wrapper

Среда, 18 августа 2021 00:00 Прочитано 771 раз

Как афганцы отбились от всех и построили главный вещевой рынок города. История «Таганского ряда»

25 лет назад муниципалитет Екатеринбурга помог афганцам запустить вещевой рынок на Сортировке, выросший с тех пор в крупный бизнес с китайскими и вьетнамскими партнерами. Последние годы «Таганский ряд» строил много коммерческой недвижимости.

Новым проектом мог стать круглосуточный торговый центр на Челябинском тракте, но в эпидемию коронавируса учредителей больше интересовали теряющие выручку центры «Карнавал», «Ханой» и «Пекин». 66.RU удалось восстановить события из жизни «Таганского ряда», как их запомнили участники.

В одном из интервью Виктор Тестов, тогда — директор «Таганского ряда», сказал, что устал отбиваться от желающих поучаствовать в бизнесе вещевого рынка, доходы которого многим не давали спать. История компании, зарабатывающей на продавцах ширпотреба, — это вереница конфликтов: внутренних — между собственниками, и внешних — с конкурентами, криминальными группировками и силовыми структурами. Возможно, поэтому Тестов ушел с «Таганского ряда» в городскую думу и не хочет вспоминать, как всё было.

РЫНОЧНАЯ МОДЕЛЬ

Два земельных участка — один в районе ЖБИ, другой на Сортировке — афганцам выделили в 1993 году. С муниципалитетом Екатеринбурга об этом договорился Виктор Касинцев, возглавивший местное отделение Российского союза ветеранов Афганистана (РСВА), когда прежнего руководителя Владимира Лебедева отправили на пять лет за решетку.

Следователи считали Лебедева убийцей, но приговор ему вынесли за изнасилование, хулиганство и превышение полномочий. Больше ничего не доказали. По слухам, арест помешал Лебедеву захватить Белоярскую АЭС, чтобы диктовать свои условия Москве. Власти было удобнее иметь дело с Касинцевым. Тот собирался открыть в городе продуктовый и вещевой рынки, которые стали бы для РСВА финансовой базой. Время, когда государство освобождало от налогов предприятия афганцев и те пускали бизнес под свою крышу, закончилось в 1992 году. Льготу оставили только инвалидам.

Касинцев, окончивший Ярославское военно-экономическое училище, служил в Афганистане военным интендантом. Демобилизовавшись, он стал соучредителем Свердловской товарно-сырьевой биржи, владельцем сети магазинов и кафе «Эркас» (Эра Касинцева), коммерческого банка, страховой компании и участником бизнес-клуба «Глобус», учрежденного лидером ОПГ «центровых» Олегом Вагиным. Евгений Петров, сменивший Касинцева на посту председателя свердловского РСВА, называет его не криминальным авторитетом, а авторитетным предпринимателем. «Разница очевидна — авторитеты отбирают у других, а предприниматели создают свое, — поясняет Петров. — Как бизнесмен Касинцев был на голову выше «центровых», с которыми его связывали общие интересы».

До знакомства с Касинцевым Евгений Петров был телохранителем Михаила Кучина — одного из лидеров «центральной группировки». В 1992 году, когда Кучина задержали за вымогательство и Петров остался без работы, Касинцев нашел ему дело — по договору цессии взыскивать деньги с компаний, задолжавших банкам крупные суммы. Позже Касинцев начал давать Петрову разные поручения.

Модель будущего вещевого рынка они тестировали на Вайнера, где администрация города установила лотки для желающих зарабатывать коммерцией. С главой Ленинского района Константином Архиповым Касинцев подписал соглашение, по которому участок от Ленина до Малышева закрепляли за афганцами, а те отвечали за порядок и санитарные нормы. Источником доходов Союза была плата за аренду торговых мест.

УБИЙСТВО НА ПЕРСПЕКТИВУ

О новых правилах торговцам на Вайнера сообщил Петров. Ему же пришлось выяснять отношения с криминальными группами, считавшими эту территорию своей. «Разрешение от районной администрации было нашим преимуществом, — поясняет он. — Я показывал реализаторам бумагу и объяснял: «Вы должны платить определенную сумму — кто не согласен, того здесь завтра не будет, а ваши отношения с другими структурами нас не касаются».

