wrapper

Вторник, 30 ноября 2021 00:00 Прочитано 479 раз

Фурсов Андрей Ильич: ТОТАЛЬНАЯ ВАКЦИНАЦИЯ И QR-КОДЫ МОГУТ ОКОНЧАТЕЛЬНО ОФОРМИТЬ РЕВОЛЮЦИОННУЮ СИТУАЦИЮ В РОССИИ

Почему власть посылает столь разнящиеся сигналы по поводу эпидемии и борьбы с ней? Кто зарабатывает на эпидемии? Будут ли нынешние антисоветчики возрождать Советский Союз? Возможно ли реальное объединение России и Беларуси? За что победившие демократы прессуют своего верного пса Марка Цукерберга? Как Трамп предотвратил передел мира? Обо всём этом и многом другом главному редактору «Аргументов недели» Андрею УГЛАНОВУ рассказывает русский историк, обществовед и публицист Андрей Ильич Фурсов.

Часть I

БОРЬБА ВОКРУГ АНТИКОВИДНЫХ МЕР

– Вице-премьер Голикова заявила, что вакцинировать надо всех поголовно. Одновременно прошла информация, что в Московской области ковидом болеют в большей степени те, кто уже был вакцинирован. Как объяснить подобное противоречие?

– Она высказала мнение, а не озвучила решение. Решение на федеральном уровне пока не принято. В пользу введения жёстких мер активно, на грани истерики, а иногда и за гранью её выступают пропагандисты, которые, кстати, информационную кампанию в пользу вакцинации тупо провалили и теперь в бессильной злобе клянут «тупое население».

Такие же выражения используют и некоторые чиновники, призывающие к насилию (насильственной вакцинации) и фактической сегрегации непривитых, а также возбуждающие социальную ненависть. Свидетельствует это только об одном: определённая часть властных клерков относится к народу как к «баранам», как к быдлу, которое можно на ветеринарный манер загонять в стойло и вакцинировать против его воли, кормить макарошками и т.д.

Я не противник прививок, я противник «добровольно-принудительной», т.е. насильственной вакцинации. Это нарушает сразу пять статей Конституции РФ – 19, 23, 24, 25 и 55; статью 136 Уголовного кодекса РФ (нарушение равенства прав граждан) и закон № 323-ФЗ (недопустимость разглашения персональных данных и врачебной тайны).

Я уже не говорю о том, что ни одна из вакцин не прошла всех необходимых проверок, т.е. фактически и юридически является не вакциной, а экспериментальным препаратом. А эксперименты, связанные со здоровьем, могут быть только добровольными, противоположное запрещено протоколом Нюрнбергского процесса.

Я не удивлюсь, если через какое-то время, особенно когда основная часть прибыли будет получена, «вакцины», по крайней мере большая их часть, будут «нуллифицированы», а наиболее яростные ревнители (не из первого ряда, разумеется) вакцинации пойдут под суд. Я уже не говорю о том, что, как свидетельствуют серьёзные учёные, во время эпидемий прививки не делают.

– Как вы думаете, чем можно объяснить метания властей и совершенно разные, порой противоречащие друг другу сигналы?

– Причин несколько. Во-первых, некомпетентность. Во-вторых, растерянность и страх нести ответственность – не перед населением, а перед начальством: Салтыков-Щедрин до сих пор остаётся главным политологом России. В-третьих, в РФ за прошедшие три десятилетия единый и целостный господствующий класс не сформировался.

РФ – квазиклассовое и квазисословное общество. При этом тенденция развития классовости подсекает таковую сословности – и наоборот. Результат – социум (и власть) коллажного типа. В этой ситуации реальными субъектами оказываются кланы и административные аппараты различного уровня. И взгляды у них на социальные процессы разные, поскольку интересы разные, в том числе и по поводу игр вокруг ковида.

В-четвёртых, последнее по счёту, но не по значению: часть правящего слоя если не понимает, то шкурой чувствует остроту ситуации и верно полагает, что тотальная вакцинация (особенно детей), QR-кодизация и прочие меры ужесточения социального контроля и вмешательства в частную жизнь могут окончательно оформить революционную ситуацию с неясным исходом. Другая часть – «чрезвычайщики», «проковидники», «вакцинаторы» – либо этого не понимают, либо сознательно толкают режим (я употребляю этот термин не в эмоциональном, а в научном политологическом смысле) к краю пропасти, не осознавая, что и они полетят в эту пропасть. Ну а кто-то просто зарабатывает «бабки», надеясь в случае большого шухера свалить из страны туда, где, по их мнению, «чисто и светло». Думаю, что их ожидает судьба Остапа Бендера на румынской границе.

– Теперь о другом. В Дании арестовали наше научное судно «Академик Иоффе». В двух подряд номерах «АН» вышли большие статьи, где мы говорим, что в этом аресте виноваты чиновники Министерства науки. В результате судно, одно из лучших в мире, которое принадлежит государству, а не какому-то институту, скорее всего, за долги будет отдано новым владельцам. У нас на глазах проворачивается гигантская афера. Почему Следственный комитет, который реагирует на всякие пустяки, в этом случае молчит?

– Думаю, что Следственный комитет просто не получил команды реагировать. А сами чиновники без команды ничего делать не будут. В этом плане чиновники одинаковы во всём мире. В Америке и во Франции, где мне довелось пожить, чиновники в целом от наших мало чем отличаются. Будучи государственными служащими, чиновники (по крайней мере многие) будут защищать государственный интерес только в двух случаях – либо если им дадут команду и хлестнут как следует кнутом, в том числе кнутом страха, либо если в этом есть их шкурный интерес и они от этой защиты что-то поимеют. А учитывая, что российская власть к проблемам науки относится – де-факто, а не на уровне деклараций – наплевательски, то удивляться судьбе «Академика Иоффе» не приходится. Ну а чиновники от науки ничем от обычных чиновников не отличаются.

В БОЙ ИДУТ ОДНИ СТАРИКИ

– Как всегда за 2-3 года до выборов президента России политологи начинают гадать – будет Путин баллотироваться или нет, а если нет, то кто будет преемником. Я сам думаю, что он либо останется, либо опять его заменит Медведев, поборовшись для вида с Зюгановым, Мироновым и Жириновским. А вы как считаете, вернётся ли Дмитрий Анатольевич на этот пост?

– Вариант «В бой идут одни старики»? Думаю, что правильнее поставить вопрос так: сохранятся ли после 2024 года нынешний курс и нынешний строй? Если не произойдёт серьёзных изменений вне страны, поскольку у России неполная субъектность, то сохранится и курс. И в этом случае кто конкретно будет возглавлять страну – второй вопрос. Допускаю, что может произойти некоторое смягчение отношений с Западом и некоторое, по крайней мере, внешнее возвращение к либеральным формам при реальном нарастании антилиберальных мер в экономике и усилении репрессивности или как минимум репрессивного облика режима.

