wrapper

Понедельник, 26 декабря 2022 00:00 Прочитано 306 раз

Отряхнём вражеский прах с улиц столицы Урала

До каких пор памятник вору и бандиту Свердлову будет стоять в центре Екатеринбурга?

Яков Мовшович Свердлов – Розенфельд по требованию и указу Ленина (дед Ленина по матери Сруль Мошевич Бланк, отец Моше Ицкович Бланк) и Троцкого (Лейба Давидович Бронштейн) устроил на Урале геноцид и тотальное физическое истребление русского населения и русского казачества.

Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1:15)

В 2023 году будут отмечать 300-летие славного города Екатеринбурга, а на его главном проспекте до сих пор алчно пялится в сторону Кремля чёрный упырь, указавший путь в Коммунизм.

Яков Мовшович Свердлов (по настоящей фамилии отца – Розенфельд) родился в Нижнем Новгороде в семье мелкобуржуазного хозяйчика. Его отец приехал в Нижний Новгород в 1870-х годах откуда-то из Литвы, и записался в городской управе как Мовша Израилевич Свердлин, по профессии гравёр-ремесленник. На самом деле он владел гравёрной и типографской мастерской, делал печати, штампы и печатал рекламные издания. Его невестка Клава Новгородцева-Свердлова в воспоминаниях писала, что Мовша Израилевич имел обширную клиентуру среди революционеров и воров, снабжал их печатями и штампами для фальшивых документов. В его мастерской тайно печатали и подрывные прокламации против власти, так что подрастающий Яков-Аарон (таково его полное имя по еврейской книге записи новорождённых) с детства пропитался атмосферой лжи, конспирации и подрывного коварства. И уже опытный в конспирации, хитрый Яша, когда попался полиции, изменил свою фамилию на Свердлов, чтобы не раскрывать своих родственников – так в официальных документах он стал фигурировать как Яков Свердлов. Полиции и жандармам Яков Свердлов сообщал о себе, что он еврей и мещанин, вероисповедания иудейского, имеет 4 класса образования в гимназии, и привлекался в Нижнем Новгороде к дознанию в 1902 и 1903 годах за принадлежность к тайному обществу, но дознания были прекращены. 

Яша начал свою революционную деятельность в 13 лет помощником охранных боевиков еврейского союза Бунд (сперва он хранил у себя на чердаке их оружие), а когда среди социалистов в 1903 году произошёл раскол, то Яков Свердлов переступил позиции Бунда, и примкнул к активной фракции большевиков Ленина. Так в 18 лет он возрос до степени настырного большевика-ленинца, и привнёс в эту партию многие приёмы политической борьбы, характерные для боевиков Бунда.

А после того, как 9 января 1905 года в России началась революция, вызванная расстрелом делегации рабочих перед Зимним Дворцом, Ленин стал писать из-за границы товарищам, что партийные комитеты большевиков должны создать свои собственные боевые дружины, но не следует добиваться от этих боевиков обязательного вхождения в РСДРП, – это было бы абсурдным требованием, ведь большевикам нужно было вовлечь в это дело большие массы народа. Через эти боевые дружины большевики должны обучать рабочих методам боевых действий, и возглавить массы народа во время восстания и последующего государственного переворота. Так партийные вожди будут этим руководить, но сами не подставятся. А по своей сути это было плагиатом системы революционной конспирации, которую Евно Азеф устроил в Боевой организации эсеров.

С такими указаниями ЦК РСДРП послал на Урал своего молодого проворного агента Яшу Свердлова. Из документов о его аресте в Перми (хранятся в архиве ГАСО в Екатеринбурге Фонд 186 опись 1) видно, что денег при Свердлове не было – ЦК партии их не финансировал, а действовали такие агенты, что называется «на подножном корму», то есть, воровали у россиян. Среди уральских воров даже ходят легенды о том, что Свердлов был весьма умелым вором-домушником, и в случаях финансовых трудностей ловко лазал по форточкам и решал проблемы финансирования революционной утробы. Его брат Вениамин писал о нём в детстве «особенно любил Яков лазить на деревья, крыши домов, заборы, и проделывал это артистически, демонстрируя незаурядную ловкость... не было такой крыши в городе, на которой не побывал бы Яков. Выработанная им в детстве ловкость впоследствии ему пригодилась когда надо было уходить от преследования шпиков... физическую культуру Яков пытался сделать орудием в борьбе с самодержавием».