Сложности начались через полтора года, когда городская администрация решила перенести торговлю с Вайнера на улицу Сакко и Ванцетти — ближе к Центральному колхозному рынку, где тоже предлагали товары из Польши, Турции и Китая. Между Малышева и Радищева оборудовали пешеходную зону с железными лотками. С появлением конкурентов выручка на рынке упала, и арендаторы начали жаловаться, тогда как люди Петрова собирали на Сакко и Ванцетти деньги и за вычетом своей доли отвозили в штаб-квартиру РСВА. 

Уралмашевские, державшие колхозный рынок, пытались переманить чужих торговцев к себе или вынудить их уйти. Касинцеву понадобились люди, готовые дать отпор. Тогда же возникла фирма «Кобра СВА», объединившая 40 человек (не только афганцев), откликнувшихся на объявления о работе. Среди них были Анатолий Никифоров (сейчас — директор ЗАО «Таганский ряд») и Иван Вилкин (сейчас — гендиректор ТРЦ «Карнавал»).

Между афганцами и уралмашевскими начались войны. «До стрельбы не доходило, но стычки были регулярными, — говорит Петров. — Терять деньги никому не хотелось, но я понимал, что хоронят только тех, кто не умеет договариваться. На всех стрелках мы находили варианты, которые устраивали обе стороны».

Первым в 1993 году запустили «Кировский оптовый рынок» (КОР) — это был участок земли, засыпанный щебенкой и огороженный забором из сетки-рабицы. Товар — в основном еду — продавали с грузовых машин, владельцы которых платили посуточно.

Тем временем на Касинцева завели несколько уголовных дел — его обвиняли в содержании притонов, сводничестве и убийстве одного из лидеров «центральной группировки» Михаила Кучина. На свободу он выходил под миллионные залоги.

Последний раз руководителя РСВА задержали летом 1994 года. Тогда же в милицию позвонил неизвестный, угрожавший взорвать бомбу в областной клинической больнице № 1, если через 24 часа Касинцева не выпустят. Взрывное устройство саперы обнаружили в фойе — афганцы полагали, что это провокация Уралмаша.

Осенью Касинцева освободили, но до суда он не дожил. Утром 26 октября неподалеку от дома его машину расстреляли из трех автоматов. С Касинцевым погибли водитель и один из телохранителей. Это случилось ровно через два года после убийства лидера «центровых» Олега Вагина. «Киллеры были с Уралмаша, — говорит Петров. — С двумя из них мне потом удалось поговорить. Они объяснили, что Касинцева убили «на перспективу». Все шло к тому, что афганцы объединятся с «центровыми» и конкурентам места в городе не останется. Допустить этого уралмашевские не могли».

После смерти Касинцева афганцы потеряли КОР — его директор Владимир Щукин объяснил Петрову, что теперь будет работать с человеком из ГУВД области.

20 ЧЕЛОВЕК НА СУНДУК МЕРТВЕЦА

По словам Аркадия Чернецкого, муниципалитет собирался перенести вещевой рынок из центра города на Шувакиш, где при советской власти была барахолка. В один из дней группа чиновников и афганцев выехала на место и, убедившись, что рядом с Шувакишем уже строят новые дома, вернулась в город. «Проезжая Сортировку, мы остановили автобус и вышли — меня заинтересовала площадка под старым мостом и примыкающий к ней пустырь, — говорит Чернецкий. — С одной стороны — мост, с другой — железная дорога, с третьей — база Госрезерва. Я решил, что торговые ряды можно разместить здесь».

После смерти Касинцева осталось распоряжение главы города о выделении РСВА участка под вещевой рынок. Право на землю действовало три года, причем два из них уже закончились. Общественная организация вести коммерцию не могла — предстояло создать структуру, которая этим займется, и найти деньги, в том числе на снос деревянных домов для расширения торговой зоны. По данным «Таганского ряда», переселение жильцов обошлось в миллиард рублей. Петров говорит, что у афганцев денег не было — инвесторы, с которыми работал Касинцев, нового руководителя союза не знали и финансировать проекты РСВА отказывались. Проект мог не состояться, если бы муниципалитет не согласился выполнить все работы в счет будущих заработков вещевого рынка. Содействовал в этом Владимир Тунгусов, тогда — глава строительной компании «Наш дом», возводившей муниципальное жилье. Так помнит Петров.