Дело в том, что огромный слой наверху властной пирамиды – называют цифры от ста тысяч до трёхсот тысяч семей – это люди, которые идентифицируют себя с Западом, а плохишам всегда хочется, чтобы их записали в буржуинство. И не важно, что на нынешнем Западе, который уже является Постзападом, их никогда не примут как своих, важно то, что они себя с ним отождествляют. Там учатся их дети, там у них недвижимость и бизнес. И они кровно заинтересованы в том, чтобы напряжённость в отношениях с Западом каким-то образом рассосалась.

Дело-то ведь вот в чём. Для властного слоя РФ характерно одно серьёзное противоречие. Слой этот – самый прозападный в русской истории, более прозападный сыскать трудно. На ум приходят силы, стоявшие за Временным правительством, и само это правительство. Однако, во-первых, «временные» просуществовали лишь восемь месяцев, а нынешнему правящему слою уже тридцатник. Во-вторых, у «временных» не было огромных зарубежных активов – недвижимости, денег и т.п.

И вот парадокс: волей обстоятельств самый прозападный в русской истории слой логикой обстоятельств (прежде всего – давление Пост­запада) был вынужден сначала робко (с 2008 года), а затем более жёстко (с 2014 года) обозначить конфронтацию с Постзападом. И конфронтация эта со стороны партнёров стремительно усиливалась и ужесточалась, достигнув на сегодняшний день такой остроты, такого негатива, которого не было во времена холодной войны по отношению к СССР. В такой ситуации хочешь не хочешь, а поневоле приходится становиться «государственником» и «патриотом».

Логика Постзапада понятна: с СССР шутки были плохи – можно было нарваться на жёсткий ответ. А с теми, кто уступает, что церемониться, давить надо – и всё. И давили, а им продолжали уступать. И доуступались: натовские войска на границе РФ, а мелкие европейские шавки пытаются тявкать на Россию. А когда с уступками притормозили, то Постзапад, привыкший к уступкам со стороны РФ, к бесхребетности, это привело в бешенство, и началась вакханалия ненависти и русофобии, превосходящая по силе даже русофобскую кампанию 1830–1840-х годов, организованную британцами в качестве идейной подготовки того, что вылилось в Крымскую войну. Впрочем, когда мы сегодня говорим о конфронтации с Постзападом, нужно помнить, что речь идёт о межгосударственном уровне. Однако государство – не единственный и нередко не главный актор (субъект политики. – Прим. «АН») мировой игры. Кроме этого есть транснациональные корпорации (ТНК) и закрытые наднациональные группы мирового согласования и управления (Иван Ильин неудачно назвал это «закулисой»). Противостояние РФ с этими акторами – вопрос как минимум дискуссионный. Представители ТНК активно работают в РФ, даже сидят в правлениях некоторых наших корпораций, ну а уровень «закулисы» – это высшая лига, в которую трудно получить допуск, а следовательно, трудно вступить в борьбу, ведь сначала нужно выйти на поле. Это даже у СССР не всегда получалось, хотя всё же получалось.

В развитии нынешней ситуации РФ, занимающей, мягко говоря, более скромное место в мире, чем СССР, многое зависит и от политики Постзапада, и от ситуации внутри него. Если его верхи будут усиливать давление, то «трёмстам тысячам семей» придётся терпеть, не рыпаться и тихо клясть и Постзапад, и местную власть.

ИНТРИГИ «КУЗЕНОВ»

– О каком давлении речь? Куда уж дальше?

– Есть куда дальше – военный конфликт, который может быть спровоцирован Постзападом, точнее – англосаксами, одновременно на наших южных рубежах и на Украине. При этом Украина может стать вдвойне разменной монетой – в игре Постзапада против РФ и в игре британцев и американцев друг против друга. Вместе они «дружат» против России, однако по мере углубления терминальной фазы системного кризиса капитализма обостряются их противоречия друг с другом, точнее, британо-американских кланов с американо-британскими. У них – давняя история вражды.

Одной из главных причин Второй мировой войны было американо-британское соперничество: в ответ на попытку директора Банка Англии (условные Ротшильды) Монтегю Нормана придушить США (условных Рокфеллеров) путём закрытия Британской империи (25% мирового рынка) от внешнего мира, т.е. прежде всего от США, американские верхи поставили задачу уничтожения Британской империи. Чтобы немного унять широко шагающих после Второй мировой войны американцев, британцы (правительство лейбористов) в 1946–1947 годах продало СССР сверхсовременные авиамоторы, которые очень помогли советским лётчикам в боях с американцами в небе над Кореей. Да и по части атомных секретов нам от британцев кое-что перепало: таким образом они пытались в своих, разумеется, интересах притормозить «кузенов».

Ответ не замедлил себя ждать: в 1956 году США сделали всё, чтобы подтолкнуть Великобританию к её суэцкой авантюре, а затем объяснили, что поддерживать её не будут – Америка-де против колониализма. Через шесть лет британцы укололи-таки штатников руками СССР, поспособствовав возникновению Карибского кризиса (малоизвестный «укол», ждущий своих исследователей). В 1960–1970-е годы британцы начали восстановление невидимой глобальной финансовой империи, задействовав и СССР, и КНР, и пробританскую часть американского истеблишмента. Сотрудничество и жёсткая борьба с США развивались одновременно: работа на срыв советско-американского сближения в середине 1970-х годов, история с американскими заложниками в Тегеране, убийство лорда Маунтбеттена – всё это «этапы большого пути» в сваре «кузенов». Да и по поводу судьбы СССР единой позиции у них на самом деле не было.

На данный момент противоречия налицо: Британия создаёт свою часть глобального мира, активно работая по югу Китая, Ближнему Востоку, Закавказью и бывшим западным республикам СССР, прежде всего по Украине. Но в этой же зоне «куют своё железо, пока горячо» и американцы, которые вовсе не рады «кузенам» и как только смогут, подставят их. Вопреки бытовавшему (а отчасти бытующему до сих пор) мнению о том, что нацистско-бандеровский переворот – исключительно американская «заслуга», реальная ситуация сложнее. Британцы с самого начала присутствовали в украинском «месиве» – и сами по себе, и посредством польской разведки, и в контакте с израильтянами. Ну а в последнее время вылезли полностью не только британские уши, но и сами их владельцы.

Как пишет известный киевский аналитик В. Матвеев, в соответствии с подписанным год назад рамочным соглашением Великобритании и Украины британцы не только выделяют жовто-блакитным кредит в 1,7 миллиарда фунтов стерлингов на 10 лет, но и помогают строить две военно-морские базы (два военно-морских порта), корабли и восемь ракетных катеров типа «Барзан». Речь идёт и о других видах оружия, т.е. британцы стремятся закрепиться на берегах Чёрного моря, устанавливая взаимодействие с военно-морским флотом Турции и соединяя таким образом два своих евроазиатских и антироссийских проекта – Новая Речь Посполитая и Новая Османская империя. В середине ноября 2021 года Киев посетил министр обороны Великобритании Уоллес – в порядке развития «стратегического партнёрства». Это ещё один шаг, подталкивающий Украину к активным антироссийским действиям, включая учащение и усиление военных провокаций.

