуму законопроекта об установлении в России новой памятной даты – Дня окончания Великого стояния на реке Угре. Осенью 1480 года властитель Большой Орды хан Ахмат пошел в поход на Москву. Причина – отказ великого князя Ивана III платить дань. Войска вышли к реке Угре и встали по противоположным берегам. Попытки форсирования реки, незначительные стычки перемежались с переговорами. Так прошёл месяц. 11 ноября обе стороны отвели свои войска.

В официальной историографии Руси этот событие считается окончательным «освобождением от татаро-монгольского ига».

Вот уже три года в Калужской области по инициативе губернатора области Анатолия Артамонова 11 ноября устраивается «военно-исторический фестиваль с масштабной реконструкцией сражения русских и ордынских войск» (хотя никакого сражения не было). По его же инициативе соответствующий законопроект внесён в Госдуму.

«Новые Известия» писали, что тезис о Стоянии на Угре как об окончании зависимости от Орды периодически оспаривается историками, поскольку участие Руси в освоении золотоордынского наследия заняло не один век, и 1480 год мало что изменил.

Не менее существенен современный национально-политический момент. Многие политологи отмечают, что установление Дня окончания Великого стояния на реке Угре как общероссийского праздника вызовет негативную реакцию в некоторых регионах- Башкирии, Якутии, Бурятии, прежде всего - в Татарстане. Как считает политолог Аббас Галлямов, «это решение, власти сделает отличный подарок татарским националистам - даст им повод в очередной раз прокричать, что «русские нас не любят». Малые народы более чувствительны к национальной проблематике, чем государствообразующие этносы. Очевидно, что торжества по случаю победы «старшего брата» над «младшим» не сделает их отношения лучше. Реакция будет болезненной… Беда придёт, откуда не ждут».

Комитет Госсовета Татарстана по образованию и культуре принял решение не поддерживать установление этой памятной даты. Однако один из членов комитета проголосовал против, заявив, что Татарстан могут «обвинить чуть ли не в ордынском реваншизме».

Вот какие страсти разгораются. А все потому, что - кривой фундамент.

Как видим, все мнения-суждения о Стоянии на Угре само собой имеют в основе «ИГО», «освобождение от ига».

Историография (описание истории) средневековой Руси построена на теории «ИГА».

И никто, условно говоря, не виноват. Потому что все мы выросли на этом кривом фундаменте. Два века нам внушали, начиная со школы. Даже казанские татары верят…

С историко-фактографической точки зрения, в 1480 году «освобождаться» было не от кого - Золотой Орды не существовало уже полвека. Она распалась на Астраханское, Крымское, Казанское и Сибирское ханства, Большую Орду, Ногайскую Орду, Московскую Русь и другие образования, которые постоянно враждовали между собой, платили друг другу дань, в зависимости от обстоятельств. В итоге главенствующее положение на том всесветном пространстве заняла Русь. Как писал один из основателей евразийской исторической школы князь Н.С. Трубецкой, произошла «замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву». То есть Русь, Россия, Российская империя стала наследницей империи Чингисхана. Ключевая работа Трубецкого, вышедшая ещё в 1925 году, так и называется – «Наследие Чингисхана».

Кстати, границы Российской империи укладывались, чуть ли не один в один, в границы империи Чингисхана.

История состоит из деталей, сочетания парадоксов, неожиданностей, закономерностей. История свершается сама по себе. А вот историография – в руках людей. Люди же чаще всего преследуют те или иные цели, в основном - идеологические, политические. Автор «Апологии истории» Марк Блок (герой французского Сопротивления, расстрелянный в застенках гестапо) утверждал: «Истории как науки нет, она служит лишь для оправдания ныне существующей системы».

Ещё раньше Поль Валери писал: «История – самый опасный продукт, вырабатываемый химией интеллекта… Она заставляет мечтать, она опьяняет народы, порождает у них ложные воспоминания… вызывает у них манию величия и манию преследования и делает нации желчными, нетерпимыми и тщеславными. История оправдывает все, что угодно. Она не учит абсолютно ничему, ибо содержит в себе все и дает примеры всего».