Константин Пудов, в прошлом — пресс-секретарь городской администрации, говорит, что муниципалитет помогал афганцам договариваться с собственниками частных домов, под гарантию, что они получат новые квартиры, которые «Таганский ряд» оплачивал из своих доходов.

Обустроить рынок на Сортировке могли только с санкции Петрова, распоряжавшегося землеотводом, — все, кто хотел участвовать, обращались к нему. Первыми приехали с Уралмаша. «Их было человек восемь, — вспоминает он. — Предлагали совместный бизнес — 50 на 50, — при том что все расходы по инфраструктуре возьмут на себя. Кто убил Касинцева, мы тогда еще не знали, но конфликты афганцев с Уралмашем продолжались, и я не согласился. Сказал нашим — хватит пилить деньги, давайте вкладывать. Торговля на Сакко и Ванцетти рано или поздно закончится, а рынок — это тема».

Владимир Кичаев, который договаривался с городом о сносе домов, убедил Петрова взять фирму «Кобра СВА» в соучредители нового ЗАО «Центральный вещевой рынок «Таганский ряд» с долей 70%. За это ее собственники — к тому времени их осталось 20 — сделали предприятие Кичаева «Скорпион» совладельцем «Кобры СВА» с долей 51%.

Остальные 30% «Таганского ряда» получила компания «Квартет», созданная Петровым и двумя его заместителями. Тогда Петров полагал, что ему достаточно блокирующего пакета. «Если бы делили мешок с деньгами, я бы десять раз подумал, прежде чем отдать львиную долю ребятам из «Кобры», — говорит он. — А на бумаге такое распределение выглядело абстрактно».

Еще 7,5% акций — долей в «Квартете» — выделили компании «Интербосс», созданной бывшими офицерами ФСБ Сергеем Зыряновым, Сергеем Фоминым и Владимиром Сидоренко. Петров рассчитывал, что они помогут вещевому рынку отбиваться от претензий налоговой и силовиков. Сейчас он говорит, что эти надежды не оправдались.

Осенью 1995 года на «Таганском ряду» появились лотки с навесами — их сдавали в аренду на месяц или больше. «Подготовка площадки шла тяжело, — вспоминает Аркадий Чернецкий. — Щебень, который вываливали грузовики, полностью оседал — отчасти из-за того, что после взрыва на Сортировке переломало короба, в которых протекала река Ольховка, и это место стало затапливать. Позже за счет «Таганского ряда» трассу реки переложили, иначе развивать территорию было бы невозможно».

Раскачать бизнес афганцам помогло постановление городской администрации, запрещавшее продуктовым рынкам торговать вещами.

РАЗМЕН ФИГУР

Первым директором «Таганского ряда» стал Владимир Кичаев. Изданию «КоммерсантЪ» он рассказывал — в 1995 году рынок, где торговала тысяча человек, приносил больше миллиона долларов в месяц при рентабельности 80%. «Большие деньги сносят голову — у Кичаева появились свои соображения, как ими распорядиться, — говорит Петров. — Коллеги его предупредили — раз, другой, но он не понял. Тогда его выгнали из учредителей «Кобры СВА». Как у них это получилось, я не знаю».

Прежде чем заняться бизнесом, Кичаев был начальником штаба в свердловском ОМОНе. Лишившись должности, он обратился за помощью к командиру Владимиру Голубых. Бойцы ОМОН стали регулярно появляться на рынке в пять утра, когда торговцы с баулами приезжали раскладывать товар. Начиналась проверка документов. Пока она шла, работать никто не мог. После нескольких рейдов Голубых дал «Таганскому ряду» три дня, чтобы восстановить Кичаева в должности.

