wrapper

Среда, 17 января 2024 00:00 Прочитано 231 раз

ГЛОБАЛИСТСКИЙ ПРОЕКТ

Сквозь трещины глобального мира начинают проглядывать очертания прежних империй.

По Европе снова бродит призрак – на этот раз не коммунизма, а глобализма. Эпоха национальных государств на Западе подходит к своему завершению. И спор сегодня ведётся о том – кому доверят строительство общеевропейского наднационального псевдогосударства. В запутанной международной игре сошлись несколько опытных игроков, за каждым из которых стоят большие деньги и сплочённые элитарные сообщества.

Мир развивается несколькими путями, иначе сказать элитарные группы реализуют несколько мировых проектов, один из которых называется  «глобалистский проект». О глобалистском проекте рассказывает русский философ Андрей Ильич Фурсов.

Несмотря на то, что организованное движение антиглобалистов появилось не очень давно, глобалистский проект реализуется уже почти полтора столетия. Единственное, что смогло остановить его победное шествие по миру, – противостояние с Россией, политическая воля Сталина и его сторонников.

О двух победах Сталина над глобалистами, о «теориях заговора» и о противостоянии имперского и глобалистского проекта рассказал русский философ А.И. Фурсов.

Вопрос: Расскажите, как и когда появился глобалистский проект, каковы были его цели?

А.И. Фурсов: С конца ХIХ века в мировой политике и мировой экономике начинается противостояние принципов – глобалистского и имперского. За глобалистским принципом стояли Великобритания и со временем к ней присоединились Соединённые Штаты Америки. Речь шла о создании глобального рынка, где перемещению товаров и прибыли никто не препятствует. На пути создания и реализации этого глобалистского проекта стояли крупные империи. Прежде всего, это Германская и Российская империи, а также Австро-Венгерская и, в меньшей степени, Османская. Они контролировали своё политическое и экономическое пространство, и это, естественно, мешало тем, кто хотел глобального рынка, кто хотел, как европейские финансисты, «Европу без границ», то есть Венецию размером с Европу.

Вопрос: Первая мировая война была инструментом для реализации этого проекта?

А.И. Фурсов: Собственно, одна из главных задач Первой мировой войны заключалась в том, чтобы уничтожить крупные империи и на их месте создать мелкие национальные государства, с которыми было бы очень легко управляться. Так оно и вышло. Надо сказать, что этих своих планов глобалистская элита и не скрывала – в конце ХIХ века в английской газете «Truth» («Правда») появился памфлет под названием «Сон Кайзера». Кайзер проиграл войну, едет в поезде в Англию, где будет жить в работном доме. И он смотрит на карту, где вместо Германии – мелкие национальные государства, на месте Австро-Венгрии – мелкие национальные государства, а на месте России – пустыня.

Иными словами, то, что произошло после Первой мировой войны, это была отчасти победа вот этого глобалистского плана, но, как оказалось, не во всем, поскольку большая система под названием «Россия» в то время оказалась не по зубам большой системе под названием «капиталистический мир». Интересы этой большой системы – России – выражал Сталин и те силы, которые его поддерживали. В результате курс на мировую революцию был свернут, и с середины 20-х годов Советский Союз перешёл от программы «Мировая революция» к программе «Социализм в одной отдельно взятой стране». Мировая революция и мировая война – это основные средства, при помощи которых реализуется глобалистский проект. Таким образом, Сталин сорвал на тот момент планы глобалистов, причём не только глобалистов правых – финансовых воротил современного мира, но и глобалистов левых – коминтерновцев.

Вопрос: Победа СССР во Второй мировой войне стала ещё одним препятствием для реализации глобалистского проекта?

А.И. Фурсов: Сталин второй раз сорвал планы глобалистов, когда мы сломали хребет вермахту и победили гитлеровскую Германию. При том, что Вторая мировая война оказалась противостоянием Третьего рейха с одной стороны и англосаксов и русских – с другой, тем не менее, Третий рейх был экспериментальным проектом глобалистов. То, что он был разрушен Сталиным, – это, безусловно, тоже был удар по глобалистам. Есть и ещё одна вещь, за которую на Западе ненавидят Сталина: под его руководством Советский Союз восстановился. Сталин умер или был убит в 1953 году, но уже к середине 50-х годов, то есть большей частью при жизни Сталина Советский Союз восстановился и стал сверхдержавой. Это три сталинских удара по глобализму, вот этого ему и не могут простить.

Вопрос: К моменту окончания Второй мировой войны глобалистский проект изменился или шел по прежнему замыслу?