Описывают, что однажды Яша полез на крышу, но сорвался и упал так, что думали, он разбился насмерть. Но полежав некоторое время, Яша как-то оживился и вскоре опять зашевелился. Вот с той поры этого чудесного оживления Яша обрёл свою пресловутую настырность и наглость действий, и бесстрашие на грани безрассудства. Смерти он совершенно не боялся, так что однажды, когда во время политических дебатов солдат кинул в него гранату, то он даже глазом не моргнул, когда она взорвалась у него за спиной, а спокойно, своим утробным баском, продолжил свою речь, как будто ничего не произошло. Он предпочитал одежду чёрного траурного цвета, за что его называли чёрным дьяволом большевиков, будто бы это упырь, явившийся завлечь людей в преисподнюю.

А в тюрьме среди воров он пользовался большим авторитетом, его избрали старостой (смотрящим), и это делало большевиков элитными узниками. В тюрьме Свердлов получил блатную кликуху «Яшка Хулиган» за его задиристость и сугубую изобретательность в организации всяких проказ и пакостей. Своим сокамерникам Свердлов делал обширные поучения о том, как надо действовать по «науке» доктора Маркса, и так привлёк в свою партию много новых бойцов.

Возвышение Якова Свердлова в партии большевиков началось с сентября 1905 года, когда он по попущению ЦК большевиков приехал в Екатеринбург налаживать партийную работу. Здесь Яша быстро присовокупился к местной социалистке Клавдии Новгородцевой, и использовал дом её родителей для устройства «общака», который они назвали социалистической коммуной. Это была первая в истории коммуна в России (этот дом до сих пор стоит смежно заводу ВИЗ по адресу ул. Кирова 31).

Устроив свой быт в Екатеринбурге, Яша Свердлов хитро воспользовался связями Клавы Новгородцевой, и всякими социальными посулами вовлёк в эту коммуну некоторых социализированных рабочих местных заводов. Так было организовано «Уральское бюро ЦК РСДРП» во главе с товарищем Андреем (подпольная кличка Якова Свердлова – он конспирировался под студента), и тогда он принялся объединять вокруг этого «бюро ЦК» все разрознённые группы социалистов, имевшиеся в Екатеринбурге и других городах Урала. На похоронах Свердлова 18 марта 1919 года Ленин сказал о нём: «Только через нелегальные кружки, через революционную подпольную работу... – только таким путем мог он пройти к посту первого человека в первой Социалистической республике».

С этой целью Яков Свердлов развил среди рабочих Урала оголтелую агитацию, основной смысл которой состоял в том, что победа социализма невозможна без революционного насилия, без вооруженной борьбы и жестокой экспроприации буржуазии (как учат Маркс и Ленин), поэтому для победы интернационального пролетариата рабочие должны под руководством большевиков организовывать боевые дружины и проводить экспроприации. И главная мысль, которую Яков внушал рабочим, была лозунгом из «Коммунистического манифеста» Карла Маркса: «Пролетариям нечего терять, кроме своих цепей, приобретут же они весь мир! Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». И многим бездельникам эти идеи весьма нравились, они эти фразы старательно заучивали и проповедовали.

Для обучения своих боевиков Свердлов организовал специальную школу, и натасканные им ученики в последствии стали широко известны как цареубийцы и выдающиеся коммунисты Урала.

Пётр Захарович Ермаков – Военный Комиссар Верх-Исетского завода (ВИЗ)