У меня создаётся впечатление – возможно, я ошибаюсь, – что американцы из-за кулис сознательно подталкивают Украину и её европейских союзников, прежде всего Великобританию, к конфликту с Россией, а затем могут сыграть так, как они это сделали в 1956 году во время Суэцкого кризиса. Этим они создадут проблемы не только России, но также Евросоюзу и особенно Великобритании с её курсом на создание как минимум независимой от США глобально-имперской зоны. Совершенно ясно, что попытка военной акции нацистско-бандеровского режима будет жёстко пресечена Россией, однако для штатников это будет, что называется, «два шара в лузу»: появится повод для дополнительного давления на РФ, обострятся её отношения с ЕС и Великобританией, ну а британские планы в регионе окажутся под угрозой.

Разумеется, это гипотеза, но в её основе – анализ противостояния США и Великобритании, англосаксонских кланов между собой, с одной стороны, и деятельности общезападной надгосударственной Сети, которая окончательно сформировалась после окончания Второй мировой войны и чьи кураторы немного растерялись после разрушения СССР. До этого они вели хитрую игру по использованию – ради целостных и долгосрочных интересов правящего класса капсистемы – противоречий между США, Великобританией, СССР, позднее – КНР; при этом нередко они использовали СССР, советское руководство, предоставляя ему тактический выигрыш в отношениях с теми же США для решения внутрикапиталистических проблем, с одной стороны, и ослабления СССР в стратегической перспективе – с другой. Сеть никуда не делась, и у неё свои интересы в строительстве нового мирового порядка, не всегда совпадающие с интересами конкретных стран Постзапада и его кланов.

Нынешняя ситуация на Постзападе далека от ясности. Неясно, какая из ведущих сил победит. Вспомним ситуацию 1960–1970-х годов. Ведь в 1960-е годы на Западе действительно была фракция буржуазии, которая готова была, по крайней мере в среднесрочной перспективе, сотрудничать с Советским Союзом, более того, использовать его в качестве союзника у себя дома в противостоянии с молодыми хищными фракциями корпоратократов и финансиалистов (не путать с финансистами). Однако во второй половине 1970-х годов корпоратократы и финансиалисты взяли верх, а в их проектах глобализации СССР им не только не был нужен, но и мешал. Была сделана ставка на максимальное ослабление Советского Союза. А в итоге вышло так, что они даже перевыполнили план и Советский Союз был разрушен. Разрушил его, конечно, не Запад сам по себе – у него таких возможностей не было. СССР был уничтожен действиями союза внутренних и внешних сил.

Аналогичным образом обстояло дело в феврале 1917 года, когда двуединый российско-британский субъект переворотом убрал самодержавие. И тем не менее мне нынешняя ситуация напоминает не столько 1916 – начало 1917-го или 1988–1989 годы, сколько 1903–1904 годы, но это отдельная тема. Здесь отмечу лишь: власть должна адекватно чувствовать народ, мир и ритм истории – то, как звучат Барабаны Судьбы. В противном случае, случае неадеквата – беда: и для неё, и для народа.

Блестяще описал ситуацию власти в России в 1917 году Николай Заболоцкий: «Царь закачался и нарочно / Кричал, что всё это – пустяк, / Что всё пройдёт и всё остынет, / И что отныне и навек / На перекошенной Неве / И потревоженной пустыне / Его прольётся благостыня. / Но уж корона вкруг чела / Другие надписи прочла. / Всё».

Умение читать надписи, особенно знаки на стене, – важнейшее качество любой власти. Однако именно при дегенерации системы способность её верхов «слышать» катастрофически падает – и это один из признаков приближения конца, любые предупреждения здесь попадают в разряд «ловушки Кассандры», достаточно вспомнить записки Плеве (1902 г.) и Дурново (1914 г.) Николаю II или, скажем, Побиска Кузнецова (1982 г.) Андропову.

Ещё одна грубая ошибка любой власти – восприятие массы как киселя. Такой она кажется, заметил Олег Маркеев, только с самой высоты властной пирамиды. На самом деле внутри неё – невидимая решётка, из которой она «куёт стержни, прошивающие очередную, привнесённую из-за рубежа пирамиду власти, – и… только эти стержни даруют пирамиде устойчивость; стоит изъять их, и уже ничто не спасёт государственную пирамиду от краха». И далее: масса решает, обволочь ли пирамиду живительными соками «или отторгнуть… чтобы нежданно-негаданно развалить одним мощным толчком клокочущей энергией утробы».

Кто-то пытается успокоить себя тем, что Россия будто бы исчерпала лимит на революции. Это кто же установил лимит? Серые чиновники, писающиеся от страха при словах «революция», «классовая борьба» и «седьмое ноября»? На каком основании исчерпала? На основании страха чиновников? Так надо честно платить, и не надо будет бояться. Ведь заклинал Михаил Булгаков молодое поколение 1930-х: «Платите, платите честно и вечно помните социальную революцию». Иначе плохо будет. «Февраль» возник из-за непривезённой булки. Кто знает, что может случиться из-за насильственно «привезённой» вакцины?

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС И ДРУГИЕ ПЕЧАЛИ

– Какова роль внешних факторов?

– Внешние факторы действительно играли большую роль в истории XIX-XX веков, ведь капитализм – это мировая система. В то же время Большая Система, будь то Российская империя или СССР, не может быть разрушена извне, но внешние силы могут интериоризироваться, найти внутренних союзников – сознательных или бессознательных, которые своими действиями сработают в определённом направлении. Это может произойти и сегодня.

– Например?

– Например, в октябре 2021 года вице-премьер Д. Чернышенко провёл заседание наблюдательного совета АНО «Цифровая экономика». Отдельно было заявлено о создании в РФ Центра Четвёртой промышленной революции, который, как было заявлено, станет общей площадкой для реализации глобальных проектов Всемирного экономического форума (ВЭФ). Сначала о так называемой Четвёртой промышленной революции. Серьёзные эксперты на Постзападе эту схему подвергли жесточайшей критике: миф – самое мягкое определение; к промышленности всё это не имеет отношения, но Шваб этого и не скрывает – его просто не слышат. Шваб говорит, что если первые три революции – это то, что вы делаете с внешним миром, то четвёртая – это то, что делают с вами, – принимая нечто внутрь, вы меняетесь, становитесь модифицированным, а следовательно, меняется ваша идентичность.

Шваб неоднократно говорил о революционном создании, с помощью биологических, медицинских средств, нового – трансгуманистического – человека, который придёт на смену нынешнему, и он эту смену приветствует. Мне это напоминает восторги Сарумана и орка Готмога из «Властелина колец», сладострастно провозглашающих, что эра людей закончена и наступает время орков. Трансгуманистическое существо Шваба и есть орк.

Теперь от биосоциологии – к социологии, к делам скорбным. ВЭФ, «давосцы» в лице их фронтмена К. Шваба своих целей не скрывают: обнуление (reset) старого мира, создание «новой нормальности», где нет места национальным государствам с их суверенитетом и традиционным ценностям. Подписаться под Четвёртую промышленную революцию значит подписаться под эти цели. А как же быть с тем, что высшее руководство страны, во-первых, провозглашает защиту традиционных ценностей (кстати, тоже парадоксальная ситуация: стремящаяся войти в то, что ей представляется Западом, власть акцентирует антизападные ценности); во-вторых, объявляет приоритетом государственный суверенитет и борьбу за него?