А.И. Фурсов: По замыслам он был тем же самым, а с точки зрения своего социального содержания – мир не стоит на месте. Главной ударной силой глобализма во второй половине ХХ века была новая хищная молодая фракция – буржуазия корпоратократии. Это тот слой буржуазии, который был связан с транснациональными корпорациями. А замыслы были все те же – создать глобальный мир, глобальное правительство, чтобы установить контроль полностью над всеми товарными потоками. И в 1991 году с разрушением Советского Союза этот план реализовался. Реализовался ли он окончательно? У меня в этом очень большие сомнения. Глобализация находится в кризисе вместе с современным миром. Сквозь трещины глобального мира начинают проглядывать очертания прежних империй. Я думаю, что противостояние имперского и глобалистского принципов не завершено. Сталин показал очень верный ход: он показал, что противостоять глобалистам, глобализаторам и глобализации не могут национальные государства, потому что они слишком невелики. Это должны быть крупные наднациональные импероподобные образования с населением 250-300 млн человек, чтобы они были самодостаточны экономически. Кроме того, это должны быть структуры, ядром которых являются военно-промышленный комплекс, армия, научный комплекс, спецслужбы.

Вопрос: Часто можно слышать концепции пресловутых «теорий заговора», согласно которым миром правит теневое глобальное правительство, сотня олигархов, какие-то тайные клубы и т.д., вариантов масса. На Ваш взгляд, есть ли подобные структуры и в каком виде они существуют?

А.И. Фурсов: Думаю, что никакого «мирового правительства» не существует. Если бы оно существовало, то не нужны были бы ни Трёхсторонняя комиссия, ни Бильдербергский клуб, ни другие подобные структуры. Все значительно проще. Существует 12-15 семейно-профессиональных групп, которые контролируют глобальные финансовые потоки. Они между собой договариваются, они конфликтуют друг с другом, и Трёхсторонняя комиссия и Бильдербергский клуб – это структуры согласования управления. В значительной степени они действительно управляют мировыми процессами, но, как заметил один писатель, Томас Клэнси, мир слишком сложен и велик, чтобы им управлять из одного места. Что касается критики «теории заговоров», то чаще всего этим занимаются либо люди, которые не понимают, что такое «заговор», либо которые сознательно работают на то, чтобы скрыть реальные механизмы мировой политики и экономики. Когда мне говорят про то, что финансовые олигархи делают что-то тайно и это заговор, я всегда спрашиваю: а Коминтерн, третий Интернационал, который в течение 20 лет тайно планировал революционную деятельность, тайно финансово подпитывал коммунистические партии, рабочие партии – это заговор или нет? Все зависит от того, как мы определяем заговор. Если у нас есть группа людей, которые контролируют информацию, власть и собственность, делают это тайно и могут это делать в наднациональном масштабе, то это уже не заговор – это политэкономия капитализма, только тайная.

Вопрос: Можно ли говорить о том, что вот эти 12-15 семей и стояли у истоков глобалистского проекта и были его вдохновителями?

А.И. Фурсов: Безусловно. У истоков глобалистского проекта стояли Ротшильды, Рокфеллеры, Кун, Лоуб, Шифф. Дело в том, что здесь нет ничего субъективного. Логика развития капитализма заключается в экспансии, и эти люди своей деятельностью выражают целостные и долгосрочные тенденции развития капитализма. Другое дело, что капитализм уперся в свои естественные социальные рамки, кроме того, он исчерпал физическое пространство. Именно этим обусловлен современный кризис.

Вопрос: Вы говорили о том, что проект глобализации предполагал расчленение империй на небольшие национальные государства. Однако сейчас, похоже, начинается обратный процесс?

А.И. Фурсов: Сейчас есть две тенденции. С одной стороны, национальные государства сбиваются на регионы, как мы это видим в Европе. А с другой стороны, идёт образование крупных государств, которые представляют собой крупные наднациональные структуры. Мир очень противоречив.

Вопрос: Есть ли будущее у глобализации? Вы уже говорили о том, что этот проект переживает кризис. В этом смысле можно ли говорить о смене тенденций и о появлении, например, глобального исламского проекта или скажем, о новом имперском проекте, например, с российским ядром?

А.И. Фурсов: Исламский проект существовал всегда. Другое дело, что нужно понять, какое место занимает исламский проект в современном мире. На данный момент я не вижу глобального исламского проекта. Все эти разговоры о глобальном халифате в значительной степени идут для того, чтобы Запад мог найти себе нового врага и обосновать военные траты. У России пока тоже нет никакого глобального проекта. В конце 1980-х Горбачёв, а в 90-х Ельцин встроили её в западный глобальный проект, но оказалось, что даже в нынешнем состоянии Россия – слишком большой кусок, и Запад никак не может её проглотить. Пожелаем, чтобы он этим куском подавился.