Самым известным из них стал Пётр Ермаков, который организовал на Верх-Исетском заводе особую группу налётчиков. Их обучали в конспиративной «школе боевиков» на улице Тихвинской 14 (теперь улица Хохрякова), занятия проводились тайно ночами. Практические упражнения проводились далеко за городом, в лесу возле деревни Коптяки, где через 13 лет они уничтожили тела Царской семьи. Там они учились метко стрелять и бросать бомбы. А тактике действий их обучал лично Яков Свердлов. В своих воспоминаниях Ермаков описывал: «Он учил меня как создать группу. Говорил, что надо изучать людей и проверять их: пусть у нас будет меньше людей, зато качеством лучше...». Как можно понять из их рассказов, проверка заключалась в том, что проверяемый должен был убить какого-нибудь шпика или провокатора, и этим его повязывали кровью в их дело. Так «выковывали кадры бесстрашных, беспредельно преданных партии бойцов и командиров». И характерно, что такой же боевик из Бунда, Яков Юровский, в этих делах не участвовал, а содержал фотографический салон, через который собирал сведения и составил картотеку о богачах Екатеринбурга. Примечательно, что такой фотосалон сперва устроил вернувшийся из ссылки Пётр Ермаков, но им весьма интересовалась полиция, и Ермаков был вынужден закрыть свой фотосалон, и ротироваться в город Кунгур. Вот тогда в Екатеринбурге появился Яков Юровский, который перед тем в Томской тюрьме снюхался с Яковом Свердловым, и Юровский завёл новый фотосалон «Элетрофотография» (в нём использовались новейшие достижения американской светотехники), и при такой конспирации дело у них наладилось. Из этого можно догадаться, что и Ермаков, и Юровский черпали идеи из одного источника, а им был Яков Свердлов, у которого в США пребывал его младший брат Вениамин Свердлов.

А в 1917 году Юровский вовсю проявил свою суть и стал главой местной Уральской ЧК, которая была собственным карательным органом Исполнительного Комитета Уральского областного Совета, и как глава этого УОЧК Юровский руководил Петром Ермаковым со товарищи. Зимой 1918 года Юровский уже открыто ходил с отрядом уральских чекистов по известным ему домам богачей и отбирал у них драгоценности, объясняя русским буржуям, что их ценности реквизируются «на революционную войну с Германией». Но вскоре Ленин заключил с Германией похабный Брестский мир, и им пришлось искать другие способы обеспечения их власти. Вот тогда они вспомнили про царя Николая II, которого тогда содержали в Тобольске, и развили бешеную деятельность, чтобы Романовых со всем их имуществом перевезли в Екатеринбург…

А до 1917 года Юровский даже не имел контактов с такими как Ермаков. Тогда Юровский конспирировался под часовщика и фотографа, а на самом деле был у них специалистом по изготовлению фальшивых документов, и, видимо, давал наводки, где и как боевикам делать революционные экспроприации. Их конспирация была поставлена так хорошо, что жандармы даже не смогли уличить Ермакова в грабежах и убийствах, – всё это известно только из куцых рассказов самих Ермакова, Кадомцева и Юровского. А тогда Ермакова только обвинили в принадлежности к запрещённой революционной партии, и в 1910 году отправили на 2 года в ссылку. И в 1917 году Ермаков продолжил свои грабительские дела.

Наученные Свердловым, Ермаков со своей группой налётчиков действовали довольно успешно: в 1905 году они напали на карету, перевозившую в Медный рудник зарплату для рабочих, убили двух охранников, и захватили более 12 тысяч рублей. После этого акта борьбы с самодержавием они ограбили ювелирный магазин в Тагиле, потом ещё провели другие такие же «эксы». Часть захваченных денег они истратили на закупку оружия, а часть передали в ЦК большевиков: на эти средства их партийные руководители организовали партийную типографию и устроили 5-й съезд РСДРП в Лондоне. На эти же средства они устраивали пропаганду доктрины Маркса, например, К. Новгородцева поведала, что в 1905 году они завладели городским театром в Екатеринбурге, и проводили там митинги и агитационные собрания, так что уже у них просили разрешения провести в театре спектакль. И ещё был арендован целый особняк для «рабочего университета» (после революции там устроили музей Я.М.Свердлова), и там печатали и распространяли марксистскую литературу.

Однако, грабёж был не единственным делом боевиков Свердлова: уже тогда под руководством товарища Андрея был разработан план вооруженного захвата власти на Урале, и по опыту Бунда, Свердлов настраивал свои отряды прежде всего на борьбу с русскими националистами, которых они называли «черносотенцы». И когда 17 октября 1905 года «Союз русского народа» пытался устроить демонстрацию с хоругвями и портретами царя, боевики Свердлова под его руководством напали на них с револьверами, и помешали провести демонстрацию, одного из них при этом застрелили. Ответом был еврейский погром: 19 октября уже члены «Союза русского народа» вооружились дубинами и напали на несанкционированный митинг социалистов, и разогнали их, забив насмерть двух студентов, при этом боевик Свердлова застрелил одного из напавших. Сам Свердлов тогда без проблем покинул этот митинг, огороженный своими боевиками. Петр Ермаков так же писал, что стараниями товарища Андрея в 1905 году эсеры «были выбиты» с Верх-Исетского завода. Это были первые, предварительные акты Гражданской войны в России, и она во всю разгорелась осенью 1917 года стараниями того же Якова Свердлова.