Это что – когнитивный диссонанс на уровне управленческой сферы или диверсия? Глупость или измена? – как когда-то поставил вопрос П. Милюков. Когда-то В.И. Ленин говорил о «полезных идиотах». Так вот с ними и враги не нужны. И рушили Россию в 1916–1917 годах и СССР в 1990–1991 годах не только враги, но и полезные идиоты в качестве вражеского инструмента.

Сказанное выше не означает, что нам не нужна цифровизация – нужна, но собственная, контролируемая нами, а не ВЭФ. Сама по себе цифровизация, как и машины, – штука нейтральная. Вопрос в том, каким социальным силам и интересам она служит.

Цифровизация ВЭФ носит антисоциальный, антинародный характер, она направлена против человека как биосоциального вида. Я уже не говорю о том, что цифровизация à la ВЭФ, как элемент его глобальных проектов, сажает всю информационную систему РФ (включая персональные данные всего населения – спасибо QR-кодам) под внешний колпак, и это покруче, чем быть «под колпаком у Мюллера». В такой ситуации государство, центральная власть обнуляется и превращается в скорлупу, которая не контролирует внутренности. И кто тогда будет реальным хозяином страны? Вообще порой какая-то часть верхов РФ производит впечатление компании дедов щукарей на завалинке, которых под музыку из «Бременских музыкантов» и слова «Ну-ка, все вместе уши развесьте» (а где-то сзади звучит ещё «Голубая луна») ловко облапошивают заезжие коробейники-напёрсточники.

– Так что будет в 2024 году?

– Экономическая ситуация, скорее всего, будет ухудшаться, несмотря на подачки; социальное напряжение, особенно в случае чрезвычайщины, будет расти, советское наследие будет проедаться, оно фактически уже проедено. В то же время в этом есть элемент надежды. В русской истории рывки в будущее совершались, когда наследие прежней эпохи проедалось и создавались новые структуры со значительно более жёстким контролем прежде всего над верхушкой. Я имею в виду «гиперболоид инженера Грозного» в виде опричнины и «гиперболоид инженеров Ленина и Сталина» – сначала партия профессиональных революционеров, а затем сталинский режим. Необходим новый социально-организационный «гиперболоид» в интересах общества в целом, причём надо помнить, что на ситуацию в нём будет проецироваться борьба внешних субъектов, особенно если внутри страны они найдут достаточно клиентов и подельников, а в руках последних окажется разрушительная ударная сила – например, часть мигрантов, обработанных спящими ячейками исламистов.

НАМ НЕЧЕГО ПРЕДЛОЖИТЬ БЫВШИМ РЕСПУБЛИКАМ СССР

– Через месяц мы будем отмечать печальную дату – 30 лет кончины Советского Союза. Есть ли сегодня варианты нового объединения территорий Евразии и Восточной Европы и вообще нужно ли это?

Реального возрождения империй в истории не случалось. Как сказал политолог и философ Карл Шмитт, реставрация – это лучший способ убить реставрируемое. В истории вообще ничего нельзя реставрировать. К тому же я не представляю себе, как нынешние антисоветчики будут возрождать Советский Союз? Драпировать мавзолей во время Парада Победы, замалчивать имя Сталина – и восстанавливать Советский Союз? Не монтируется.

Объединить североевразийское пространство может действительно лишь Россия, но только не кланово-олигархическая, зависимая от Постзапада и снабжающая его сырьём и выплачивающая де-факто дань, а такая, которая реально независима и способна предложить привлекательный социальный и цивилизационный проект. Сегодня при всех разговорах о здоровом консерватизме РФ встроена в глобалистский проект Постзапада. Логика квазигосударств – бывших республик СССР – проста: зачем ориентироваться на зависимую и бедную, бьющую рекорды социального неравенства часть этого проекта – надо ориентироваться на его хозяев, на богатых и сильных. В современной борьбе побеждают мастера организационного и когнитивного оружия, побеждают новые привлекательные образы и смыслы. Замшелым и бессмысленным в этой борьбе делать нечего.

– А как же общее прошлое?

– Его, увы, всё меньше. Уходят в прошлое советское поколение и память о Победе в Великой Отечественной войне. Дело дошло до того, что рэпер-наркоман с экрана ТВ оплёвывает нашу Победу, и никто его за это не гонит в шею с ТВ, напротив. Кто начал первым крушить памятники советским деятелям? Украинцы? Чехи? Венгры? Нет, процесс стартовал в РФ. И возрождению бандеровщины на Украине предшествовали кампания десталинизации и попытки оправдать власовщину в РФ. Мы всё чаще слышим о распространении антирусских настроений в бывших среднеазиатских республиках СССР. И какой-то серьёзной реакции со стороны руководства РФ не видно.

А ведь на такие действия нужно реагировать быстро и жёстко. Почти треть дохода Киргизстана и Таджикистана – это то, что отсылают туда гастарбайтеры из России. В ответ на русофобию перекрыть кран – и всё. Но открытый кран – это деньги для бизнеса и чиновников, плевать им на русских и на Россию. Более того, дело дошло до амнистии 300 тысячам узбеков, которых уже высылали из РФ, – это же приглашение к вседозволенности, об отсутствии чувства национально-государственного достоинства я уже не говорю: барыги и достоинство суть вещи несовместимые. Хреново, когда целые сегменты госвласти превращаются в коллективных барыг. Минсельхоз на 49 лет планирует отдать в аренду Узбекистану территорию около миллиона гектаров – тринадцатую часть русских земель, пригодных для земледелия.

– Говорят, мы всё равно эти земли освоить не можем.

– Мы много чего не можем освоить. Так что, давайте всё это отдадим? Это очень похоже на торговлю территорией, на начало колонизации России бывшими республиками СССР.

– Значит, нам совсем нечего предложить соседям?

– По позитиву – почти нечего, а в плане негатива есть очень серьёзный фактор, который удерживает бывшие среднеазиатские республики СССР в зоне нашего влияния, пусть и снижающегося. Это Китай, которого они боятся. Однако Китай в экономическом плане намного сильнее России, он очень активно проникает в Центрально-азиатский регион, так же как и Турция. РФ теряет своё влияние. То, что мы проиграли даже Украину, совершенно очевидно. И Крым – это выигранное очко в проигранной партии.

– Дай Бог, Беларусь удержать.

– Беларусь занимает центральное место в англо-американском проекте «Новая Речь Посполитая». И пока Беларусь вне его, этот проект нереализуем. Поэтому ясно, что Беларусь они будут расшатывать. Это одно из направлений главного удара.

– Чего ждать от Турции?

– В результате карабахской войны турки, опять же при активном участии британцев, в той или иной степени восстановили свои геополитические позиции, которые они имели в регионе до 1828 года. То есть они укрепляются в той зоне, где со времён Николая I доминировала Россия. Впрочем, беда к нынешнему режиму Турции может прийти «откуда не ждали»: состояние здоровья Эрдогана, состояние турецкой экономики и ситуация с этническими меньшинствами.