Вопрос: Можно ли говорить, что эпоха суверенных государств, введённых Вестфальской системой мира, уходит в прошлое и на смену им придут какие-то иные формы политического разграничения государств?

А.И. Фурсов: Вестфальская система действительно уходит в прошлое. То, что суверенитет исчезает, – это голубая мечта глобалистов, которые уже лет 60 активно говорят о том, что суверенитет ограничивает возможности развития государства, что нужно отдать часть суверенитета наднациональным структурам. Действительно, возникновение Организации объединённых наций отчасти ограничило суверенитет, но суверенитет ограничивается только у слабых стран. Посмотрите на Соединённые Штаты – разве у них суверенитет ограничен? Это они ограничивают суверенитет других стран. Пожалуй, две страны в современном мире обладают довольно мощным суверенитетом, который никакая глобализация не подрывает – США и Китай.

Вопрос: Если все же предположить, что «сон Кайзера» сбылся и Сталин не встал бы на пути глобалистов, как развивалась бы ситуация, и не свелось бы все к тому, что просто кризис глобализма начался раньше?

А.И. Фурсов: Проблема не в том, что Сталин встал на пути глобалистов, а в том, что большая система «Россия» оказалась на пути глобалистов и в ней нашлись силы, которые смогли артикулировать это противостояние. Интересы команды Сталина совпали с мощью, которая ещё оставалась в раздолбанной гражданской войной России.

Вопрос: И тем не менее, каким бы был мир, если бы глобалистский проект осуществился сто лет назад?

А.И. Фурсов: Думаю, что рано или поздно глобализация все равно породила бы свои противоречия и сквозь трещины глобального мира стали бы пробиваться неоимперии. Только это бы происходило в другой форме, чем сегодня. Сегодня это происходит так, как мы видим: финальная схватка глобалистов и имперцев находится на повестке дня.

В продолжении темы:

ЧЕТЫРЕ ПРОЕКТА ГЛОБАЛИЗАЦИИ 

Основные противоборствующие группировки внутри «Глобалистского проекта»:

1. «Группа Рокфеллеров»

В этот «клуб» входит американская элита WASP-ов («White Anglo-Saxon Protestant» – «Белые Англосаксонские Протестанты»), ориентированная на гегемонию США и реализацию евро-атлантического проекта в его самом радикальном варианте.

Именно здесь была разработана стратегия «неоконсерватизма», предполагающая столкновение с частью исламского мира и осуществление «цветных революций» в Восточной Европе. В последние несколько лет олицетворением политики этой группы был «президент-ковбой» Дж. Буш-младший. Союзником этой группы, вне пределов США, являются, прежде всего, наиболее влиятельные круги брюссельской еврократии и страны «Американской Европы» (Польша, Прибалтика, Грузия). 

Судя по всему, именно «группа Рокфеллера» инициировала решение Европарламента об углублении евро-атлантической интеграции. В марте 2009 года ЕП принял (без какой-либо консультации с гражданами стран ЕС) резолюцию, которая предусматривает создание некоего «Трансатлантического политического совета», наделённого реальными властными полномочиями. Кроме того, на 2015 год намечалось образование единого «трансатлантического рынка». 

Эти шаги направлены на создание «США и Европы» – с американскими штатами во главе. Впрочем, такая мотивация предназначена для WASP-ов-элитариев. В реальности же реализация трансатлантического проекта приведёт к низведению всех национальных государств Запада до уровня штатов, подчиняющихся мировому правительству. 

В настоящий момент «группа Рокфеллеров» существенно ослаблена в результате общемирового кризиса, вызванного, прежде всего, «издержками» американской политико-экономической гегемонии.

2. «Группа Ротшильдов»

Данный «пул» включает в себя американские и европейские элиты, связанные с США, но не настолько сильно, как «группа Рокфеллеров». Барак Обама является ставленником этой группы. В настоящий момент данная группа всерьёз просчитывает возможность и целесообразность перенесения финансово-экономического центра мира из США в КНР – посредством образования оси «Вашингтон-Пекин». В случае создания G-2 она, вне всякого сомнения, будет направлена против Европы. 

США и КНР смогут канализировать радикальные энергии Афро-Азии в северном направлении. Получится нечто вроде «Глобального политического пробуждения», о необходимости которого не так давно писал Збигнев Бжезинский («Второй шанс»), сделавший американскому руководству весьма заманчивое предложение – решительно поддержать нарастающее революционное движение «Третьего мира» и даже стать его своеобразным лидером. Ядром же этого движения, по мысли Бжезинского, будет ИСЛАМИЗМ. 