Их коммуна в Екатеринбурге к лету 1906 года проела все собранные средства, и коммунары разбежались кто куда мог, а товарищ Андрей с самодельным паспортом на имя коммерсанта Л.С. Герца подался харчеваться марксизмом в губернский город Пермь, оставив орудовать на Урале Екатеринбурский комитет партии большевиков из набранных им социалистов. При этом Свердлов отнюдь не бедствовал, а оделся роскошным барином, и на вокзале нагло подозвал пальцем к себе жандарма, угостил его рюмкой коньяка, и попросил купить ему билет в Пермь. Жандарм услужил барину, и доставил ему билет без очереди, – так Свердлов уехал в Пермь под протекцией жандарма. Однако, Охранка за ним уже тщательно следила, и в Перми его сразу арестовали. В материалах Охранного отделения он проходил как участник «боевой организации» большевиков, однако за отсутствием конкретных улик, его осудили только на два года тюремного заключения. Выйдя из тюрьмы, он подался в Москву, и в 1909 году был опять арестован и осуждён на три года ссылки в Нарымском крае – за подрывную пропаганду. Летом 1910 года он оттуда убежал в Москву, а в мае 1911 году его поймали и отправили в Нарымский край ещё на 4 года. Осенью 1912 года Свердлов опять убежал в Петербург, и сразу как заслуженный подрывной авторитет был кооптирован в ЦК большевиков. Но в феврале 1913 года его опять арестовали, и вместе с Иосифом Джугашвили (Сталиным) как особо вредного подрывного функционера отправили в ссылку в Туруханский край, в дальнюю деревушку Курейку за Полярным Кругом – ещё на 5 лет...

А пока со Свердловым разбиралась жандармы из Охранки, организованные им на Урале кадры успешно действовали. Самым крупным боевиком Свердлова был Эразм Самуилович Кадомцев из Уфы. Сам Ленин, когда в 1900 году приехал из сибирской ссылки в Уфу навестить свою невесту и агента «Искры» Надежду Крупскую, научил тогда Кадомцева поступить в военное училище, чтобы освоить приёмы боевых действий. И в 1905 году кадровый офицер и опытный участник Русско-Японской войны Эразм Кадомцев под общим руководством Якова Свердлова организовал на Южном Урале группы боевиков РСДРП, которые успешно ограбили почтовый поезд (похищено 25 тысяч рублей), потом почтовое отделение в Миассе (захвачено 40 тысяч рублей), потом ограбили артель золотостарателей, когда они везли сдавать намытое золото в банк (захватили золота на 200 тысяч рублей), и ещё раз провели экспроприацию в Миассе, добыли ещё 95 тысяч рублей... Более мелкие «эксы» свердловских боевиков остались неизвестными истории.

На добытые ими средства жили все их партийные вожди, и даже устроили специальную партийную школу в Болонье, где Ленин и Троцкий учили русских рабочих коммунизму (Свердлов тогда отдыхал в Нарымском крае). Боевики Свердлова ездили в Болонью в «командировки» – усваивать, почему и как нужно экспроприировать русских буржуев. А технику действий они изучали у местных организаций типа «Коза Ностра» и в подобных итальянских Каморрах. С тех пор у коммунистов бытует поверие, что всякая политическая партия – это мафия, только никто это не говорит из принципа «омерта».