За помощью Петров обратился к бывшему начальнику свердловского КГБ Эдуарду Войцицкому, с которым был дружен. Войцицкий, отвечавший в администрации губернатора за работу правоохранительных органов, пригласил к себе начальника областного ГУВД Владимира Воротникова. «И армейским языком — коротко и доходчиво — объяснил ему, что ОМОН не имеет права вмешиваться в отношения коммерческих структур, — вспоминает Петров. — Воротников с красными ушами ушел, тут же вызвал Голубых и, наверное, в тех же выражениях сказал, чтобы на «Таганский ряд» тот не лез».

С учредителями «Кобры СВА» Кичаев судился еще два года и добился, чтобы его восстановили, но акции «Таганского ряда» к тому времени переписали на другое юридическое лицо.

Виктор Тестов, возглавивший «Таганский ряд» после Кичаева, стал компромиссной фигурой — остальные кандидаты не устраивали то Петрова, то Никифорова. Назначить Виктора Тестова предложил Зырянов. Тестов, в прошлом — сотрудник КГБ, работал начальником валютного отдела в филиале нижневартовского банка «Капитал». Соглашаясь, он говорил, что в отличие от банка, где нет простора для роста, «Таганский ряд» — «поле непаханое, но плодородное». Если учредители гарантируют свободу действий, он готов сделать рынок брендом федерального масштаба.

По мнению Тестова, заработанные деньги «Таганский ряд» тратил нерационально. Он предложил создать холдинг, куда войдут новые направления — охранная структура, строительная компания с собственным производством материалов, транспортное предприятие, туристическое и рекламное агентства, точки общепита. Подразумевалось, что они будут зарабатывать на своих рынках и обслуживать «Таганский ряд».

Торговый центр на Бебеля/Технической Тестов собирался строить еще в 1996 году, но планам помешал кризис. По словам Никифорова, в 1998 году рынок потерял 70% арендаторов. Упавший товарооборот «Таганского ряда» восстановился только в начале 2000-х.

КАК ЛИКВИДИРОВАЛИ КОНКУРЕНТА

По словам Тестова, муниципалитет, выделивший землю, не рассчитывал, что «Таганский ряд» начнет стремительно разрастаться и на отведенном участке ему станет тесно. В начале 2000-х у таганцев возникли претензии к рынку «Старая Сортировка» площадью 2,5 тыс. кв. метров, вплотную примыкавшему к «Таганскому ряду». Владелец «Старой Сортировки» Виталий Вербицкий рассказывал журналистам, что конкуренты стремятся захватить его территорию (сейчас он от комментариев отказывается).

По одной из версий, таганцы, избегавшие лобового столкновения с соседом, добились изменений в проекте развязки на Ольховской/Бебеля/Технической, которую город собирался строить. Заезд на мост со стороны улицы Технической перепроектировали так, чтобы он проходил по территории «Старой Сортировки». У администрации города появились основания изъять землю Вербицкого под муниципальные нужды.

Судьба рынка была понятна, но собственнику, решившему стоять до конца, удалось остановить строительство моста, наложив обеспечительные меры в споре с городом. Одновременно люди Вербицкого развернули психическую атаку — они доставляли китайских торговцев с рынка в мэрию, где те заполняли коридоры и лифты, отвлекая чиновников от работы.

Стычки на границе двух рынков начались осенью 2000 года. Милиция не вмешивалась. Начальник Железнодорожного РУВД Александр Беленький уверял, что виноваты обе стороны. По его словам, 11 сентября охранники «Таганского ряда» попытались убрать со спорной территории контейнеры «Старой Сортировки». Когда один из контейнеров поднимали краном, человек, работавший у Вербицкого, упал и получил травму. Поводов для уголовного дела не нашли. Во время конфликта на территории рынка появился замглавы Железнодорожного района Константин Багаев — это позволило Вербицкому заявить, что муниципалитет занял сторону таганцев.

Конец спору положили судебные приставы и специалисты городского Госархстройнадзора. Рано утром 22 августа 2001 года «Старую Сортировку» начали сносить. По свидетельству очевидцев, Вербицкий пытался помешать, загораживая дорогу спецтехнике джипом, из-за чего ликвидация растянулась на 18 часов. Госархстройнадзор управился только к ночи. Затраты на ликвидацию рынка — 200 тыс. рублей — взыскали с Вербицкого, наложив арест на контейнеры.

