wrapper

Среда, 17 апреля 2024 00:00 Прочитано 321 раз

Стервятники ультраглобализма. Форум в Давосе и антимир Чёрного солнца

У нас – война. И действовать нужно по законам войны и правилам поведения в прифронтовой полосе как на международном уровне, так и внутри страны. Тем более что в современных технических условиях вся страна превращается в прифронтовую полосу.

Автор – русский философ Андрей Ильич Фурсов.

1

Всемирный экономический форум (ВЭФ) и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) (а правильнее – «здравозахоронения» или «массового убийства здоровья») – орудия ультраглобалистов в создании их нового мирового порядка, антимира «новой нормальности», антимира, который должен закончить/прикончить эру людей – именно об этом вещают Шваб, Харари и прочие бесы и бесенята от ультраглобализма. Средства создания антимира Чёрного солнца – самые разнообразные: «пандемии», войны, голод и многое другое. Но во всех этих средствах присутствуют наведённые психические эпидемии, массово организованный психоз. Вот и посмотрим, как это делается.

С 15 по 19 января 2024 года в Давосе состоялся очередной слёт не то воронья, не то стервятников глобализации – ВЭФ, созданного в 1971 году неким Клаусом Швабом по инициативе Г. Киссинджера и Дж. Гэлбрейта-старшего. Исходно форум создавали для реализации в Европе американских интересов, для воспитания в Европе наднациональной проатлантистской элиты, отождествляющей себя не со своими странами, а с интересами США и атлантистских элит. По мере развёртывания в 1990-е годы глобализации атлантистские интересы обрели глобальный масштаб и глобальные формы, причём в своих крайних, наиболее радикальных вариациях (ультраглобалистских), а потому и цели, интересы и идеология, с которыми выступает ВЭФ во главе со Швабом, приняли ультраглобалистский характер. При этом вне ультраглобализма осталась часть американской и вообще западной элиты – традиционные глобалисты и изоляционисты, которых не следует путать.

Напомню, разница между глобалистами и ультраглобалистами заключается в следующем. Традиционные глобалисты исходят из того, что Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк и другие структуры подобного типа должны играть свою роль, они стоят над государствами, во многом определяют их политику, но не отменяют их. Государства должны сохраняться в глобальном мире, равно как промышленность, средний слой и многое из того, что характеризует эпоху 1930-1980-х годов. В мире, который планируют ультраглобалисты, опирающиеся на хайтек и так называемые новые (т.е. фиктивные) финансы, государства не должно быть в принципе, равно как и среднего слоя. Мир должен состоять из нескольких крупных мегакорпораций – нового издания британской Ост-Индской компании, сектор реальной («физической») экономики, т.е. промышленность, должен быть максимально ограничен.

МВФ, Всемирный банк – это «надстройка» над государственными финансовыми системами, которые обеспечивают перекачку ресурсов и прибыли из стран с нерезервными валютами в страны с резервными валютами. Ультраглобалисты в такой надстройке не нуждаются. Им нужен прямой внеэкономический контроль над зонами дешёвого сырья и дешёвой рабочей силы, да и «новые финансы» – это уже не «надстройка», а «базис». Штаб-квартиры этого «базисного мира» предполагается расположить в чартерных городах и на плавучих архипелагах вне юрисдикции – проекты уже готовы, финансирование со стороны крупнейших корпораций гарантировано. Борьба ультраглобалистов и глобалистов отражает, с одной стороны, конфликт между различными фракциями позднекапиталистического класса, с другой – между формирующимися господствующими группами посткапиталистического мира и противостоящими им уходящими в прошлое буржуинами.