Один их главных парадоксов нашей историографии Средних веков в том, что тогда русские люди даже не подозревали, что они живут «под игом».

Латинское слово и понятие «иго» в значении «угнетение» по отношению к Руси впервые появилось в одном из европейских источников во второй половине XV века. В русских памятниках письменности - во второй половине XVII века, в одном-единственном списке (копии) «Сказания о Мамаевом побоище». Но и оно признано учёными как позднейшая вставка.

И только в начале ХIX века «татаро-монгольское иго» ввел в широкий оборот «отец русской истории» Н.М. Карамзин, по иронии истории – потомок золотоордынского князя Кара Мурзы.

Затем теория «ига» вошла в официальную историографию Руси, стала гимназическим и школьным курсом истории – то есть массовым сознанием.

Если начинать с похода Батыя 1237 года, то три ордынские конные дивизии прошли Русь военным маршем и ушли в Европу, не оставив ни в одном русском городе военных гарнизонов. Ордынская конница стала с тех пор щитом, отражавшим католические крестовые походы на Русь и православную веру. «Русские - враги католической церкви», - так определил отношения Руси и Рима Папа Римский Климент VI. Еще в 1242 году ордынская конница принимала участие в освобождении от немцев Пскова. «Город даже был взят немцами... Однако, немного спустя после того, Александр Ярославович, из рода Мономахова, возвратил свободу городу; будучи отправлен ханом татарским Батыем и получивши в подмогу татарские вспомогательные войска, он победил в сражении Ливонцев». (Рейнгольд Гейденштейн, «Записки о Московской войне»)

В 1243 году великий князь Ярослав, отец Александра Невского, призвал русских князей признать Батыя своим царем.

Александр Невский. Портрет XVII века с покрова (посмертного покрывала).Его прабабушка, бабушка и, вероятно, мама были половецкими княжнами.

В 1253 году Александр Невский стал названым братом сына Батыя, царевича Сартака, и тем самым – названым сыном Батыя. В те времена легко преступали через кровное родство - могли убить родного брата, если стоял на пути к власти, шёл поперёк. Но названое братство почиталось как святыня, и было незыблемым. Названые братья по-монгольски «анда» - «одна душа».

С тех пор только потомки Александра Невского (за редчайшим и кратковременным исключением) получали ярлык на великое княжение.

В 1258 году великий князь Александр заключил военно-политический союз с Золотой Ордой. И с того года, через 20 лет (!) после похода Батыя, началась выплата дани, которой официальная историография-пропаганда стращала нас все века. Та страшная дань составляла полторы буханки хлеба на человека в год. (С.М. Каштанов.«Финансы средневековой Руси». М., 1988, с. 9-10.) И предназначалась для содержания армии, ордынской конницы.

(Кстати, «орда» или «орта» у нас ассоциируется с разгулом дикой, чуть ли не стихийной, неуправляемой силы. В дословном же переводе «орда» или «орта» - «центр», то есть как раз средоточие управления, власти. В расширенном понимании - «союз», «объединение». На языках тюркских народов СССР и РСФСР «Центральный Комитет КПСС» официально назывался «Орталык Комитет…» Слово «орта» в значении «союз» или «центр» входит, например, в названия многих организаций в тюркоязычных республиках, начиная от творческих союзов до финансовых - «Орталык банк РФ», то бишь Центробанк РФ).

Еще один из парадоксов нашей историографии в том, что Золотая Орда сыграла решающую роль в создании единого, централизованного Русского государства. До того Русь состояла из постоянно воюющих между собой удельных княжеств. «Могло пройти еще сто лет и более в княжеских междоусобиях: чем заключились бы оные? Вероятно, погибелью нашего отечества: Литва, Польша, Венгрия, Швеция могли бы разделить оное; тогда мы утратили бы и государственное бытие и Веру, которые спаслися Москвою; Москва же обязана своим величием Ханам». (Н.М. Карамзин.«История государства Российского».)