Павел Быков, тоже воспитанник Свердлова, назначенный им в Военно-Революционный Комитет большевиков, описал в своих воспоминаниях, как в октябре 1917 года Свердлов собрал всех большевицких боевиков, которых назвали Красной Гвардией, со всей России в Петроград, и во время открытия Второго Всероссийского съезда Советов их отряды дружно захватили Телеграф и Зимний дворец, арестовали Временное правительство России, и так осуществили государственный переворот, установив диктатуру комиссаров большевиков, которых по идее Троцкого назвали Народными Комиссарами. А Ленин в это время прятался по всяким конспиративным квартирам – боялся, что его убьют как изменника, так что этот переворот осуществлён в основном стараниями Якова Свердлова, который этот переворот подготовил и осуществил. Вот так Яков Свердлов стал главой их тиранического государства, Председателем Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов. А Ленин, тайно проникший на Второй Всероссийский съезд Советов уже когда это произошло, стал при Свердлове всего лишь главой их правительства – председателем Совета Народных Комиссаров (СНК), который исполнял решения Свердлова. В их партии Свердлов так же занял ключевой пост заведующего Оргбюро ЦК РКП(б), то есть организатора всей деятельности большевиков, а в Секретариат ЦК Свердлов устроил работать свою сестру Сару, а свою жену Клавдию Новгородцеву поставил заведующей этим Секретариатом ЦК, – так что Ленин был у него «под колпаком». Клавдия Свердлова при том заведовала общаком Политбюро ЦК, и хранила у себя в сейфе ценности, которые главари большевиков выделили себе на случай бежать за границу, если белогвардейцы будут побеждать.

Официальный фотопортрет Я.М. Свердлова, 1918 год

С лета 1917 года все съезды их партии и Советов прошли под руководством и председательством Якова Свердлова, а Ленин на них только делал идеологические доклады для обоснования их тирании. В том числе и Конституцию РСФСР составил и провёл в действие Яков Свердлов, Свердлов же организовал и курировал их карательный орган ВЧК (собственная политическая полиция партии большевиков), во главе которой поставили поляка Феликса Дзержинского – он подчинялся непосредственно Якову Свердлову.

Так Свердлов оказался автократом тиранического государства интернационального пролетариата. На похоронах Свердлова Ленин сказал об этом так: «та работа, которую он делал один в области организации, выбора людей, назначения их на ответственные посты по всем разнообразным специальностям – эта работа будет теперь под силу нам лишь в том случае, если на каждую из крупных отраслей, которыми единолично ведал товарищ Свердлов, вы выдвинете целые группы людей...». Это самое большевики назвали ленинскими принципами советской власти – но действительно осуществить эти принципы взялся только Михаил Горбачёв после смерти Юрия Андропова.

В своей рукописи «Боевые Организации Народного Вооружения» (частично опубликована в книге «В боях и походах» (Свердловск, 1959), Эразм Кадомцев описал, что когда его с братом Михаилом после Февральской революции 1917 года освободили из Орловской каторжной тюрьмы, они вернулись в Уфу, и партия поручила им восстановить Южно-Уральскую и Уфимскую боевые дружины. Как пишет Кадомцев, тогда же вернулись с каторги многие «старые большевики, они же и боевики, активные члены боевых организаций», такие как Тимофей Кривов, Петр Зенцов, Дмитрий Чудинов, Петр Гузаков, и прочие. С ними Кадомцев организовал новые отряды Красной Гвардии большевиков, и они старательно действовали по принципам, указанным Лениным и Свердловым.

Тогда А.Д. Цюрупа, председатель уфимского комитета РСДРП назначил Эразма Кадомцева «техником продкома», и поручил ему со товарищи организовывать захват помещичьих земель и отбирание у «контрреволюционеров», таких как уральские казаки, денег и продовольствия для содержания коммунистической власти. В этом Кадомцеву помогал старый партиец, поляк Павел Точисский, который в 1896 году был учителем Ленина в коммунизме, когда Ульянов-Ленин встрял в петербургскую группу «Освобождение труда». В 1917 году этот наставник Ленина оказался на Южном Урале и стал военным комиссаром уфимского областного комитета РСДРП, а в июне 1918 года этого Точисского расстреляли сами большевики за то, что во время восстания белочехов он пытался убежать в Америку с партийной кассой. Свердлов убежать тоже не успел, так как умер от странной болезни 16 марта 1919 года, – говорят, что его отравили большевики-ленинцы. Необходимость была и в том, что в это время Ленин подспудно готовил Коммунистический Интернационал, а Свердлов, без сомнений, лично возглавил бы Коминтерн. Чтобы его отвадить, Ленин устроил решение ЦК послать Свердлова навести порядок в компартии Украины, где левые коммунисты требовали ввести собственную Конституцию Украины, отличную от Конституции РСФСР и гарантирующую самостоятельность украинцев. Пока сепаратисты трепали москаля Свердлова на III съезде КПУ в Харькове, Ленин в Москве 2-4 марта успел провести первый конгресс Коммунистического Интернационала, на котором выступил как вождь интернационального пролетариата. А когда 8 марта Свердлов вернулся в Кремль, то сразу заболел и «сгорел на работе». До последнего вдоха он в пролетарском бреду искал какие-то резолюции, которые у него украли левые коммунисты, и заклинал не пускать их, а 16 марта затих и усоп в присутствии Ленина, который не побоялся посмотреть на упокоение заразного больного товарища.