Ультраглобалисты («классика жанра» – Обама и подавляющее большинство членов руководства Демпартии США, хотя, разумеется, не только они) стремятся к созданию единой мировой наднациональной элиты (единство и целостность, естественно, иерархические) большей части страновых верхушек, присягнувших ультраглобализму. Эта элита не просто не стоит над государством, а практически мало нуждается в нём. Традиционные глобалисты, чья позиция внешне (но только внешне) похожа на старый американский империализм, никакую единую наднациональную элиту не приемлют. Глобальный мир для них – это мир Америки; те, кто хочет попасть в него – туда, «где чисто и светло», должны быть не более чем вассалами великой Америки, у которой, естественно, глобальный охват и глобальные амбиции. Это глобализм по-республикански. Правда, Америка при этом превращается в глобальную империю, но именно империю, а не часть глобального мира под руководством наднациональных, а следовательно, надамериканских элит. Здесь же коренятся многие непримиримые противоречия между США и Великобританией, а точнее, между американо-британскими и британо-американскими международными кланами и сетями.

Ультраглобализм вызывает у вэфовцев и той части мировой верхушки, которую они обслуживают, своего рода головокружение от успехов. Так, Джон Керри, бывший госсекретарь США, а ныне важнейший персонаж в чикагской политэкономической сети Обамы, не так давно заявил, что он и подобные ему люди – «избранная группа человеческих существ», которая на ВЭФ говорит о спасении планеты, ни более, ни менее. Интересно, о спасении от кого? По-видимому, от человечества, по крайней мере от большей его части, ведь центральный пункт ультраглобалистов – устойчивое развитие – требует сокращения населения до 2 млрд человек (программа-минимум), а то и до 0,5 млрд (программа-максимум).

Давос тесно связан с двумя другими мероприятиями ультраглобалистов, составляя с ними ежегодную триаду: Давос (обычно в январе), встреча Бильдербергского клуба (обычно в мае или июне, так как середина года, подведение предварительных итогов) и встреча G20 (обычно в ноябре или декабре, т.е. конец года).

Примерно 30-40% участников всех встреч – это более или менее их постоянные участники, они перетекают с одной встречи на другую. Но ни в коем случае не надо думать, что это встречи мирового правительства. Мне уже не раз приходилось писать о том, что мирового правительства как единого органа нет и быть не может. Мир слишком велик и сложен, чтобы им управлять из одного центра. О противоречиях между различными слоями, фракциями и кланами мировой элиты я уже и не говорю. Подавляющее число представителей данной элиты это понимают. За четверть века, прошедшую с конца 1940-х до начала 1970-х, исследования системщиков и кибернетиков, разрабатывавших по заказу мировой верхушки вопрос возможности мирового правительства, показали: никакое мировое правительство невозможно в принципе. Это запрещают не имеющие исключений организационно-кибернетические законы Эшби – Шеннона – Винера, Анохина – Бира и Седова – Назаретяна (подробнее см. ниже). Специалисты резонно считают, что «сложная динамическая система должна иметь либо распределённое противоречивое относительное самоуправление, либо более-менее жёсткое управление извне, где управляющие не являются частью системы». И только значительно меньшая часть мировой элиты так или иначе рассматривает второй вариант. Впрочем, по моему мнению, феномен глубинной власти может снять это противоречие, но это отдельный вопрос.

На данный момент то, что пытаются представить в качестве мирового правительства, – это система взаимосвязанных по функционалу и персоналу институтов и структур. Если давосцы и бильдербергеры действуют по принципу грибоедовского Репетилова – «шумим, братец, шумим», то мировые функциональные структуры работают без шума. У каждой из этих структур своя сфера деятельности, они не особенно на слуху (например, Международный совет по науке). Давос и Бильдерберг – это, если можно так выразиться, их отдел рекламы, пиара, связей с общественностью и дезинформации одновременно.

Реальных хозяев мира на встречах типа Давоса не бывает, они не снисходят до них. Триада мероприятий и особенно Давос – это сборища высокопоставленных политических и финансовых клерков, которые обсуждают и вбрасывают в общественное пространство некую информацию, во-первых, для того, чтобы проверить реакцию; во-вторых, чтобы нанести эмоционально-информационный удар по людям, запугать их; в-третьих, с помощью той или иной постановки вопроса, муссирования той или иной темы отвлечь внимание от реальных проблем, представляющих для них и их хозяев реальный интерес и/или реальную опасность. Они озвучивают то, что хозяева уже решили и обсудили в закрытом кругу, а затем обсуждают на своих «партсобраниях» глобальных вертухаев.