Удивляет вот что: Турция постоянно «дразнит» РФ Крымом, почему бы всерьёз её не подразнить (уже без кавычек) курдами? Особенно с учётом просто наглых действий Турции в Закавказье, в зоне геополитических интересов РФ. Да что Турция, мы не можем решить наши проблемы с Арменией и Азербайджаном. Почему американцы, используя свою армянскую диаспору, сажают свою марионетку, а мы, имея свою армянскую диаспору, эту антирусскую марионетку вышвырнуть не можем? Что, сеть «Спюрк» Анастаса Микояна больше не работает или перехвачена?

В отношениях с Азербайджаном есть мощнейший рычаг – экономические интересы азербайджанской диаспоры прежде всего в Москве. Почему этот рычаг не используется? Кишка тонка или уж очень бабла хочется? Когда-то помощник президента Никсона Чак Колсон сказал: «Если вы взяли кого-то за гениталии, остальные части тела придут сами». Экономические интересы любых диаспор – закавказских ли, среднеазиатских – это то самое, вслед за чем приходит остальное.

– Говорят, что в марте 2023 года могут пройти выборы в общий парламент России и Беларуси, где 70% депутатских мест из 450 будут принадлежать российским депутатам, а остальные – белорусским, и на этом будет завершено политическое объединение.

– Трудный вопрос. В позиции Лукашенко есть свои резоны и своя логика. Реальное объединение может произойти, скорее всего, в том случае, если режим Лукашенко столкнётся с реальной – дальше некуда – угрозой. А поскольку РФ по геополитическим соображениям Беларусь потерять не может, то тогда и произойдёт реальное объединение.

Часть II "КРЕМЛЬ И РУССКАЯ ИСТОРИЯ СЕГОДНЯ ОКАЗАЛИСЬ НА МОРАЛЬНОМ РАСПУТЬЕ"

ХУЖЕ ВРАЖДЫ С АНГЛОСАКСОМ – ТОЛЬКО ДРУЖБА С НИМ

– Зачем американцы зачастили в Москву? С месяц назад приезжала Виктория Нуланд, только что нас посетил директор ЦРУ Уильям Бёрнс. Готовят встречу Путина и Байдена или это приметы готовящейся разрядки, как в 70-х годах прошлого века?

– Точный ответ предполагает наличие инсайдерской информации, у меня её нет. Но, как говорил один умный человек, уж на что сложный вопрос, какую песню пели сирены Одиссею, но и здесь какая-то догадка возможна. Или иначе: даже самый тонкий волосок отбрасывает тень. Главная внешняя головная боль американцев сегодня – Китай. А у нас – Украина, и штатники это знают, они – среди её организаторов. Скорее всего, имел место угрожающий (со стороны американцев) торг, главным образом по этим вопросам. Например (пофантазируем): они нам – уступки по Украине («пропадай-погибай, именинница»), да так, чтобы мы там завязли, а мы им – разворот от Китая.

– Кинуть китайских союзников?

– Китай, строго говоря, не является нашим стратегическим союзником, поскольку у него вообще никогда не было стратегических союзников. Китайцы самодостаточны. Но тактический союз пока крепкий, и Китай в нём заинтересован, так же, впрочем, как и РФ. Когда-то СССР был тылом особого района Яньань Мао Цзэдуна, а сегодня РФ – тыл КНР Си Цзиньпина. Разворот от Китая был бы большой ошибкой, поскольку в таком случае американцы сначала разделаются с Китаем, а потом – с Россией. Как говорил наш знаменитый геополитик начала ХХ века А. Едрихин (Вандам), хуже вражды с англосаксом может быть только дружба с ним. Англосаксы прекрасно знают, что большой слой нашей правящей верхушки смотрит в сторону Постзапада, конкретно – в сторону Лондонграда, и рассчитывают, что перед ними в очередной раз прогнутся, особенно услышав посулы. Но верить им абсолютно нельзя. Так и вспоминается гамлетовское – о Розенкранце и Гильденстерне: «Которым я, как двум гадюкам, верю». Англосаксы за последние 30 лет не выполнили ни одного своего обещания. Они просто нагло обманывают, с другой стороны – обманывают тех, кто готов обманываться.

Единственное приемлемое для Постзапада, англо-американцев условие «замирения» с РФ – это наша капитуляция. Недавно Чэтэм Хаус (Королевский институт международных отношений) опубликовал объёмный доклад «Мифы и ложные концепции в дискуссиях о России. Как они влияют на политику Запада и что можно сделать». В работе разобраны 16 «мифов» о России, которые Запад должен полностью отвергнуть. Среди «мифов» и ложных концепций – представления о том, что либеральные реформы 1990-х годов принесли России вред; что Запад и РФ одинаково виноваты в сложившей ситуации (т.е. во всём виновата РФ); что санкции по отношению к РФ – ошибочный подход; что народы России, Украины и Беларуси – одна нация; что Крым всегда был русским и т.д.

Из анализа авторы сделали жёсткие выводы, по сути же, просто указания англосаксонским и вообще постзападным аналитикам, как им изучать РФ, и политикам – как им вести дела с Россией. Вести очень просто: исходить из того, что Кремль – не друг Запада, ни в чём ему не уступать, улучшать отношения только в случае серьёзных уступок со стороны РФ, ни в коем случае не ставить свою безопасность ниже экономической выгоды и не жертвовать своими ценностями ради сотрудничества с РФ, признать, что недружественные отношения с РФ соответствуют нынешнему моменту и диктуются реальностью, не надеяться, что с уходом Путина ситуация изменится.

По сути, это «указивка» верхам Постзапада давить Россию. Я согласен с теми аналитиками, которые определили документ Чэтэм Хауса как жёсткое определение интеллектуального и политического дискурса о России. Дискурс этот прост: Россия – враг, никаких уступок, интересы и ценности России и Постзапада непримиримы. По сути, это когнитивное объявление войны. Как говорил один из крупнейших деятелей советской истории Л.П. Берия, «кто не слеп, тот видит».

– Академик Клёсов, с которым я недавно общался, говорит, что Трампа в любой момент могут арестовать, потому что он всем в Америке мешает. Несмотря на то что Трамп сделал нам много гадостей, к нему в России почему-то хорошо относятся. Если его в США прижмут, может он к нам сбежать, как тот же Сноуден, и пересидеть бурю где-нибудь в Ростове рядом с Януковичем?

– Маловероятно, что по такому вопросу российская верхушка захочет ссориться с ультраглобалистами. Да и Трамп к нам едва ли побежит, он будет бить врага по-сталински – на его территории. К тому же, хотя ситуация у Трампа сложная, любое его преследование в США ему выгодно. Точнее, он может обернуть его в политический профит.

СХВАТКА В «МНОГОЭТАЖКЕ» МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

– В США начался чудовищный наезд на владельца социальной сети «Фейсбук» Марка Цукерберга. И это очень странно, ведь он верой и правдой служил нынешнему режиму, уничтожал Трампа. И вдруг такая неблагодарность!