Единая Русь создавалась в союзе Золотой Орды и Русской православной церкви. Ханы Золотой Орды, вступая во власть, издавали указы:

«На Руси да не дерзнет никто посрамлять церквей и обижать митрополитов и подчиненных ему архимандритов, протоиереев, иереев и прочих священнослужителей. Свободными от всех податей да будут их города, области, деревни, земли, охоты, ульи, луга, леса, огороды, сады, мельницы… Кто осмелится издеваться над православной верой или оскорблять церковь, монастырь, часовню — тот подлежит смерти без различия, русский он или монгол».

Рано или поздно теория «ига» будет официально пересмотрена, начиная с роли Александра Невского – ключевой фигуры Русского Средневековья. Первые шаги к тому уже сделала Русская православная церковь. В 2010 году на всероссийской православной конференции «Жизнь святого благоверного князя Александра Невского как пример исторического оптимизма» основной доклад начинался так: «Статья Сергея Баймухаметова «Княжеский крест» ставит сложнейшие вопросы, которые касаются трудных и полярно порой дискутируемых моментов в истории России и нашей Русской Православной Церкви…» А в 2017 году уже Святейший Патриарх Кирилл на первом заседании Оргкомитета по подготовке 800-летнего юбилея святого благоверного князя Александра Невского обозначил решительный поворот в историографии Средневековой Руси:

«Александр Невский сумел выстроить такие отношения с Ордой, которые обеспечивали сохранение Руси… В результате Русь не потеряла своей идентичности, она не потеряла своей веры, не потеряла даже своего государственного устройства. А если бы крестоносцы пришли на нашу землю, то Русь как исторический культурный духовный религиозный феномен прекратила бы свое существование».

Наконец, нельзя не сказать о жгучей политической современности, о реакции общественности Татарстана на законопроект об установление новой памятной даты – Дня окончания Великого стояния на реке Угре. Ведь в России «татаро-монгольское иго» так или иначе связывается, ассоциируется почему-то и с казанскими татарами.

И это еще один миф, которыми так богата наша историография.

Болгары, кочевой тюркоязычный народ, жили в причерноморских и азовских степях. В VI-VII веках они воевали с хазарами, и потому, видимо, вынуждены были уйти. Но согласия, куда идти, не было - и народ разделился. Одну часть хан Аспарух увел на Дунай, где они обосновались среди дунайских славян, приняли христианство и ославянились. Вплоть до того, что стали основоположниками славянской письменности.

Другая часть болгар ушла под водительством неизвестного хана на Каму и Волгу. Здесь они основали Камско-Волжскую Булгарию, приняли ислам, сохранили язык, но потеряли самоназвание «болгары» и стали «татарами». Казанские татары никогда не имели никакого отношения к походам Чингисхана и Батыя, к «игу». Более того, столица страны город Великий Булгар первым пал под ударами войск Батыя.

«Татарами» называли себя несколько союзных родов в монгольской степи. Китайцы распространили это название на всех кочевников. Однако по велению Чингисхана с 1206 года все его подданные стали «монголами». Но этноним «татары» дошел до Европы и сохранился. Вероятно, по созвучию с «Тартаром». С распадом Золотой Орды подданных Крымского, Сибирского, Астраханского ханств русские стали называть «татарами». В том числе и подданных Казанского ханства, которые на самом деле – болгары.

На европейских же картах еще XVI века территория Руси обозначалась как Тартария или Tartaria.

Неисповедимы пути твои, история.

Сергей Баймухаметов, историк, публицист

12 августа 2019

https://newizv.ru/article/gene...

Новые знания? Сокрытая правда? Мы вошли в Переходный период, период Библейского проекта закончен.

XXI век станет временем жесточайшей борьбы за будущее, когда целые государства, этносы, культуры будут нещадно, без сантиментов стираться Ластиком истории, точнее сказать Летописи.

В этой борьбе выживут и победят сплоченные социальные системы, спаянные единым ценностным кодом, характеризующиеся минимальной социальной поляризацией и имеющие в себе высокий процент носителей знания. Олигархические системы в этой борьбе не выживут, их участь — стать экономическим удобрением, навозом для сильных. Иного они и не заслуживают.