Здесь необходимо упомянуть ещё одну структуру, которую малосведущие люди автоматически противопоставляют «империалистам» (традиционным глобалистам) «националистам» («популистам») или сторонникам макрорегионального развития. Это G30, которая самим фактом своего существования отражает борьбу между двумя группами финансового капитала, причём не по линии «ультраглобалисты – глобалисты», а по другой.

С.В. Кугушев определил одну группу как «сторонников ужаса без конца», а вторую – как адептов «ужасного конца». К первой группе относятся значительная часть европейских финансистов и руководство Евросоюза, они стремятся (совместно с Китаем) продолжать эмиссию как можно дольше. Вторая группа – ФРС, часть американских банков, швейцарские банки и Банк Англии. Они выступают не просто за то, чтобы прекратить эмиссию, но за намного более радикальную меру: изъять из глобальной экономики треть денежной массы, финансовый пузырь лопнет, глобальный экономический кризис «сметёт всё могучим ураганом» и позволит начать игру с чистого листа. «Пандемия» ковида, помимо прочего, не позволила реализоваться именно этому варианту, главным идеологом которого (да и G30) выступал Кеннет Рогофф. Ну и, разумеется, G30 – это, пожалуй, посерьёзнее Давоса, это вопрос конкретных денег, базовая операция, а не акция прикрытия.

Сказанное не значит, что на Давос и два других элемента триады как на внешние, витринные проявления, демонстрации целей и идей мировой верхушки не стоит обращать внимание и анализировать. Напротив. Так или иначе на этих сходках отражаются реальные проблемы и страхи мировой верхушки.

2

У каждой встречи ВЭФ – свой лозунг. Лозунг повестки 2024 года – «Восстановление доверия». Это очень показательно и симптоматично, это один из главных для ультраглобалистов вопросов и один из главных страхов, но я вернусь к нему позже, а сейчас пойдём по повестке. В целом её тематика была традиционна для Давоса последних лет:

– борьба с климатическими изменениями, которые якобы вызваны деятельностью человека (выбросы СО2); отсюда – тема углеродного следа; 

– зелёная повестка как средство борьбы с якобы надвигающейся природно-климатической катастрофой; 

– борьба с грядущей страшной пандемией, с болезнью «Х»; соответственно, вакцинация и необходимость заключения пандемического соглашения; 

– искусственный интеллект;

– борьба с Россией;

– вопрос тотальной международной безопасности (прежде всего в киберсфере и даже в космосе);

– глобальное управление (включая подготовку в швабятнике молодых глобальных лидеров – около 1200 человек – новая генерация биороботов типа Сунака, Макрона, Бербок).

Начну с двух эпизодов – комичного и комичного лишь внешне.

  1. По сравнению с Давосом-2023 в этом году ещё более обострилась проблема с эскортницами, т.е. с проститутками, обслуживающими высокопоставленных глобальных клерков. Эта – смешно сказать – проблема вполне проявилась ещё в 2023 году, когда стало известно, что зашкаливает спрос на обеспечение участников (а их было 2700 человек) эскортницами, а если называть вещи своими именами, то проститутками обоих полов. Зашкаливает настолько, что возможности Швейцарии оказались исчерпаны, и пришлось заказывать «девушек с пониженной социальной ответственностью» из Италии и Германии. Правда, дотошные журналисты докопались, что жмотоватые швейцарцы решили сэкономить (кризис!), судя по ценам, это были не итальянки и немки, а румынки: приглашённые организаторами ВЭФ проститутки брали за 4 часа 1500 швейцарских франков (1400 евро) и 2550 франков (2350 евро) за ночь, тогда как западноевропейские жрицы любви – 9 тыс. евро. В 2024 году проблема обеспечения давосцев представительницами первой древней профессии остроты не утратила, напротив. Ну и так же, как в 2023-м, организаторы ВЭФ потребовали от авиафирм, перевозивших участников, чтобы пилоты были невакцинированными. И это при том, что вэфовцы – истеричные сторонники вакцинации. Дело в том, что с осени 2023 года на Западе резко выросло и продолжает расти число внезапных смертей вакцинированных. Отсюда – спрос на невакцинированных пилотов.
  1. От путан – к Путани. Во время сессии Climate and nature. A Systemic response to needed был проведён шаманско-колдовской обряд. Шаманка народа яванава Раймунда Путани (Бразилия) в национальном костюме прочла заклинание благословила присутствующих, а затем подошла к каждому сидевшему на сцене и подула в лоб каждого из них. Среди сидевших на сцене были Хильда Шваб, жена Клауса Шваба; Кэтрин Хэйхо, канадский учёный-атмосферолог и евангелическая христианка; Аджай Банга, президент Группы Всемирного банка в Вашингтоне (тот самый, который откровенно заявляет: «Я считаю, что ваше (США. – Авт.) правительство должно быть владельцем вашего цифрового удостоверения»); Кристалина Георгиева, директор-распорядитель МВФ; Йеспер Бродин, генеральный директор группы компаний Ingka; швейцарский миллиардер Андре Хоффманн, наследник холдинга Roche (фармацевтическая компания). После выступления Путани ей аплодировали стоя.