ЖЕЛЕЗНЫЕ АРГУМЕНТЫ УРАЛМАША

Перед выборами в городскую думу в 2002 году лидер ОПС «Уралмаш» Александр Хабаров пообещал «избавить город от «Таганского ряда», который, по его сведениям, не устраивал 80% жителей Сортировки. Говорили, что он собрал блокирующий пакет акций «Таганского ряда» (слухи не подтвердились) и строил планы, как захватить рынок. Потерявший долю в бизнесе Кичаев соглашался, что монополии таганцев надо положить конец.

Интерес ОПС «Уралмаш» к «Таганскому ряду» вылился в большую драку, случившуюся 12 мая 2003 года. Поводом стали контейнеры таганцев на улице Минометчиков. Хабаров уверял, что они мешали заезжать на соседний мини-рынок «Азия-опт» и он хотел помочь избирателям. «Жалоба касалась требований убрать загромождения из контейнеров, которые выходят на проезжую часть улицы Минометчиков и мешают движению», — сообщил он «Коммерсанту».

По словам очевидцев, одновременно с Хабаровым на рынке появились еще 200 человек, вооруженных металлическими прутьями. Таганцев было не меньше — в потасовке двое из них серьезно пострадали.

Через два дня Хабарова и Тестова пригласили к начальнику УВД Екатеринбурга Борису Тимониченко. «Таганскому ряду» он велел освободить площадку от контейнеров, а лидеру ОПС «Уралмаш» пригрозил уголовными делами за хулиганство и самоуправство. По словам Тестова, Хабаров ответил: «Ну и что? Сяду на полгода, отдохну, а потом выйду и продолжу то, что начал».

Признавать связь ОПС «Уралмаш» с рынком «Азия-опт» Хабаров отказывался. У Тестова была другая версия. По его словам, годом раньше союз получил контроль над фирмой «Судокомплект» по соседству с «Таганским рядом» и та через двух посредников сдала участок в аренду «Азии-опт». Никифоров, который тоже был на пресс-конференции, обратил внимание журналистов, что «Судокомплект» не платит налоги и зарплату сотрудникам, хотя получает большие деньги от аренды 700 контейнеров.

Вторжение 200 человек на территорию «Таганского ряда» Тестов назвал попыткой захвата бизнеса: «ОПС стремится расширить площади, занимаемые «Азией-опт» за счет «Таганского ряда», а в перспективе полностью нас вытеснить». Кичаев, наблюдавший за событиями со стороны, подтвердил: «Это только начало возможного передела собственности и ликвидации большой и грязной городской барахолки».

В думе, где он лоббировал интересы ОПС «Уралмаш», Хабаров заявил, что к борьбе с «Таганским рядом» нужно подключить муниципалитет. В группу единомышленников он записал депутатов Андрея Альшевских, Нафика Фамиева и Анатолия Клименко. Тем временем руководители «Таганского ряда» заверили общественность, что к концу 2003 года достроят первую очередь торгового центра и откажутся от торговли из контейнеров.

«Отношения с уралмашевским сообществом «Таганский ряд» выстраивал сам, — говорит Чернецкий. — Все спорные ситуации касались только этих коммерческих структур. Городская администрация в них не вмешивалась».

По словам Петрова, конфликты с ОПС «Уралмаш» закончились, когда не стало Хабарова и у Никифорова сложились партнерские отношения с одним из лидеров союза Сергеем Терентьевым.

БЕЗ ПЕТРОВА

Здание крытого рынка «Таганский ряд» заложили на месте недостроенной подстанции скорой помощи, где сохранился фундамент и часть железобетонного каркаса. Новый проект стал причиной конфликта между Евгением Петровым и учредителями ООО «Рендер» — основными владельцами «Таганского ряда». Петрова не устраивало, что подрядчика — собственную фирму «Верт-Строй» — они назначили без конкурса и стройка, начавшаяся без сметы и растянувшаяся на пять лет, поглощала всю прибыль вещевого рынка. Еще одним поводом для разногласий стал банковский заем под залог общего имущества, который не обсудили на собрании акционеров.