— Куда идет этот мир (т. е. как выглядит картина будущего)?

— Мир стремительно идёт к концу капитализма. От последнего не так много осталось: рынка практически уже нет, есть глобальные монополии; государство отмирает; гражданское общество скукоживается; политика превращается в комбинацию административной системы и шоу-бизнеса, деньги потеряли ряд функций и в значительной степени перестали быть деньгами; европейцы утратили одну из своих основ — трудовую этику, капиталу почти удалось поглотить, сожрать труд, но и сам он от этого перестаёт быть капиталом.

— Кто строит новый мир?

— Одновременно идут два процесса: разрушение старого мира и оформление нового. Старый капиталистический мир ломает капиталистическая же верхушка — он ей больше, по крайней мере в перспективе, не нужен. С середины 1970-х годов идёт демонтаж капитализма. Он как бы «едет» в своё «додемократическое прошлое», в эпоху «железной пяты» и ост-индских компаний, этих предшественниц нынешних транснациональных корпораций, только более крутых, чем эти последние. Свёртывание прогресса и есть способ создания мировой верхушкой их нового мира. Для большей части человечества этот «новый мир» обернётся новыми «тёмными веками» — не путать со Средневековьем, стартовавшим в IX в. распадом империи Карла Великого. «Тёмные века» — это время между серединой VI в. (окончательно перестала работать система римских акведуков; 476 г. как конец Римской империи — фальшивая выдумка римских первосвященников, выпячивавших таким образом свою роль) и серединой IX в.

Темновековье — это, действительно, эпоха мрака и крови, в отличие от оболганного деятелями Ренессанса и особенно Просвещения (жуликами типа Вольтера) Средневековья — светлой, вплоть до начала XIV в. эпохи; XIV-XVII вв. — новое темновековье, у которого, впрочем, был столь же зазывный, сколь фальшивый фасад — Ренессанс.

 Есть ли альтернатива западной модели будущего (новым темным векам)?

— На данный момент такая альтернатива просматривается плохо. Сейчас главное не дать реализоваться темновековому проекту, а там будет видно. Альтернатива — сопротивление глобальной повестке, т. е. курсу на варварское сокращение населения планеты, разрушение государства (суверенитета), семьи, науки, образования, здравоохранения, последнее, как заметил М. Мур, превращается в здравозахоронение.

— Есть ли возможность вернуться на тот путь развития, по которому планета шла 50-60 лет назад?

— Едва ли. Возвращения и реставрации в истории невозможны. Невозможно повторить уникальную эпоху 1945-1975 гг. — рывок человечества во главе с СССР в будущее, рывок, искусственно прерванный тупой советской номенклатурой и расчётливой верхушкой капиталистического мира. Советская верхушка за этот ситуационный союз расплатилась разрушением СССР.

— Можно ли вернуть людям уверенность в завтрашнем дне, надежду и оптимизм?

 Оптимизм — это состояние души сильных и цельных людей, умеющих не просто менять обстоятельства, но создавать их. Оптимизм — это нелёгкий, но в то же время радостный труд, часто наперекор судьбе. Оптимизм нельзя дать, подарить, вернуть. Он рождается в борьбе.Разумеется, есть биохимическая (генетическая) основа оптимизма, тем не менее, оптимизм — социальная функция здоровых обществ. Достаточно сравнить советское общество середины 1930-х — середины 1960-х годов («Нам нет преград на суше и на море», «Туманность Андромеды» И. Ефремова и многое другое) с советским же обществом 1970-1980-х годов — усталым, циничным, саркастическим и безрадостным. И это при том, что жить в 1970-е годы стало комфортнее, легче и сытнее; страх ушёл, а счастье не наступило. 1960-е годы были кратким мигом надежд, которые не осуществились ни у нас, ни в мире.

 Можно ли поставить прогресс на службу всем людям (или хотя бы большинству)?