Зачем пригласили экзотичную тётеньку? Объяснили так: «Чтобы смотреть в будущее, мы должны оглянуться назад и узнать, какими были желания наших предков». В следующий раз, наверное, наркоту вместе принимать будут. Кстати, кто-то из журналистов заметил, что шаманский обряд похож на кадр из фильма «Жатва», где на небольшой город обрушиваются десять казней египетских и приходит посланец Сатаны. Активное присутствие шаманки в Давосе более чем симптоматично. Дело в том, что планы и проекты ВЭФ носят:

а) антихристианский характер – отсюда шаманизм, колдовство; показательно, что римский папа – иезуит Франциск I направил давосскому сходняку приветственное послание, в котором ни разу не упомянул ни Христа, ни христианскую церковь, зато подчеркнул позитивную роль ВЭФ в развитии процесса глобализации;

б) по сути – антирелигиозный характер, стремление заменить религию магией (это тренд; ср. «Гарри Поттер» – демодернизация, архаизация).

3

Теперь о более приближенных к реальности вещах. Если на предыдущем Давосе речь шла о том, чтобы победить Россию, то здесь говорили уже о том, чтобы не дать России победить. Победа России, как заявил Макрон, будет означать разрушение западной системы управления миром. Пройдёт всего месяц, и Макрон опять взорвётся воинственной риторикой – он пытается сделать Францию военным лидером Европы. Однако в Давосе он говорил иначе. Впрочем, этот человек-флюгер с непонятной сексуальной ориентацией и явной склонностью к геронтофилии постоянно меняет свою позицию.

По мнению вэфовских экспертов, фрагментация глобальной системы на макрозоны продолжится, и это им не нравится. Ещё меньше им нравится перспектива развития протекционизма, который они прогнозируют и который, по их подсчётам, будет стоить мировой экономике 7% ВВП. Но не это их беспокоит больше всего, а подъём промышленности, ВПК, связанный с конфликтом на Украине. Ультраглобалисты выражают интересы прежде всего финансового капитала и наднациональных, надгосударственных структур.

Военный конфликт на Украине и перспектива новой Тридцатилетней войны, только теперь уже не европейской, а планетарной, означает, во-первых, развитие промышленности; во-вторых, укрепление государства – войны ведут государства, а не корпорации. В чём Макрон прав, так это в том, что на Украине действительно решается судьба Западной системы мирового господства, которая существует последние 250-300 лет.