– Этот наезд отражает очень серьёзную борьбу между различными фракциями господствующего класса – глобального вообще и американского в частности. Посмотрим, кто выиграл от глобальной аферы COVID – я не отрицаю эпидемию и болезнь: люди болеют, умирают, однако то, как это всё обставлено, безусловно, является системно-исторической аферой и одновременно первой попыткой переворота в глобальном масштабе.

Выиграли верхние «этажи» мировой экономической пирамиды, их хозяева: богатые стали богаче, бедные – беднее. Шваб и Ф. Закария пишут об этом как об очевидном факте. Получилось по Алену Сушону: «Паханы снова на коне, и всё у них в ажуре». Что это за этажи?

Для верхнего «этажа» недавно изобрели термин «эксизм» (от англ. access – «доступ»). Речь идёт о техноэкономическом и социальном комплексе, основой которого, как заметила Е.С. Ларина, являются постуглеродная энергетика (но не обязательно зелёная, навязываемая ультраглобалистами и экологическими экстремистами), автоматизированное производство на основе искусственного интеллекта, генная инженерия, синтетическая биология и др. Конкретно – это цифровые (социально-информационные) платформы, такие как «Гугл», «Майкрософт», «Фейсбук», контролирующие социальные сети, а следовательно – потребности, поведение, интересы и информацию и на этой основе контролирующие доступ к вещественным и невещественным ресурсам.

Второй «этаж» – финансиализм (не путать с обычным финансовым капиталом, который в значительной степени прекратил своё существование после кризиса 2008 года: когда можно печатать триллионы долларов, как минимум четыре из пяти основных функций денег исчезают). Это паразитарная система, в которой прибыль получается в результате не воспроизводства, а печати денег и раздачи приближённым банкам, инвестиционным структурам и т.п.

Название третьего «этажа» в своё время придумал Зб. Бжезинский – «технотроника», этой сферой управляет корпоратократия. «Этажи» ниже – промышленный («великая Америка» 1930–1980-х годов) и аграрный (мелкий фермерский бизнес, агрохолдинги, кое-где в Европе – крестьянство).

Противостояние Байдена и Трампа – это схватка, с одной стороны, двух первых «этажей» и части третьего со вторым и завязанного на него частью третьего плюс реальный финансовый капитал. Разумеется, это упрощённая схема, но в целом она верна. Иными словами, в лице похожего на Дуремара из «Золотого ключика» Байдена «сегодня» и «завтра» взяли верх над «вчера». И вот теперь после победы развёртывается новая схватка: финансиалисты и корпоратократия вовсе не хотят, чтобы их потеснили эксисты-нетократы: те слишком широко шагают в завтрашний день, надо их унять, средства – любые.

Есть ли шансы у всех этих бринов, цукербергов, гейтсов? Шансы есть, но не на победу нокаутом, а на компромисс, регулировать который будет глубинная власть (термин «глубинное государство» неточен: государство – формальная структура). Стать полными господами нового мира эксистам просто так никто не даст. Вспомните Кортеса и Писарро, которые завоёвывали Америку. Они были первопроходцами, но не стали королями. Или Джеймс Уатт, который изобрёл паровой двигатель в XVIII веке, – он был технологическим первопроходцем, но хозяином индустриального мира не стал, для этого есть те, в чьих руках такая собственность, которая уже давно превратилась во власть.

Я имею в виду финансово-монархо-аристократические группы и их структуры, причём не набивший оскомину Бильдербергский клуб, а более серьёзные – такие как «Сьекль», «Серкль», «Клуб островов» и др. (в данном контексте я оставляю за скобками вопрос о наличии Сети, которая координирует действия этих структур).

Впрочем, эксисты уже наносят ответный удар: их «гиперболоидом» становится невиданная штука – Метавселенная. Нас ждёт захватывающая схватка пауков, скорпионов, сороконожек и прочей нечисти в глобальной банке. Хорошо бы её плотно завинтить.

ТРАМП – СПАСИТЕЛЬ И РАЗРУШИТЕЛЬ. ЧЕГО?

– В своей книге «COVID-19. Великое обнуление» Клаус Шваб утверждает, что пандемия – это предлог для переформатирования мира, что ковид появился не случайно. Это похоже на правду?

– Это не просто похоже на правду, это правда. Шваб подчёркивает, что ковид не является экзистенциальной угрозой человечеству; это не юстинианова чума, не «чёрная смерть» и даже не «испанка», но, пишет он, ковид создаёт прекрасную возможность для обнуления, для сброса старого мира, старого строя и создания нового. Чтобы понять, почему эта задача стала императивом, нам нужно сделать очень короткий экскурс в историю капиталистической системы.

На рубеже XIX-XX веков капитализм свою экономическую динамику исчерпал – Ленин и Каутский каждый по-своему оказались правы. Ленин подчеркнул, что единственный способ решения капитализмом на империалистической стадии своих проблем – это война, а Каутский предсказал следующую за империализмом форму – ультраимпериализм, т.е. то, что в реальной истории стало государственно-монополистическим капитализмом на военной основе.

Капитализм – это экстенсивно развивающаяся система, в этом плане он похож на рабовладение и отличается от феодализма. Как только мировая норма прибыли в капсистеме снижалась, капитал выхватывал кусок из некапиталистической зоны, превращал его в свою периферию – источник дешёвой рабочей силы и дешёвого сырья, – и норма прибыли опять ползла вверх. Однако к концу XIX века мир оказался поделён, и дальнейшее развитие могло осуществляться уже не в конфликте промышленно-развитых стран с Китаем, индийскими княжествами или африканскими племенами, а только в войнах промышленно-развитых стран друг с другом. То есть на первый план вышла военно-политическая динамика.

– Война как двигатель прогресса?

– Именно так. После Первой мировой войны мотором развития мировой экономики стало восстановление промышленных потенциалов Германии и возникшего Советского Союза. После Второй мировой таким мотором стало восстановление советской, немецкой, японской и итальянской экономик – отсюда четыре «экономических чуда»: не имеющее аналогов советское, а также немецкое, японское и итальянское.

Однако в середине 1960-х годов все чудеса закончились, упёрлись в некий предел. А война как средство его преодоления стала невозможной, поскольку ядерный потенциал сверхдержав делал её практически самоубийственной. Пока существовал Советский Союз, западные верхушки шли по очень простому пути. Они начали тормозить научно-технический прогресс и развитие промышленности, используя, в частности, экологические планы нанятых проходимцев из Римского клуба («духовные» предтечи Шваба и К°). Советский Союз начали втягивать в планы глобального переустройства на путях «борьбы за экологию» и «глобального управления». Понятно, что при наличии в мире СССР серьёзно перестраивать свою внутреннюю структуру за счёт давления на рабочий класс и средний слой верхушки Запада не могли.

В начале 1980-х годов стало совершенно понятно, что дальнейшее спасение капиталистической системы заключается в ослаблении или – программа-максимум – разрушении Советского Союза, ограблении бывшего соцлагеря и превращении его в рынок сбыта. В самом СССР в это время уже сформировалась влиятельная группа номенклатуры, ориентированная на смену строя и интеграцию в Запад. Усилиями этой группы и их подельников на Западе Советский Союз был разрушен, и капитализму это подарило лишние 20 лет жизни. Значительная часть населения планеты испытала эйфорию, ожидая вечного либерального кайфа. Простоватый Фукуяма провозгласил «конец истории», однако в 2008 году шарахнул жесточайший кризис. Причём это был не просто структурный кризис капитализма, а системный в его терминальной фазе.