А после смерти Свердлова в его личном сейфе нашли 7 паспортов на разные фамилии и большую груду драгоценных ювелирных изделий, которые, видимо, Свердлов награбил у убитой Царской семьи Романовых руками своего боевика Петра Ермакова.

В апреле 1918 года своих испытанных боевиков, как Константин Мячин (их сотник), Петр Гузаков и Дитрий Чудинов, Свердлов поставил руководить отрядом, который отправил в Тобольск перевезти Царскую семью Романовых со всем их имуществом в Екатеринбург, под надзор приятеля Свердлова по Туруханской ссылке Ишая Фрамма. Этого Филиппа Свердлов специально устроил в Екатеринбурге руководить дружинами коммунистов.

В Туруханской ссылке: Яков Свердлов (стоит второй справа) и Ишая Фрамм (партийная кличка Филипп Голощёкин) – сидит слева, в 1918 году Нарком Юстиции и Военный Комиссар Уральского Областного Совета

Следователь Николай Соколов, тщательно изучивший всех убийц Царской семьи, писал про Голощёкина, что это еврей с некоторыми чертами дегенерации, жестокий палач, который до революции участвовал во всяких экспроприациях. А в декабре 1917 года Яков Свердлов направил его на Урал, и с февраля 1918 года Фрамм-Голощёкин занимал в Екатеринбурге пост Военного Комиссара Уральского Областного Совета. Он же был организатором отрядов Красной Гвардии, и одним из главарей Уральской Областной ЧК (не путать с ВЧК). И Голощекину с подачи Свердлова ВЦИК Советов поручил лично отвечать за всех Романовых, которых специально для того привезли на Урал.

А 17 июля свердловцы всю Царскую семью убили и ограбили, и сделано это по тайному приказу Якова Свердлова. В своих воспоминаниях председатель Исполкома Уральского областного Совета Александр Белобородов поведал, что 12 июля 1918 года Филипп Голощёкин вернулся в Екатеринбург с 5-го Всероссийского съезда Советов, и сообщил товарищам, что Яков Свердлов сказал ему с глазу на глаз, что если провести суд над Николаем Романовым не получится, то «Романовы должны исчезнуть», – и так, чтобы центральная власть к этому формально была не причастна. Тогда комиссары Президиума Уральского Областного Совета собрались на особое заседание, и постановили расстрелять Николая Романова, и об этом вечером 16 июля кодированной телеграммой запросили санкцию Свердлова:

Москву Кремль Свердлову Копия Ленину… Условленного с Филипповым суда по военным обстоятельствам не терпит отлагательства Ждать не можем Если ваше мнение противоположное сейчас же вне всякой очереди сообщите Голощёкин Сафаров

И в ту же ночь Николая Второго расстреляли, а вместе с ним расстреляли и всю его семью, как бы за то, что подходившие к Екатеринбургу белогвардейцы хотели освободить Романовых от народного суда…

Петр Ермаков в своих воспоминаниях «Расстрел бывшего царя» также писал, что из Центрального Комитета партии большевиков «было дано согласие за подписью Свердлова», и уральские комиссары доложили об исполнении этого изуверства тоже самому Якову Свердлову. Перед исполнением этого приговора уральские комиссары поручили представителю ВЧК в Екатеринбурге Фёдору Лукоянову отвезти в Пермь все архивы и семьи комиссаров, а командующему Урало-Сибирского фронта Берзину – поехать в Москву добиваться военной помощи от Центра, – так что к 16 июля в Екатеринбурге не осталось ни одного влиятельного представителя центральной власти, и она никакой ответственности за случившееся с Романовыми формально не имела (а Ленин поручил Берзину блюсти Николая Романова и его семью, чтобы не произошло самосуда).