Досталось на форуме и Китаю. Глава МВФ Кристалина Георгиева в своём выступлении смаковала нарастающие трудности экономики КНР. Трудности действительно есть. Например, в начале 2024 года китайские акции в Гонконге подешевели до самого низкого уровня за последние 19 лет на фоне отсутствия новых экономических стимулов. Индекс Hang Seng China Enterprise в какой-то момент упал на 2,96% и составлял 4975,3 пункта. Самое большое падение переживают китайские технологические гиганты. В прошлом году экономику КНР тащили малые и средние предприятия. Темпы роста КНР – 5%, неплохо, но для развивающейся экономики, обременённой одним из самых больших на планете долгов, – это стагнация (в лучшем случае) либо выход в отрицательную зону плюс дефляция, которая в силу огромности китайской экономики может быть длительной. Я согласен с теми, кто считает, что либо Китай найдёт источник роста, либо войдёт в устойчивый понижательный тренд, но обвал для такой огромной экономики в силу её инерционности маловероятен. Проблема в том, что Китай становится неинтересен в качестве мировой фабрики для хозяев ядра капиталистической системы, они начали искать ему замену.

Однако Георгиева уж слишком сгустила краски. Плюнул в сторону Китая и попрошайка Зеленский, который в духе шакала Табаки огрызнулся в сторону премьер-министра Китая Ли Цяна. Он заявил, что его, Зеленского, уровень – это Си, генеральный секретарь КПК, а с премьером пусть встречаются премьеры. Но это всё виньетки, хотя и очень важные. Давайте посмотрим на то, что ультраглобалисты считают главным и постоянно втюхивают миру.

4

Прежде всего это «зелёный переход» как борьба с якобы антропогенными климатическими изменениями. Здесь в Давосе было две линии: 1) страшилки-пугалки с конкретными предложениями о том, что нужно сделать, чтобы избежать якобы неминуемой катастрофы; 2) денежный вопрос – сколько нужно для этого средств.

На Давосе-2024 пугальщики-всёпропальщики развернулись полностью, всё более повышая ставки. Известная коррупционерка Урсула фон дер Ляйен объявила молоко, яйца и мясо нездоровыми продуктами и призвала переходить на вегетарианскую пищу или в крайнем случае на искусственный белок. К этому же призывает ещё один вор, директор ВОЗ эфиоп-троцкист, любимец Гейтса Гебреисус, который в Эфиопии объявлен в розыск по обвинениям в геноциде и краже огромных сумм денег. По мнению этого персонажа, надо переходить к растительному рациону питания, а также к еде из насекомых. Кстати, Тора категорически запрещает иудеям есть насекомых или приготовленную из них пищу. Но что ещё серьёзнее, медики предупреждают, что еда из насекомых грозит онкологическими и иммунными заболеваниями. Так что тем, кто наживается на лекарствах и вакцине, будет где разгуляться.

Идём дальше: Джоджо Мехта, основатель организации Stop ecocide now, выступая в Давосе, вообще приравняла сельское хозяйство и рыболовство к экоциду! Отсюда её вывод: с сельским хозяйством – земледелием и скотоводством – надо заканчивать. Неслучайно Европарламент во вполне давосском духе планирует к 2030 году запретить продажу мясной и молочной продукции в крупнейших городах Европы; ультраглобалисты считают: так должно быть к 2030 году во всём мире. И сразу же – реализация. После Давоса-2024 Гейтс и фон дер Ляйен, эти современные аватары Кота Базилио и Лисы Алисы, отправились в Италию. Во-первых, чтобы надавить на Мелони, которая активно сопротивляется глобалистской повестке (в частности, запрет на использование муки из насекомых в продуктах Made in Italy; антимиграционные меры и др.; даже на федеральных каналах Италии идёт критика ультраглобалистской повестки и Давоса); во-вторых, чтобы попытаться провернуть в провинции Эмилия-Романья, которой управляет их сторонник, ультраглобалистский проект ликвидации сельского хозяйства.

Фон дер Ляйен объявила, что каждому крестьянину/фермеру, который перестаёт заниматься сельским хозяйством, выплатят 1,5 тыс. евро. На это выделены 1,2 млрд евро. Это типа: зарыть золотые на Поле чудес в Стране дураков. Но судя по массовым протестам фермеров в Италии, Франции и Германии, дураков там нет. Как и тех, кто готов согласиться с Ванессой Керри, спецпосланником гендиректора ВОЗ, которая считает необходимым отказ от ископаемого топлива.