— СССР пытался. И лет тридцать у нас это выходило. Значит — можно. Только нужно быть бдительными и помнить сталинское предупреждение о том, что по мере развития социализма классовая борьба обостряется, т. е. налицо угроза перерождения. Так оно и произошло, причём одними из первых переродились определённые сегменты ЦК КПСС и КГБ. Недоработала партийная инквизиция.

— Мечта — черновой набросок будущего. О чем же люди мечтают сегодня?

 Разные люди мечтают о разном. Это зависит от того, на что они ориентированы — на явь, навь или правь. Т. е. либо на мир тёмных и вульгарных страстей (богатство и удовольствие любой ценой для себя лично и в ущерб другим), либо на солидарный труд на основе социальной справедливости и сохранения своей этнокультурной идентичности.

                                                   СИТУАЦИЯ ВЫХОДИТ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ

 Проблема «золотого миллиарда» — самая опасная проблема современности, согласны ли Вы с этим?

— Проблема «золотого миллиарда» в том виде, в каком она формулировалась, не является самой опасной, поскольку миллиард этот размывается. В Европе его размывают арабы, турки, курды, африканцы, и их будет всё больше. Такое впечатление, что европейскую часть «золотого миллиарда» списали и спускают в «унитаз истории», то ли пытаются селективным путём с помощью выходцев с Юга выработать из европейцев новый тип, который не числом, а уменьем станет биться за будущее. Правда, пока что молодые образованные европейцы эмигрируют в Канаду, Австралию, Новую Зеландию, но не в США, где скоро будет тоже горячо. Ведь там социальные проблемы замешаны на расовых: негры, которых теперь принято называть афроамериканцами, испаноязычные (латинос). Расовый и этнокультурный состав Запада меняется. Собственно, Запада в привычном смысле уже и нет. Есть постзападное постхристианское общество, стремительно закатывающееся в «лунку Истории». Какой-то план у тех, кого Б. Дизраэли называл «хозяевами истории», а писатель О. Маркеев «хозяевами мировой игры», есть, но, во-первых, похоже, ситуация выходит из-под контроля. Во-вторых, развёртывается борьба внутри мировой правящей элиты (она ведь не едина) за будущее. Вот на этих противоречиях нам и надо сыграть, как это сделал Сталин в 1930-е годы.

 Какое место отведено России и русским (в обобщенном смысле этого слова, т. е. жителям России) по этому плану?

— В исходном плане места для русских и многих других незападных народов, думаю, нет. Но, повторю, план, похоже, ломается. Впрочем, несколько линий глобалисты обрабатывают очень жёстко: разрушение государства, семьи, образования, здравоохранения и науки. Это часть их глобальной повестки. Поэтому, несмотря ни на какую риторику и ситуационные громкие акции во внешней политике, я поверю в благие намерения только такой власти у нас, которая остановит погром науки, образования и здравоохранения, т. е. поломает глобальную повестку в этих областях. Что это за борьба за суверенитет государства сегодня, если всё идёт так, что завтра некому и нечем (отсутствие здоровых мужиков и мозгов) будет его защищать?

 Какой план можем предложить вместо этого мы?

— Мы — это кто? Народ, олигархи, власть? Чтобы предложить план, нужно иметь стратегию. Чтобы иметь стратегию, нужно иметь идеологию. У нас государство — формально — без- и внеидеологическое, а удел тех, у кого в сегодняшнем мире нет идеологии, а следовательно, своего проекта будущего — пикник на обочине истории в ожидании, что, может быть, хозяева позовут на новый праздник жизни. Не позовут даже служивших им «плохишей»: «Рим предателям не платит». Цель у России может быть только одна — выжить и победить в XXI в., сохранив идентичность, население и территорию. Это — программа-минимум. Сделать это можно только путём создания социальной системы, основанной на социальной справедливости, тогда Власть и Родина становятся одним и тем же. Люди могут убивать из-за денег, но умирать из-за денег никто не будет. За Родину — будут, Великая Отечественная война это показала. Потому-то мы и победили — за нами была справедливая социальная система, чей коллективистски-антикапиталистический характер соответствовал русским архетипам сознания и подсознания и культурно-историческому коду; как говорил Александр Блок, большевизм «есть свойство русской души, а не фракция в Государственной думе».