Хозяевам Мировой игры уже давно было ясно, что капитализм своё отработал и его надо менять на новый, посткапиталистический строй, перезапускать историю. В 2007–2008 годах им стало ещё яснее, что делать это надо быстро. Именно тогда был разработан план Великого эволюционного перехода ультраглобалистов, базой которого должны были стать США. Речь идёт о шестнадцатилетнем плане, реализовать который должна была Демократическая партия (в реальности уже давно не Демократическая и не партия): восемь лет президентства Барака Обамы и восемь лет президентства выдвигавшейся ему на смену Хиллари Клинтон.

Планировалось создание двух надгосударственных образований – Трансатлантического и Транстихоокеанского сообществ, конкуренция между которыми должна была стать мотором развития в период системно-исторического транзита к посткапитализму. Но гладко было на бумаге – появился Трамп и эту «бумагу» разорвал, заодно заблокировав реализацию начертанного на ней плана.

Первым делом Трамп подорвал возможность создания двух «транссообществ» и организацию двухполюсного средства эволюционного перерастания капитализма в посткапитализм. Вместо этого он собрался вернуть величие США – построить прежде всего глобальную Америку. Это напомнило мне джинна – раба лампы из «Волшебной лампы Аладдина»: «Хочешь, я разрушу город и построю дворец?» «Город» – трансокеанские образования – Трамп разрушил, а вот Америку как дворец ему построить не дали. Собственную программу Трамп не осуществил – не позволили, да и ряд причин субъективного порядка помешал, но чужую он сломал, сорвал в интересах стоящих за ним сил. У нас в Трампе порой видят чуть ли не националиста. Это неверно, он – глобалист старого типа. Или просто глобалист, которого не надо путать с ультраглобалистами.

Глобалисты считают, что государство должно подчиняться международным структурам типа Международного валютного фонда и Всемирного банка, но в любом случае государство должно сохраниться, так же как промышленный сектор и средний класс. А вот, согласно ультраглобалистам, государство вообще не нужно, мир должен состоять из огромных мегакорпораций типа нового издания британской Ост-Индской компании. Государства ультраглобалисты планируют пустить под нож, промышленность (индустрия) должна сохраниться в чём-то похожем на гетто, средний класс нуллифицируется, возникает мир, в котором есть только богатые и бедные, «общество 20:80», нечто вроде элоев и морлоков из «Машины времени» Герберта Уэллса.

– И Трамп этот дивный новый мир предотвратил.

– Он сорвал попытку эволюционного перехода к посткапитализму; Трампом глобалисты ударили по ультраглобалистам – как сказал бы А.А. Зиновьев, ударили пьянством по алкоголизму. Поэтому для мировой верхушки встал вопрос о революционном переходе к нему, о переходе к новому мировому порядку одним ударом. Война исключается по приведённым выше соображениям. Война – это вид социальной катастрофы, но кто сказал, что социальная катастрофа может быть только военного типа? В 2010-х годах Жак Аттали на вопрос, что может стать толчком для создания нового мирового порядка, ответил, что им могут стать очень разные вещи, например, пандемия. Тот же Аттали высоко ценил Маркса, причём не потому, что оба евреи. Здесь главное в другом. Маркс, писал Аттали, оставил нам идею мирового правительства, но реализовывать её будет не пролетариат, а буржуазия, которая, как подчёркивал Аттали (диалектик!) при этом перестаёт быть буржуазией. Я сильно сомневаюсь в возможности создания мирового правительства, а вот то, что пролетариат не способен стать господствующим классом или слоем, – это верно. Кстати, в 1938 году в так называемом «Завещании Троцкого» (с ним, кстати, должны были обязательно знакомиться члены внутреннего круга Отто Куусинена – этого и международного интерлокера, и «серого кардинала» советской власти) об этом говорится как об очевидном факте. Добавлю лишь: пролетариат не смог стать господствующим классом, не переродившимся в номенклатуру, а точнее – в кратократию (этот термин точнее).

Казус Трампа, по сути, решил судьбу США в глазах ультраглобалистов. Если раньше они планировали использовать США как опорный пункт глобальных преобразований, то после трамповской четырёхлетки стало ясно: снести трампизм как козырь в борьбе глобалистов можно только путём сноса самих США в том виде, в каком они существуют: глобальному обнулению-сбросу должно предшествовать обнуление-сброс США.

И был запущен механизм антитрамповского государственного переворота, ударной силой которого стало движение BLM – «чёрных фашистов», которое должно было потрясти двухсотлетние основы и устои США: только так можно обеспечить плацдарм для революционно-вирусного перехода к посткапитализму в глобальном масштабе. Если раньше ультраглобалисты исходили из того, что демонтировать США, пока существуют РФ и КНР, нельзя, то Трамп заставил их вести рискованную игру – начать с США. И теперь ультраглобалисты вынуждены будут поторопиться с КНР и РФ, особенно с РФ – единственным в мире игроком, теоретически способным ядерно обнулить США. Теоретически, поскольку на практике у большой, если не большей части российской верхушки на Постзападе – всё. Однако мировую верхушку и «теоретически» не устраивает, история – дама коварная. Одновременно с флойдобесием развивалось коронабесие – танцы с вирусным «драконом».

Но вернёмся к вопросу о вирусе: мы не знаем точное происхождение коронавируса: естественное оно или искусственное – вирус не выделен, несмотря на обещанные 225 тысяч евро; если искусственное, то случайно ли «танталус» вырвался на свободу или это было сделано намеренно. В данном (но только в данном) контексте это неважно. Важно то, что вирус стал фактором, поводом, кистенём для попытки переустройства мира в интересах мировой верхушки. Мы имеем целый ряд мер, под которые все правительства в мире кроме Швеции и Беларуси взяли под козырёк. Шведам это простили, потому что они – часть Запада.

– А Беларуси нет.

– Помните в 2020 году Жозеп Боррель приехал к Лукашенко и мягко по форме, но жёстко по содержанию, выкручивая ему руки, предлагал 60 миллионов евро, чтобы тот ввёл локдаун, дистанционное образование и не проводил парад? Но Батька на это наплевал. Я думаю, что для Постзапада это стало последней каплей, которая подтолкнула события лета 2020 года. Лукашенко бросил прямой вызов ультраглобалистам и – молодец – не прогнулся в отличие от более крупных и мощных стран, которые щёлкнули каблуками и приняли к исполнению.

ВЫИГРАЕТ ТОТ, КТО УПАДЁТ ПОСЛЕДНИМ. ЖЕЛАТЕЛЬНО НА ТРУП ВРАГА

– Шваб пишет о мерах, которые помогают продвигать этот план ультраглобалистов-«новонормальщиков»?