Многие эти вопросы уже активно обсуждаются в Европарламенте как вполне практические. Нельзя не согласиться с Кристин Андерсон, которая, сама будучи депутатом Европарламента, заявила следующее о Евросоюзе в целом: «На данный момент это правительство мировых человеконенавистников. …Они начинают понимать, что люди больше не позволят, чтобы это сошло им с рук. И они больше не могут обманывать людей, заставляя их верить, что нужно спасать планету немедленно, бороться с изменениями климата и т.д.» (телеграм-канал «Теория большого шока», 11.02.2024).

Ну и «вишенка» на давосском «торте»: швейцарский банкир Х. Келлер договорился до того, что кофе выделяет 15-20 тонн СО2 на одну тонну кофе. Отсюда – прекращаем пить кофе. Но все эти призывы – и по поводу кофе, и по поводу мяса, молока и пр. – не распространяются на элиту, включая тех, кто съехался в Давос. Директор ресторана в Давосе, где питаются ультраглобы, в интервью журналистке 4-го канала итальянского ТВ Рафаэлле Ригони сказал, что среди участников форума вегетарианцев нет. Среди блюд его ресторана сплошные мясные. Иными словами, низкокачественное, низкокалорийное растительное и искусственно-белковое питание – это для низов, для 80-90% населения. Как тут не вспомнить идею антропологического перехода, выдвинутую на конференции в Институте сложности Санта Фе (США) в 2018 году. Там речь шла о необходимости построить общество, в котором верхи и низы отличаются друг от друга как два биологических вида. Верхи (среднего слоя в этом обществе нет) живут 120-140 лет, обладают отличным здоровьем, зона их обитания – экологически чистые районы, куда не допускаются низы, питаются качественной пищей, легко перемещаются по всему миру. Низы живут 40-60 лет, а то и меньше, в экологически грязных зонах, питаются растительной и искусственно-белковой пищей (в которой, помимо прочего, нет столь необходимого для мозга и крови железа).

Стервятники ультраглобализма

Низкое качество природной среды и продовольствия провоцирует хронические болезни, отсюда – необходимость лечиться, вакцинироваться (т.е. приносить прибыль Биг Фарме). Кстати, в Западной Европе и США процесс уже идёт в этом направлении. Как заметил Роберт Френсис Кеннеди (младший), когда его дядя Джон Кеннеди был президентом в начале 1960-х годов, только 6% американцев имели хронические заболевания; сегодня, 60 лет спустя, – уже 60%.

Установка ультраглобалистов на биологическую фиксацию социальных различий вплоть до продолжительности жизни и выведение различных специализированно-служебных видов человека напоминает картины и из романа Герберта Уэллса «Машина времени», где социум делится на два социобиологических вида – элоев и морлоков, и из романа Ивана Ефремова «Час быка», где на планете Торманс живут люди двух категорий – «джи» («долго живущие») и «кжи» («коротко живущие»), и из не очень известного у нас романа Фрэнка Герберта (по крайней мере, по сравнению с его циклом «Дюна») «Муравейник Хеллсторма» (Hellstorm’s Hive, 1957). Сюжет таков. Некая спецслужба (в романе она названа «Контора») заинтересовалась некой Фермой, которая принадлежала энтомологу Нильсу Хеллсторму. В район Фермы отправлена группа агентов, которая обнаруживает, что Ферма – это социальный эксперимент. Проводится он давно, со времён чуть ли не колонизации Америки, и заключается в выведении специализированных функциональных видов (или пород) человека по модели муравейника. Со временем к этому «проекту 40» подключились многие неслабые умы человечества. Основную массу жителей Муравейника составляют работники. Они не умеют (не могут) говорить, подчиняются инстинктам, управляются феромонами. Своих и чужих жители Муравейника определяют по феромонам; если у кого-то феромоновых клеток нет, то такие уничтожаются. Так автоматически уничтожаются как не люди те, кто случайно попадает на территорию Муравейника. В нём есть группа специально выращенных интеллектуалов, их задача – работать мозгом, но физически они инвалиды – не могут ходить, их носят специально обученные помощники с пониженным до минимума уровнем интеллекта.