Русские культурные коды

XXI век станет временем жесточайшей борьбы за будущее, когда целые государства, этносы, культуры будут нещадно, без сантиментов стираться Ластиком Истории. Отморозки от власти (имя им легион, один пример — посмотрите на лицо X. Клинтон) не остановятся ни перед чем. В этой борьбе выживут и победят сплочённые социальные системы, спаянные единым ценностным кодом, характеризующиеся минимальной социальной поляризацией и имеющие в себе высокий процент носителей знания, эдакие нации-корпорации.

 Олигархические системы в этой борьбе не выживут, их участь — стать экономическим удобрением, навозом для сильных; собственно, иного они и не заслуживают. Во второй половине XX в. олигархизировавшиеся структуры власти в СССР дважды блокировали прогресс и жестоко поплатились за это. В середине 1960-х годов СССР готов был совершить научно-технический рывок в будущее, превратившись из системного антикапитализма в реальный посткапитализм, однако это не было в интересах как советской номенклатуры, так и верхушки мирового капиталистического класса. Прорыв был жёстко заблокирован, а взлёт цен на нефть и детант внесли в советские верхи чувство успокоенности и глубокого удовлетворения. У нас нередко брежневские времена вспоминают с умилением — стабильность, уверенность в завтрашнем дне. И в краткосрочной перспективе так оно и было, однако в среднесрочной (не говоря уже о долгосрочной перспективе, брежневская эпоха была проеданием будущего, временем упущенных исторических возможностей. «Мешковатые старики... боявшиеся собственных жён» (Э. Неизвестный) профукали будущее системы — она умирала в них и посредством них. И это при том, что в многослойном СССР существовал супермощный научно-технический комплекс, который должен был рвануть в будущее не позже начала 1990-х годов. Однако если порыв 1960-х подсекли детантом и нефтью, то второй — перестройкой и разрушением СССР, в основе которых лежало банальное желание части советской номенклатуры «записаться в буржуинство». Остаётся надеяться, что состоявшаяся в самом конце 1980-х годов эвакуация режима была не только финансовой, но и научно-технической. Впрочем, «выстрел из будущего» — это прекрасно, но и самим надо не плошать.

Чтобы России (и нам вместе с ней) выжить в сложившейся ситуации, необходимо отбиться от внешней атаки. Известна истина, что, когда собаку бьют палкой, та, чтобы спастись, должна кусать не палку и даже не руку, а горло того, кто держит палку. Для того чтобы найти это горло, нужно очень хорошо представлять себе структуру современного мира, знать силы, действующие в нем и места их обитания.

Андрей Фурсов: «Рим предателям не платит»

https://www.kramola.info/vesti/metody-genocida/bibleyskiy-proekt-zakonchen-na-ocheredi-totalnaya-debilizaciya

Как видим возникла полемика о Истории, исторической науке и взаимосвязанности государства, народа и самой перспективе их существования.

Первые шаги, первые ростки правды начали прорисовываться.

             БИБЛЕЙСКИЙ ПРОЕКТ ЗАКОНЧЕН. НА ОЧЕРЕДИ — ТОТАЛЬНАЯ ДЕБИЛИЗАЦИЯ

— Какова роль авраамических религий в жизни общества? Как вы относитесь к работе Л. Н. Толстого «Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении»?

— Толстой зафиксировал очевидные вещи — отличие того, о чём, согласно Евангелиям, учил Иисус, от того, что стало Библейским проектом, у истоков которого стоит Павел, в последнем на самом деле много осталось от Савла. Действительно, там, где у Иисуса — любовь, у Павла и церкви — страх; Иисус конфликтовал с властью, Павел и церковь призвали к подчинению им. В схеме Павла много от Ветхого завета — этого «окна уязвимости» христианства. Не случайно в России в XIX в. Ветхий и Новый завет не печатали под одной обложкой. Что касается различий между мечтой, революционным порывом, с одной стороны, и организацией, этот порыв утилизующей, то Ф. Достоевский посвятил этому «Легенду о Великом инквизиторе». Иисус вряд ли додумался бы до инквизиции, иезуитства и догмата о непогрешимости папы.