Внутренние конфликты закончились, когда арбитражный суд лишил Петрова акций ЗАО «Таганский ряд» и права голоса. Поводом стало его решение выйти из компании «Интек-Сервис» и забрать свои 7,5% акций. Пакет приобрела фирма «Союз Русских Братьев», где он был единственным учредителем. Случилось это в 2001 году. Пять лет спустя другие учредители ЗАО «Таганский ряд» обвинили Петрова, что он нарушил их преимущественное право на выкуп акций, и потребовали, чтобы суд передал пакет фирме «Верт-О». Взамен Петрову дали 750 рублей — номинальную стоимость ценных бумаг. Апелляционная и кассационная инстанции встали на сторону «Верт-О», хотя у Петрова сохранился протокол собрания акционеров от 16 мая 2002 года, где «Союз Русских Братьев» числится в общем списке.

Юристы полагают, что в 2020 году арбитражный суд не принял бы доказательства, представленные «Таганским рядом» 14 лет назад. «Почему история с акциями Петрова кажется мне сомнительной? — рассуждает Максим Колесников, глава коллегии адвокатов «Частное право». — Сейчас все реестры ведет независимый регистратор. Если эту функцию взял на себя руководитель «Таганского ряда» и представил в суд данные, что сделка 2001 года отражена в реестре только в 2006 году, у меня это вызывает большие сомнения. С высокой долей вероятности эти сведения недостоверные. Почему их не удалось доказать, другой вопрос».

По словам Петрова, он пытался убедить суд, что реестр фальсифицировали, но ничего не добился.

ЗАВЯЗАННЫЕ В ОДИН УЗЕЛ

В том же 2006 году появился торговый центр «Карнавал», для которого и предназначались заемные деньги. Сначала учредители «Таганского ряда» хотели запустить еще один крытый рынок и обратились за помощью к гендиректору фирмы «Урал-Гермес» Александру Засухину, руководившему тогда муниципальным проектом «Торговые узлы Екатеринбурга» (таких узлов — районных, городских и региональных — выделили 69). Одновременно Засухин прогнозировал, сколько ТЦ, гипермаркетов и супермаркетов понадобится мегаполису.

«Мне позвонили из офиса «Таганского ряда», сказали, что хотят обсудить реконструкцию и развитие рынка — в 2003 году там стояли контейнеры, — говорит Засухин. — Приехал Иван Вилкин, занимавшийся в холдинге перспективными проектами. Я его выслушал, сказал, что рынки уходят в прошлое, и посоветовал вложиться в торговый центр, который сможет рассчитывать на весомую долю в этом сегменте. В Москве уже присматривались к европейским ТЦ, а в Екатеринбурге они работали преимущественно в реконструированных помещениях. Рынок был свободен — любое свежее решение обещало инвестору хороший заработок».

Компания Засухина сделала для «Таганского ряда» первичную компоновку ТРЦ и бизнес-план. За архитектурную часть отвечала фирма «Птарх и сыновья». По словам ее директора Анатолия Пташника, при переходе от второго варианта к третьему общая площадь здания увеличилась с 40 до 75 тыс. кв. метров.

Подрядчика нашли случайно. Когда с учетом последних изменений спроектировали фундамент центра, Пташник узнал, что стройка отеля Hilton (сейчас — Four Elements Ekaterinburg) на Ленина забуксовала и бригада хорватской компании «Индустроградня» осталась без дела. В Москве хорваты работали давно и успели возвести здание Академии наук. Пташник считал, что упускать такую возможность нельзя. «Индустроградня» взялась проектировать инженерную часть — отопление, вентиляцию и кондиционирование. Ее сотрудники называли Пташника «господин архитектор».

Проект центра предусматривал двухуровневую парковку на крыше и две рампы с торцов здания для подъема/спуска автомобилей. «Потом решили, что рампы для наших водителей — дело непривычное, и отказались от этой идеи в пользу автомобильных лифтов с пропускной способностью 20–25 машин в час, — говорит Пташник. — Парковка стала одноэтажной, и сейчас ее частично арендует салон Audi, выставляющий там новые модели».