Верхушка живёт долго, питается не только растительной, но и животной пищей (массовка – только растительной, которую обеспечивают гидропонные фермы), прекрасно выглядит. Хеллсторму много лет, но на вид ему не больше тридцати. Фрэнси Калотерми, родившей восемь детей, 58 лет, однако больше двадцати ей не дашь. Но долго живут только те, кто важен для Муравейника. Обычные – 30-40 лет, и – в Котёл. Иногда работникам разрешают выйти недалеко за пределы Муравейника в поисках мяса – от зверушек до людей.

У Муравейника – «крыша»: шериф местного городка, для подстраховки, но и некоторые сенаторы. За несколько сотен лет выстроена Система.

По сути, Герберт изобразил появление нового социобиологического вида человеконасекомых (или насекомочеловеков), биологически людей, но социально – насекомых, которые постепенно втягиваются во внутривидовую борьбу дарвиновского типа с человеком. Это именно то, о чём мечтают Шваб, Харари и их хозяева.

Именно об этом – антропологический переход, и аргументируется его необходимость, помимо прочего, якобы катастрофическим изменением климата в результате деятельности человека.

Ну а, что говорят серьёзные и, главное, неангажированные учёные? Известный астрофизик из Малайзии Уилли Сун подчёркивает, что на самом деле углекислый газ ни на что не влияет, дело в другом: небольшая группа людей лжёт в своих интересах. Австралийский телеведущий Алан Джонс, по сути, даёт следующие цифры: СО2 – это 0,04% атмосферы; из этих четырёх сотых человечество ответственно за 3% («Теория большого шока», 13.01.2024), т.е. за то, что составляет 0,0012% атмосферы. Основатель Weather channel Джон Коулман прямо говорит: «Сейчас нет существенного глобального потепления, вызванного человеком: его не было в прошлом, и нет никаких оснований ожидать его в будущем». И далее: «Правительство (США. – Авт.) ежегодно выделяет около 2,5 млрд долларов на исследования климата. Оно даёт деньги только тем учёным, которые обеспечат научные результаты, подтверждающие гипотезу глобального потепления» («Теория большого шока», 2.03.2024). По мнению ведущего британского онколога Ангуса Далглиша, если человечество завтра прекратит все искусственные выбросы, то оно умрёт от голода, так как уменьшение СО2 приведёт к такой ситуации в сельском хозяйстве, результатом которой станет планетарный голод.

Таким образом, не только стремление заработать на зелёном переходе огромные деньги и вдобавок столкнуть в нищету огромную часть человечества, но и стремление вызвать массовый голод, получив, помимо искусственно запущенной пандемии, ещё одно средство сократить население и обрести огромную власть, контролируя продовольствие, лежит в основе вэфовской аферы с климатом.

Вторая линия борьбы «за зелень» – эта самая «зелень», но только не природная, а денежная, долларовая. Ультраглобалисты не скрывают, а наоборот, подчёркивают, что зелёный переход и углеродная нейтральность – штука крайне дорогостоящая. Кристин Лагард, которую в своё время от большого тюремного срока за финансовые махинации с трудом отмазали банкиры, заявила в Давосе, что зелёный переход потребует ежегодно 620 млрд долларов в год. По оценке давосцев, достижение углеродной нейтральности к 2045 году потребует 1,1 трлн евро, т.е. увеличения налогов. Ещё один ультраглобалист – министр финансов Саудовской Аравии Мохаммад аль-Джадаан – прямо говорит, что климатический переход невозможен без «глобально скоординированных налогов на выбросы углерода».

Для того чтобы люди, в том числе физические лица, не могли уклониться от такого налога, на Давосе был презентован новый индивидуальный прибор для отслеживания углеродного следа отдельных лиц: их покупок, питания, путешествий. Сделал это президент «Алибаба групп» Дж. Майкл Эванс. Схема проста: купил мясо или отправился в путешествие на машине, самолёте или даже вертолёте – загрязнил атмосферу – плати. Кстати, вся давосская камарилья прилетела на самолётах или вертолётах, многие – на частных. Мотор машины Шваба, ожидавшей его в Давосе, постоянно работал. Как объяснил журналистке шофёр, – чтобы сохранить тепло в салоне.