Так в ночь на 17 июля 1918 года это осуществили каратели уральского ЧК, в том числе боевики Свердлова Петр Ермаков и Степан Ваганов. Тела убитых по заданию Голощекина увёз в лес и ограбил Петр Ермаков, а снятые с тел драгоценности (более 8 килограммов бриллиантовых изделий) Ермаков передал начальнику Уральской областной ЧК Якову Юровскому, который всем этим делом руководил. Чекист Исай Родзинский описал это так: «Это дикие ценности. Там, в частности… крупный алмаз был, всё там было, на вате закреплено. Я там всё это видел… потом уже оказалось, они в лифчики позашивали бриллианты… а потом (белогвардейцы?) нашли обгорелые брильянты там, от лифчиков, кости обгорелые всякие, и бриллианты…». Обгорелые кости – это ничтожные частички праха, который свердловцы втоптали в землю во время уничтожения трупов, их нашли белогвардейцы у костров на Ганиной Яме, на «полигоне» Ермакова в лесу возле деревни Коптяки. И существенно, что сжечь тогда трупы убитых Юровский мог прямо у себя в УОЧК: там была котельная парового отопления, а в ней чекисты могли без хлопот избавиться от любых нежелательных улик и мощей. Однако, они поручили Ермакову увезти тела с драгоценностями за 18 километров в глухой лес, и там обработать их втайне…

Все эти награбленные тогда драгоценности Юровский отвёз в Москву и передал своему тюремному товарищу Якову Свердлову (они вместе сидели в томской тюрьме). Где теперь находятся эти бриллианты – до сих пор не известно: ни в каких документах большевиков они не оприходованы. Но известно, что в 1930-х годах НКВД СССР тщательно искал эти царские ценности, из чего ясно, что в закрома Сталина они не попали.

Самая хитрость здесь в том, что декрет о национализации имущества Романовых был приготовлен в Кремле 13 июля, за день до решения Уральского Исполкома Советов о казни Николая Второго, однако издали этот декрет только 19 июля, когда бриллианты уже были в лапах Юровского, и только после этого декрет вступил в законную силу. Так что формально-юридически получается, что Ермаков в лесу нашёл в брошенных тряпках бесхозные бриллианты (ведь хозяева умерли), и по простоте своей подарил их Якову Юровскому, так что банда свердловских комиссаров стала как бы законным владельцем этих сокровищ.

И примечательно, что эти бриллиантовые драгоценности Юровский увёз в Москву тайно, скрывая всё это: как рассказал об этом его помощник Григорий Никулин (см. Плотников И. Правда истории. Гибель Царской семьи. Т.2, с. 102), 18 июля Юровский привёз эти драгоценности в дом Ипатьева, и они вместе отмыли их от крови убитых, и сложили в холщовый мешок. Этот мешок по решению «Президиума» (то есть Фрамма-Голощёкина) Юровский увёз с собой, когда тайно, обрив с себя волосы, и под фамилией Орлов, уехал вечером 19 июля в Москву докладывать Якову Свердлову о проделанной работе. И там Юровский этот мешок с драгоценностями «благополучно сдал в соответствующие места».

По существовавшим правилам Юровский должен был сдать эти драгоценности в хранилище Народного банка РСФСР (так называемый Гохран в Москве, в Настасьинском переулке), – однако там такие ценности не появлялись. Имеется только расписка коменданта Кремля Малькова, который подчинялся непосредственно Якову Свердлову, о том, что Мальков принял от комиссара Орлова ценные вещи царской семьи, – но в списке этих вещей упоминаются только всякие мелочи: серебряные вилки, ложки, посуда, золотые часы и портсигар, и тому подобное, – а про килограммы бриллиантовых изделий там ничего нет. Однако известно, что после смерти Свердлова в его личном сейфе нашли 705 ювелирных изделий с драгоценными камнями, золотых монет царской чеканки на 108525 рублей, и 750 тысяч рублей царскими кредитными билетами. Там же лежали 7 чистых бланков паспортов и 7 готовых паспортов на разные фамилии, в том числе Свердлова Якова Михайловича и Годена Адама Антоновича…

Понятно, что Яков Свердлов по своему положению в Москве не мог по ночам лазать по форточкам буржуев и воровать такие ценности – так что получить их он мог только от своих боевиков, соратников по борьбе с буржуазией, как Яков Юровский и Пётр Ермаков.