Самой Америке сделать это будет очень сложно, ибо она прочно ассоциируется с «мировым империализмом». Но подключение к её «революционному проекту» Пекина, принадлежащего к «Третьему миру», позволяет начать серьёзную геополитическую игру. Через исламистские движения произойдёт выброс протестной энергии в Европу, которая и так уже сильно исламизирована. Тем самым США обезопасят себя от натиска «Третьего мира», что позволит «группе Ротшильдов» спокойно и без всяких потерь перенести мировой центр в Китай, сделав Штаты развитой периферией капиталистической Азии. 

По сути, речь идёт о глобальном «транстихоокеанском» проекте, который является альтернативой проекту «трансатлантической». В конечном итоге, создание G-2 приведёт к образованию всё того же наднационального центра мировой власти, ведь без него объединение двух разных цивилизаций – американской и китайской – будет попросту невозможным. 

Создание такого центра будет возможно даже в случае успешного отражения Европой натиска революционных сил Юга. Если же она его не отразит, то на её месте возникнет хаос противоборства различных движений, общин и анклавов. Этот хаос, со временем, будет оформлен китайско-американским центром. Причём данный, наднациональный центр будет умело играть на разногласиях между Америкой и Китаем, укрепляя при этом их глобальную спайку. 

Впрочем, окончательное решение ещё не принято и в окружении Обамы разрабатывается иной проект – создания глобальной «четвёрки» (G-4), в которую войдут Япония, США, страны ЕС, и Китай (проект презентован японской газетой Mainichi). В отличие от проекта G-2 проект G-4 предполагает не конфронтацию, но постепенный сговор основных центров мирового капитализма. Результатом же его станет, опять-таки, образование «мирового правительства». 

3. «Венецианско-британская группа»

Речь идёт об Англии и британском Содружестве Наций. Эта «пул» является одним из старейших, истоки его уходят в эпоху Венецианской торговой республики и даже глубже – во времена финикийских торгово-политических образований. Две группы, описанные выше, являются ответвлениями «венецианско-британской группы» (ВБГ). В настоящий момент ВБГ пытается вернуть свою гегемонию, утраченную после Второй мировой войны. Для этого у него существуют гигантские, практически неисчерпаемые ресурсы Содружества. 

В настоящий момент в странах Содружества проживает 1,8 миллиардов человек, то есть почти 30% мирового населения. Территория, занимаемая этими странами – 32 миллиона квадратных километров (24% мировой суши). Принято считать, что Британия не играет какой-либо доминирующей роли в Содружестве, однако, это утверждение выглядит нелогичным, учитывая могущество английских элит. 

Английская королева в настоящий момент является главой Содружества. (В 16 странах королева считается главой государства и её представляют генерал-губернаторы). Таким образом, влияние имеет место быть (более чем – Сеть. Британская империя – прим. Impcommiss). И, в дальнейшем, в случае каких-либо масштабных геополитических изменений, его можно и усилить. 

Британскую монархию совершенно зря считают «беззубой» и «символической» – на самом деле королева обладает большими полномочиями. Она назначает премьер-министра, может объявлять войну, имеет право назначать главнокомандующего, судей и архиепископов. В её распоряжении Приватный совет из 400 членов. Наконец, королева контролирует английские спецслужбы. 

Кроме того, следует учитывать и такой малоизвестный факт. Принц Чарльз контролирует т.н. «Островной клуб», включающий в себя 4000 олигархов из всех стран Содружества. Это финансово-экономический «кулак» британской монархии, стуком которого она может открыть или выбить многие двери. 

4. «Ватиканская группа»

Это тоже старейший финансово-политический «пул». Он опирается на сетевую империю католического мира, спаянный «орден-спецслужбу» «Опус Деи» и старейшие романо-германские аристократические роды. Считается, что в области бизнеса «ватиканская группа» делает главную ставку на постиндустриальную «экономику знаний», в отличие от «группы Рокфеллера», сидящей на нефти и ВПК, и «группы Ротшильда», занимающейся благородными металлами, драгоценными камнями и «финансовыми пирамидами». (Концепция А.Девятова) 

Ватиканская группа имеет очень выигрышный имидж традиционалистской силы, утверждающей «вечные ценности христианства» в меняющемся современном мире. В реальности же данный «пул» предлагает свой собственный проект глобализации, лишь окрашенный в цвета традиционализма. 