Ещё одна любимая тема ультраглобалистов – пандемия и вакцинация. На нынешнем Давосе людей запугивали некой новой болезнью «Х». Они не знают, что это за болезнь, но уверенно говорят о том, что её пандемия разразится не позднее мая 2024 года, распространится по миру в течение 36 часов и унесёт не менее 80 млн жизней. Это как в одесском анекдоте: «Жора, жарь рыбу. – Рыбы нет. – Ты жарь, рыба будет».

Болезнь «Х» («икс»), подобно ковиду в 2019-2020 годах, планируется как средство решения сразу нескольких проблем, но прежде всего той, которую коронавирус не решил, а именно – прикрыть, облечь в иную форму глобальный финансово-экономический кризис. Он, согласно прогнозам, должен был произойти в 2019-2021 годах и был обусловлен наложением трёх обстоятельств, трёх моментов.

Первый момент. Кризис 2008-2009 годов, который должен был оздоровить экономику – в этом и заключается функция среднесрочных циклических (8-12 лет) кризисов, свою задачу не выполнил: подошли сроки следующего кризиса, и он должен был стать на порядок тяжелее, поскольку нужно было решать задачи и свои, и предшественника.

Второй момент. Наличие серьёзнейших не среднесрочных, а долгосрочных проблем капиталистической системы, которые не имеют решения в её рамках. Любая система развивается следующим образом. Сначала у неё появляются краткосрочные проблемы, они решаются способами, имеющими среднесрочные характеристики и порождающие со временем среднесрочные проблемы. Эти последние в свою очередь требуют решения долгосрочными системными средствами, которые, будучи применены, порождают, чаще всего далеко не сразу, а в длительной перспективе – в той, что Фернан Бродель называл longue durée, долгосрочные проблемы. А вот их решить системным образом и в рамках системы уже нельзя, наступает системный кризис, в отличие от структурного (кратко- и среднесрочные проблемы). 2020-е годы – это наложение циклического и надциклического, системно-макроисторического кризисов.

Третий момент. Если большинство западных аналитиков (например, эпигоны «Римского клуба» с их докладом «Come on, capitalism») с наивностью первого поцелуя обнаружили, что капитализму больше некуда развиваться, некуда сбрасывать противоречия, нет больше некапиталистических зон, которые можно превратить в капиталистическую периферию и таким образом решить проблему прибыли и накопления капитала, то советским исследователям (П.Г. Кузнецову, В.В. Крылову, М.М. Голанскому) это было ясно ещё в начале 1980-х годов: они были уверены, что в начале XXI века капитализм, охватив всю планету, исчерпает её физически и наступит, если так можно выразиться, его «тепловая смерть». Когда это время наступило, часть капиталистической верхушки попыталась обмануть историю и запустила рост фиктивного капитала. Результат – кризис 2008-2009 годов, но и это не остановило фокусников-аферистов, и к концу 2010-х их мир оказался на краю пропасти. Запуск «пандемии» ковида должен был как-то решить проблему, но он лишь притормозил падение со всеми вытекающими последствиями. Болезнь «икс» наряду с другими гадостями может стать «попыткой № 2».

К болезни «Х», вещают ультраглобалисты, уже сейчас нужно готовиться – прежде всего, подписать Всемирное пандемическое соглашение, которое наделяет ВОЗ чрезвычайными полномочиями и, по сути, обнуляет суверенитет. Любое государство, подписавшее это соглашение, перестаёт быть суверенным.

Специалист по биологическому и химическому оружию Игорь Никулин резонно предположил, что болезнью «икс» попытаются замаскировать последствия применения западных мРНК-вакцин. Официально от ковида умерли 6,9 млн человек; скорее всего, эту цифру раздули ковид-аферисты, а вот реально от этих вакцин умерли более 17 893 000 человек за один только 2021 год (практически столько же, сколько за последние 33 года от других вакцин).