— Согласны ли Вы с тезисом, что после Христа христианство было переписано фарисеями?

— После Христа христианство было не переписано, а создано; процесс создания длился 150-200 лет (III-IV вв. н. э.), когда был создан корпус литературы и выстроены — по модели Римской империи — иерархия и территориальное устройство. Был разработан Библейский проект, адекватный новой эпохе. Если до этого в зоне Средиземноморья социальный контроль носил внешний характер, главными были «культура стыда» и внешне-силовой контроль — «египетская модель», нашедшая максимальное воплощение в Римской империи и римском праве, то изменившиеся условия потребовали более тонких и более глубоких, интериоризированных форм уже не просто социального, но социально-психологического контроля — изнутри. Отсюда — «культура совести». Т. е. мир и человек на рубеже I тыс. до н. э. — I тыс. н. э. настолько усложнились, что одного насилия оказалось мало. Библейский проект  это и есть комбинация внутреннего и внешнего подчинения с приматом первого, причём часть функций внешнего подчинения взяла на себя христианская церковь, поэтому многие социальные движения принимали форму ересей.

К концу XV в. католическая церковь настолько скомпрометировала себя, а ереси настолько расшатали её положение, что ей был брошен вызов со стороны протестантизма. Будучи ударом по католицизму и противостоя ему (по накалу — вплоть до религиозных войн XVI — первой половины XVII вв., по сравнению с деятелями которых наш Иван Грозный — это пример гуманизма и набожности), протестантизм парадоксальным образом не только ослабил, но временно отчасти укрепил Библейский проект. Во-первых, он создал его более современную (в плане ориентации на деньги, на успех, на селективную избранность — в этом плане протестантизм есть максимально иудаизированная версия христианства), более жестокую и в то же время более простую форму; во-вторых, стал своеобразным клапаном для исхода недовольных из Pax Catholica, внеся в последний успокоение. Но ненадолго. Время работало против обеих версий христианства, отколовшихся от ортодоксии (православия). Наступала новая эпоха, для структурного и рефлексивного управления в которой нужно было институционально оформленное рациональное знание — наука. И не случайно в той же Франции развитию такого знания (например, в лице Декарта) способствовали иезуиты.

В XVIII — начале XIX в. Библейский проект, трещавший по швам, пережил ещё одну мутацию: христианская вера была отброшена, и появилась сначала протоидеология в виде проекта британских масонских лож, реализованного главным образом на французской почве, — Просвещение, а затем идеология в трёх её базовых формах: консерватизм, либерализм, марксизм. Это были уже безрелигиозные, т. е. терминальные формы Библейского проекта, выступавшие одновременно и как средства борьбы, и как формы социального контроля над резко усложнившейся общественной средой. Как когда-то христианские священники отодвинули или уничтожили жречество (на территории Руси — ведическое), так в XVIII-XX вв. масоны, идеологи либерализма, марксизма, нацисты обрушились на христианскую церковь. В данном случае весьма уместно вспомнить фразу блаженного Августина о том, что «наказания без вины не бывает», или: каким судом судите...

Вообще нужно сказать, что исходная сложность христианства, отражающая сложность европейской цивилизации эпохи поздней античности (элементы античности, иудейской и германской традиций), — это одновременно и сила, и слабость. Сложная композиция может быть разобрана на части. Это ислам един — его можно только на куски рубить, а вот христианство чревато неожиданными мутациями. Ведь заметил же Н. А. Бердяев, что христианство чревато католицизмом, католицизм — протестантизмом, а протестантизм — атеизмом (я бы добавил сюда масонство). Это одна линия. Католицизм чреват вырождением в неожреческую иерархию. И разве папа римский после принятия догмата о непогрешимости папы — это не верховный жрец неоязыческого по сути культа? А непростые отношения христианства и иудаизма, уже провозглашённого римским первосвященником «старшим братом»? И не является ли «старший брат» Большим Братом? Кто-то скажет: откуда язычество? Христианство — монотеистическая религия. Но, во-первых, «язычество» — это негативный ярлык, который представители авраамических религий вешают на всё неавраамическое. Во-вторых, иудаисты и мусульмане ставят под сомнение «твёрдую искренность» христиан в монотеизме — Троица, иконы. Так что не всё так просто с христианством, и то, что способствовало его экспансии, может оказаться серьёзной проблемой. Впрочем, кажется, в том же Ватикане хорошо это понимают.