И это наилучшим образом подтвердил Римский Папа – в своей последней энциклике, которая содержит прямой и недвусмысленный призыв к установлению «мировой политической власти». Очевидно, что эта власть предполагает главенство самого понтифика, возвышающегося над различными государствами и обесценивающего их суверенитет. (Здесь можно вспомнить некоторые предсказания о том, что грядущего антихриста коронует именно Папа). 

Подобную модель паписты пытались реализовать ещё в средневековье, однако тогда она потерпела крах, а транснациональная олигархия запустила в действие проект буржуазного «национального государства». Оно было призвано разложить традиционную Европу и подготовить условия для объединения её разложившихся частей в единое псевдогосударство. 

В ближайшее время нас ожидают громкие, неожиданные заявления и действия, понять которые до конца можно лишь в контексте противостояния четырёх ведущих группировок. В качестве примера можно рассмотреть заявление, которое сделал принц Жан Французский, герцог Вандомский, регент и дофин (наследник престола) Франции. Он объявил о начале борьбы за возрождение «реальной монархии».

Решение дофина воодушевило многих традиционалистов в России и в Европе, однако, тут есть все основания для тревоги. Дед дофина граф Парижский Генрих был связан как с националистом-монархистом Шарлем де Голлем, так и с социалистом-мондиалистом Франсуа Миттераном.

Впрочем, фигура де Голля также выглядит весьма зловеще, если учесть, что прославленный генерал был тесно связан с оккультной организацией «Приорат Сиона», которая вынашивает планы создания панъевропейской монархии во главе с каким-нибудь «Меровингом». Великий магистр ПС Пьер Плантар помог де Голлю вернуться к власти, создав в 1958 году сеть т.н. «комитетов общественного спасения». Причём в планы де Голля входило создание Европы до Урала, что предполагало расчленение евро-азиатской России. (Наличие таких планов у де Голля можно прочесть в мемуарах его советника Пьера Майара). И тут не лишним будет вспомнить о том, что мысль об отсечении Сибири от России высказывал лидер Панъевропейского движения Отто фон Габсбург, который тянет свой род от Меровингов, не имея к тому, конечно же, никаких оснований. 

В 60-е де Голль препятствовал вхождению Англии в европейские структуры, осуществляя своеобразную «операцию прикрытия». Лондону и не нужно было стремительное встраивание в структуры объединяющееся Европы. (Собственно, Англия и сейчас предпочитает держаться в ЕС неким особняком.) Зато де Голль выглядел как континентальный политик, противостоящий англо-саксонскому натиску на Европу. На самом же деле он нужен был для того, чтобы сдерживать экспансию американцев, которой Лондон не мог противостоять открыто, но которую он хотел ограничить – в своих интересах. (В конце концов, США организовали левацкую революцию 1968 года, в ходе которой власть де Голля была сильно подорвана). 

Сам национализм де голлевского образца, да ещё и в красивой монархической обёртке, также выгоден именно Англии. Идея «Европейского отечества» для Англии неприемлема, ибо она не желает всерьёз интегрироваться в ЕС. В то же время «Европа Отечеств», за которую ратовал де Голль, ей подходит, так как этими отечествами можно успешно манипулировать. Для этого необходимо соблюдение одного очень важного условия. Европейские государства должны пройти через некую политическую трансформацию в интересах Англии. Тамошние республики должны стать монархиями. Процесс реставрации неизбежно будет сопровождаться серьёзной встряской правящих элит, что и позволит Англии укомплектовать эти элиты собственными кадрами. Франция, с её роялистскими тенденциями, подходит для этого идеально. 

Далее следует ожидать создания всеевропейской монархии с «Меровингом» во главе. Это необходимо для того, чтобы подчинить европейские страны какому-либо одному центру напрямую и Англии – опосредованно. В самом же Лондоне уверены, что настоящая монархия только одна – британская. А лучшей формой мировой власти является Британское Содружество Наций, которому суждено стать англоязычным, но наднациональным псевдогосударством. В него и будут приняты отдельные государства континентальной Европы. (Кстати, в 1956 году французский премьер Ги Молле обсуждал с английским руководством возможность создания единого Англо-Французского государства). 

В течение ближайших 20-30 лет мы в Европе произойдут серьёзные геополитические подвижки. Борьба за право возглавить глобальный мир будет весьма ожесточённой и приведёт к серьёзным потрясениям мирового масштаба.

 

http://andreyfursov.ru/news/skvoz_treshhiny_globalnogo_mira_nachinajut_progljadyvat_ochertanija_prezhnikh_imperij/2013-01-21-147

https://imperialcommiss.livejournal.com/621254.html

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.