– Во-первых, это введение жёстких форм социального контроля – QR-коды, социальная дистанция, ограничение пространственной подвижности людей, ущемление прав пожилых как «балласта» под видом заботы о них, ликвидация неприкосновенности частной жизни, «коррекция» поведения человека и целых групп и многое другое. Посредством этих мер осуществляется переход от характерного для капитализма присвоения овеществлённого труда (капитала) и присвоение невещественных факторов производства – социальных и духовных, т.е. человека в целом.

Во-вторых, это локдаун, который рушит средний и малый бизнес. Локдаун – средство глобального передела активов в мире, без него невозможно создать новый строй. В 24-й главе I тома «Капитала» Маркс описал процесс первоначального накопления капитала, без которого невозможен старт собственно капиталистического накопления. Главной формой его были огораживания – людей сгоняли с земли, т.е. лишали их средств производства, собственности. То же происходит сегодня, выход из капитализма и вход в него зеркальны: создаётся масса обездоленных людей как объекта эксплуатации и отчуждения в новой посткапиталистической системе.

В-третьих, максимальное ослабление, в перспективе – уничтожение национального государства как института эпохи Модерна, а также многих конституционных прав и демократических свобод, которые добыты борьбой, кровью и потом многих поколений европейских «пролов» и «мидлов». Всё это обнуляется.

«Новая нормальность» – это био-эко-техно-фашистский результат восставших элит Постзапада. Вообще нужно сказать, что нынешние ультраглобалисты – это наследники по прямой нацизма с его расой господ и троцкизма с его глобальной перманентной революцией. Глобальный цифровой концлагерь для масс в результате «восстания элит» (К. Лэш) – это слияние в экстазе нацизма и троцкизма, но это отдельный разговор.

В-четвёртых, дистанционное образование для 80% населения как отсечение огромной массы людей от реального образования.

В-пятых, информационный террор как средство уничтожения гражданского общества – постоянное запугивание людей новыми эпидемиями, климатической катастрофой, голодом. Людей вгоняют в панику, причём занимаются этим те, кто по своему положению должен людей успокаивать и вселять в них уверенность, – государственные деятели. Так, в начале 2020 года Ангела Меркель и Борис Джонсон, обращаясь, соответственно, к немцам и к британцам, кликушествовали, что умрут миллионы! Никаких миллионов умерших тогда не случилось, но страх уже был посеян.

– То есть посыл: будут новые вирусы и новые эпидемии, ещё страшнее!

– Да! Не вздумайте расслабляться! Уже ВОЗ начала запугивать новым страшным гриппом – умрут 33 миллиона человек! А потому выполняйте все распоряжения «санитарно-оккупационных» властей. Подчиняйтесь тем социальным мерам, которые проводятся для того, чтобы создать то, что называется «новой нормальностью». У Шваба и ультраглобалистов есть как минимум три страха. Первый – это социальный взрыв, жёсткое сопротивление народа и части элит, стремление вернуться к «старой нормальности». Второе – медленный темп изменений: ультраглобалисты рассчитывают на блицкриг, как когда-то Гитлер. Достаточно саботажа, процесс забуксует, и придётся придумывать что-то новое, например, не коронабесие, а климатобесие.

На прошлой неделе в принадлежащем Ротшильдам журнале The Economist была опубликована статья, в которой говорится, что к концу 2022 года пандемия коронавируса прекратится (дословно: растает – will fade away).

Ротшильды и «Экономист» – это серьёзно, это помимо прочего Совет по инклюзивному капитализму с Ватиканом, т.е. ультраглобалистская структура не менее крутая, чем ВЭФ. О чём может говорить эта статья как одновременно пробный камень и самосбывающийся прогноз? О том, что коронабесие решило программу-минимум, т.е. позволило заработать деньги на «вакцине», начать приучать людей к «новой нормальности», погромить малый и средний бизнес и т.д., но не справилось с темпами и вызвало сопротивление, в том числе со стороны части элит, и к тому же усилило позиции эксистов, рокфеллеровских структур и др., т.е. нарушило некий баланс. И теперь его надо выравнивать.

Кто сказал, что локдауны могут вводиться только по медицинским причинам? Их можно ввести, как показывает нынешняя ситуация в Индии, и по причинам борьбы со смогом, климатическими изменениями.

Третий страх Шваба и швабоидов – выход из ультраглобалистского проекта хотя бы одного крупного государства, т.е. США, КНР или РФ. Шваб прямо пишет, что если это произойдёт, то проект не реализуется.

Попытка задвинуть Си Цзиньпина с помощью так называемых «комсомольцев» не удалась. Зато в результате госпереворота свергли Трампа. Один-один. Теперь очень многое зависит от того, как будет складываться ситуация в России. То есть так же, как в начале ХХ века, экономически слабое звено мировой системы оказывается решающим для судеб этой мировой системы: получится у ультра полностью реализовать свою «новую нормальность» в виде биоэкотехнофашизма или споткнуться – и мордой в дерьмо. Капитализм к новонормальной ультраглобалистской «железной пяте» пошёл уже в начале ХХ века, однако сталинский Советский Союз отодвинул это тёмное будущее почти на весь ХХ век. Именно за это, а также за то, что он уничтожил орудие тогдашних глобалистов – Гитлера и нацизм, Сталина ненавидят буржуины и их холуи в РФ. Хочется верить, что страхи «швабов» окажутся не напрасны: именно благодаря России и люди будущего смогут повторить о начале XXI века: «И в страхе бежал Главный Буржуин, громко проклиная эту страну с её удивительным народом».

– Ванга предсказала, что в середине XXI века Россия станет мировым лидером и всех спасёт.

– Ванга много чего напредсказывала, причём, скорее всего, по подсказкам болгарских спецслужб. Если же говорить всерьёз, то, думаю, в битве за XXI век выиграет тот, кто упадёт последним, желательно на труп врага. Может ли Россия спасти мир? Может, сделав так, чтобы на ней бесчеловечный процесс создания людоедской версии посткапиталистического строя споткнулся. Любой возникающий новый строй – как правило, жестокий и людоедский. Чем больше будет сопротивление формированию этого строя, чем больше у этого молодого хищника будет вырвано зубов, тем более мягким он окажется в итоге. У России немало шансов выступить таким геоисторическим зубодёром. Хватит ли воли и мужества – вот в чём вопрос. Моральный выбор, моральное распутье существует всегда. Именно на таком распутье оказался сегодня Кремль, а вместе с ним – в очередной раз – русская история.

Оба варианта выбора опасны, при этом один – некомфортен, но с честью и шансом на победу, другой – комфортный (временно, поскольку в перспективе – Рим предателям не платит), но пораженческий и с бесчестьем. Я понимаю, что начальство в любой стране работает не столько на общую цель, сколько на механику взятия и удержания власти своей группой. Однако такой подход годится для ситуаций относительного системного покоя, равновесия. В неравновесных, кризисных ситуациях верхи, чтобы удержать власть, должны выступать в качестве представителей всеобщих интересов, интересов общества в целом или, как минимум, большей его части. А это, как правило, не предполагает даже, а требует борьбы. Как пелось у Высоцкого, «Разберись, кто ты: трус иль избранник судьбы, / И попробуй на вкус настоящей борьбы».

 

Источник

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.