В настоящее время Библейский проект почти на финише, равно как и феномен идеологии; мировые верхушки срочно ищут замену. И уже сегодня кое о чём можно догадаться. С одной стороны, «хозяева мировой игры» лихо крушат образование и науку, уводя первое и вторую в закрытые структуры, стремясь превратить население в вечных подростков, которым культуру заменяют комфорт и чувство глубокого физического удовлетворения. Приведу только два примера — американское кино и телевидение. В своё время журналист Д. Робинсон в газете «Таймс» написал следующее: «1985 год войдёт в историю как самый мрачный период в американском кино. Именно в этом году Голливуд после почти семидесятилетнего господства в кинопромышленности отбросил всякие претензии на то, чтобы служить здоровому интеллекту взрослого человека». А вот что поведала ведущая довольно примитивной передачи о здоровье «Жить здорово» Е. Малышева. В передаче «На ночь глядя» (от 11.02.2016 г.), взахлёб повествуя о своём журналистском обучении вместе с другими восточноевропейцами в США в середине 1990-х годов, она сказала, на кого их учили ориентироваться в своих телепередачах: «Вы должны делать телевидение по простоте изложения для одиннадцатилетних недоразвитых подростков». Судя по передаче, она это и делает. Какой контраст с передачами о здоровье советского времени, которые вела, например, умная, интеллигентная, далёкая от самодовольства и воспитанная Э. Белянчикова!

Превращение взрослых людей в недоразвитых подростков, живущих не интеллектом, а гормонально-инстинктивными программами, попросту говоря, дебилизация (этому служат и всевозможные ток-шоу) преследует простую цель: воспитать абсолютно несамостоятельную личность, которую будет легко подключить к глобальной коммуникационной сети в качестве полностью управляемой «клетки». Творческого, минимально интеллектуального человека в «клетку» электронного мозга, контролируемого неожрецами и техно-магами, не превратишь.

С другой стороны, всё больше средств вкладывается в исследования NBICS — нано-био-инфо-когно-социо. Речь, по-видимому, идёт об установлении дистанционного контроля живущей на плавучих городах или в недоступных сухопутных анклавах элиты над психосферой массы населения. Что-то подсказывает мне: сегодня в виде и под маской дистанционного образования, максимально примитивизирующего само образование, исключающего из него личностное начало (учитель) и дебилизирующего объект обучения, на самом деле отрабатываются методы и формы дистанционного психосоциоконтроля «верхов» над «низами». Думаю, однако, эта схема провалится, прежде всего — в России.

https://www.kramola.info/vesti/metody-genocida/bibleyskiy-proekt-zakonchen-na-ocheredi-totalnaya-debilizaciya

Нам посчастливилось, кто то скажет не посчастливилось, жить в Переходный период, оказаться в самом эпицентре борьбы Старого с Новым, т.е. России.

Россия, Русь, Орда, Тартария стояли у истоков рождения и развития всех народов планеты, абсолютно все языки планеты имеют в своем основании русский. Нам все это предстоит узнать, осознать и хотим мы того или не хотим, принять и начать жить не с чистого листа, а основываясь уже не на истории (ИзТорыи), но Летописи.

Человечеству разрешат учить запрещенный руСкий язык, Азбуку и человечество с удивлением обнаружит, что все слова используемые нами в обиходе - аббревиатуры. Орда - Община Родов Державы Ариев, Ар - Земля, арий - всего лишь землянин, Человек, иго - исконно главенство общины. Да когда то мы жили общинным, т.е. социалистическим строем.

Многое нам предстоит узнать и познать в Переходный период. Библейский проект закончен.

15.08.19

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.