Консалтинговой компании Colliers International (США), которая дорабатывала концепцию с учетом будущих якорных арендаторов, таганцы предложили открыть в развлекательной зоне ТЦ казино и бар со стриптизом, но их убедили, что семейное заведение предпочтительнее. Одним из якорей торгового центра стал турецкий продуктовый гипермаркет «Рамстор». В 2007 году, когда сеть ушла из России, ее магазины большого формата арендовала компания Auchan. Из-за того, что помещение в «Карнавале» не укладывалось в стандарты французского ретейлера, магазин назвали «Ашан Сити».

После запуска «Карнавала» Засухину предложили вернуться к рыночной теме. Сам он считал, что настало время заложить торговый комплекс эконом-класса, сопоставимый по площади с ТЦ «МЕГА». «Вокруг МЕГИ, построенной в чистом поле, со временем сложился региональный торговый узел — около 200 тыс. квадратных метров коммерческих площадей, — поясняет Засухин. — «Таганский ряд» мы тоже хотели сделать крупнейшим центром притяжения, аккумулирующим потоки покупателей».

В этот план вписывался ТЦ строительных материалов, призванный обмениваться трафиком с «Карнавалом» и дополнять его ассортимент. На участке, который для него зарезервировали, позже возвели гипермаркет OBI по бизнес-плану «Урал-Гермес».

Большой комплекс для «Таганского ряда» решили запускать по частям. Первая очередь ТЦ «Ханой» с гостиницей появилась в 2008 году, вторая — в 2009-м. Три очереди «Пекина» построили с 2012 по 2019 год.

ПРОВЕРКИ, КОРРУПЦИЯ И БОЛЬШОЙ ПОЖАР

Претензии полицейских к «Таганскому ряду», о которых широкой публике рассказал пресс-секретарь областного МВД Валерий Горелых, сводились к трем пунктам: арендаторы скрывают от налогообложения большие суммы денег, торгуют товаром, опасным для здоровья граждан, и эксплуатируют нелегалов в подпольных цехах, производящих контрафакт. «Эти и многие другие безобразия послужили причиной тому, что свердловские полицейские всерьез взялись за «уральский Черкизон», дав понять представителям этнических (и не только) преступных группировок, что с анархией на крупнейшем рынке Среднего Урала будет покончено», — заявил он.

Речь шла о проверках на рынке летом и осенью 2011 года. В августе полиция изъяла у арендаторов товар, который посчитала контрафактным, около 120 млн рублей и ликвидировала казино «Шанхай», работавшее под вывеской бильярдного клуба. Из помещения вынесли 38 игровых автоматов, 18 столов и три рулетки. В интернете появились фото начальника областного ГУВД Михаила Бородина и прокурора области Юрия Пономарева на фоне разгромленного «Шанхая».

Руководители «Таганского ряда» сказали: «Мы — законопослушные». Виктор Тестов сообщил журналистам, что с июля по сентябрь на рынке прошло больше 40 рейдов полиции — товар и деньги изъяли в основном у торговцев из Вьетнама и Китая. За помощью те обратились в свои консульства и к уполномоченному по правам человека в Свердловской области. Позже Горелых признал, что полицейские «допустили нарушения многочисленных и довольно сложных требований по оформлению документации». После вмешательства прокуратуры 15 должностных лиц наказали за превышение полномочий.

Пользуясь случаем, арендаторы пожаловались, что полицейские вымогают у них взятки. Их слова подтвердились, когда с поличным задержали начальника отделения по разработке организованных преступных групп ОУР УМВД по Екатеринбургу Сергея Рахманова, обещавшего одному из китайских торговцев вернуть деньги, конфискованные во время рейдов. С Рахмановым на скамью подсудимых отправили Владимира Плаксина — начальника отделения по борьбе против нарушений в сфере нравственности ОУР МВД РФ. Служителей закона обвинили в крышевании борделей и рэкете на «Таганском ряду».

На этом неприятности вещевого рынка не закончились.

В последнее воскресенье 2011 года на «Таганском ряду» начался пожар. Около двух часов дня загорелся склад в двухэтажном кирпичном здании бывшего госрезерва НКВД, где арендаторы «Таганского ряда» держали тюки с одеждой и шубами. По словам сотрудников МЧС, системы пожаротушения на рынке не было, если не считать гидранта, расположенного на другой стороне улицы. Трамваи пришлось останавливать и тянуть брезентовые рукава через проезжую часть.Когда воду подключили, оказалось, что давления в системе недостаточно. Начальник ГУ МЧС по Свердловской области Валерий Устинов позвонил главе администрации Екатеринбурга Александру Якобу с просьбой отключить все районы и увеличить давление на Сортировке, но это особенно не помогло. Склад выгорел за два часа. Когда упала одна из стен, огонь перекинулся на второй склад. По словам очевидцев, полицейским приходилось удерживать китайских торговцев, которые пытались проникнуть в здание и спасти свой товар.

К восьми вечера со станции Кузино к «Таганскому ряду» подогнали пожарный поезд с двумя цистернами воды по 60 тонн. Тогда дело сдвинулось. Третий склад и торговый павильон, которые тоже начали гореть, удалось спасти. Тем временем из КНР в Министерство иностранных дел РФ поступила жалоба, что неумелые действия пожарных привели к задымлению домов, где жили китайцы. Глава МЧС Сергей Шойгу, которому докладывали обстановку по видеосвязи, поинтересовался, не нужно ли прислать авиацию. Его заверили, что справятся своими силами — огонь на рынке тушили 500 человек: весь гарнизон из Екатеринбурга, пожарные из Верхней Пышмы и Первоуральска. Когда опасность, что пожар распространится дальше, миновала, подвалы, где хранился товар, заливали водой еще пять суток.

По словам Пташника, после этих событий на «Таганском ряду» появилась собственная пожарная машина, резервуар с водой объемом 10 тыс. кубометров и разводка стационарных сухотрубов, куда при необходимости подают воду.

ЛИЦА В ТЕНИ

На градостроительном совете в 2018 году, где обсуждали последнюю очередь ТЦ «Пекин», Пташнику напомнили, что внутреннее пространство торгового центра, поделенное на бутики размером с контейнер, мало чем отличается от проекта, который его фирма разработала еще до «Карнавала», хотя с тех пор прошло больше 20 лет. С оговорками концепцию одобрили, а годом позже на церемонию открытия пригласили Александра Якоба и Аркадия Чернецкого, которые сказали несколько слов о новом этапе в жизни «Таганского ряда».

Торжество омрачило намерение ФСБ бороться с теневым оборотом. Причиной стало письмо председателя ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной, доложившей президенту о схеме оплаты «серого» импорта на крупных рынках, где почти не применяется контрольно-кассовая техника.

В масштабах страны речь шла о сумме, превышающей 100 млрд рублей в год. По данным Набиуллиной, из банковских отделений, расположенных рядом с рынками, деньги уходили в Киргизию и Казахстан, куда поступают товары из Китая и Вьетнама. В числе рынков, замеченных в уклонении от налогов, назвали два екатеринбургских — «Новомосковский» и «Таганский ряд».

Годом раньше в Екатеринбурге осудили группу предпринимателей, которые передавали российским компаниям, обналичивающим доходы, деньги китайских торговцев. По данным следствия, в 2014 году мошенники конвертировали в доллары и юани и вывели на счета китайских компаний более 595 млн рублей, заработанных на «Таганском ряду».

В ответ на все обвинения руководство вещевого рынка сообщило через пресс-службу, что ответственность за уплату налогов несут индивидуальные предприниматели, арендующие площади. По данным компании, с 1 июля 2019 года все они начали использовать контрольно-кассовые аппараты.

Сторонники теории заговоров полагают, впрочем, что экономика «Таганского ряда» уже мало зависит от афганцев. По одной из версий, за кулисами всем распоряжаются китайская мафия и (как ни странно) северокорейская разведка, с которыми на местном уровне нипочем не справиться.

Но мы ничего не утверждаем. 

В материале использована информация из открытых источников: «КоммерсантЪ», «Деловой квартал», Znak.com

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.