А тем временем другие боевики Якова Свердлова обеспечивали снабжение его власти необходимыми ресурсами. Летом 1917 года по заданию Цюрупы и Точисского Эразм Кадомцев ездил по уральским заводам и всюду организовывал группы боевиков, через которые они наладили снабжение власти комиссаров: «приезжая с заводов, я передавал в губком многочисленные резолюции и тысячи рублей собранных рабочими денег» – пишет Кадомцев. А после захвата власти большевиками, с подачи Якова Свердлова их агроном Цюрупа начал проводить политику «продразвёрстки».

Цюрупа, Нарком Продовольствия у большевиков

Отряды вооруженных боевиков Кадомцева ходили по станицам казаков и отбирали у них хлеб и другое продовольствие для прокорма большевицких комиссаров, причём всё это продовольствие народные дружины Кадомцева отбирали у русских казаков, но не казахов и башкир. Сотник Кадомцева, Константин Мячин, в своих воспоминаниях описал, как он со своим отрядом возил железнодорожные составы с продовольствием в Москву и докладывал о том Свердлову.

И русские казаки под руководством своего генерала Дутова ответили восстанием против тирании большевиков. Так, ещё до разгона Учредительного Собрания, на Урале началась Гражданская война. Тогда большевики собрали множество отрядов Красной Гвардии (даже из Петрограда), и всем скопом навалились на отряд казаков Дутова, вооруженных только винтовками и несколькими пулемётами.

А когда казаков Дутова прогнали в Тургайские степи, Эразм Кадомцев «послал особый батальон нацменьшинств (мари) отбирать у казаков хлеб и мясо, так как они до того ничего государству не давали. Во главе отряда стоял русский рабочий Михайлов из Сатки. Вскоре пошли эшелоны хлеба в Питер и Москву»...

А 20 мая 1918 года Яков Свердлов как председатель ВЦИК Советов дал указание расколоть деревню организацией Комитетов Бедноты, специально чтобы «расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, … разжечь там ту же Гражданскую войну, которая не так давно шла в городах». Так Гражданская война была намеренно устроена большевиками по настоянию Якова Свердлова. А 24 января 1919 года Свердлов издал директиву о карательных мерах для истребления казаков.

ЦК постановляет провести массовый террор против белых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью… Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам...

С этого началась политика «расказачивания» – потому что казаки были в России единственным сословием, которое было вооружено и способно бороться с их властью.

Так коммунисты наладили жизнь Советской власти Народных Комиссаров, и Народным Комиссаром Продовольствия (до 1922 года была такая должность в Москве) Свердлов поставил украинского караима А.Цюрупу. Тогда уже по всей России под руководством Цюрупы посылались специальные продотряды, собранные из рабочих и деревенских бедняков, и алчно отбирали хлеб и другое продовольствие у зажиточных крестьян, которых объявили сельской буржуазией и мелкобуржуазными контрреволюционерами. Часть продуктов они оставляли себе как плату за опасный труд, а остальное передавали Цюрупе. В результате случилось повсеместное сокращение посевов, и в 1921 году начался голод. По официальным данным Народных Комиссаров, этим бедствием было охвачено более 23 миллионов человек, около миллиона из них погибли, и было погублено более 6 миллионов крестьянских хозяйств. А для Народных Комиссаров это послужило только поводом изымать у Православной церкви её ценности якобы на борьбу с голодом.

Так Яков Свердлов завлёк за собой в могилу миллионы русских крестьян, и тогда его товарищи решили увековечить его дела монументом. Пролетарская вотчина Свердлова, город Екатеринбург, был в 1924 году переименован в Свердловск, и было принято решение поставить ему памятник в Свердловске. Сперва этот памятник собирались поставить в начале проспекта Свердлова, и по задумке товарищей, он должен был указывать пальцем на дом Ипатьева, где по приказу Якова Свердлова была убита вся Царская семья Романовых. Поэтому памятник имеет такую вычурную позу. Однако, потом коммунисты сообразили, что неприлично указывать пальцем на изуверство, да и нарушает это конспирацию убийства, и решили поставить памятник на площади Парижской Коммуны, перед Оперным театром. Так получилось, что Свердлов показывал пальцем на бывшую там пивнушку, и весь город тогда смеялся, что так вождь пролетариата указывает путь к коммунизму.

Гранитный постамент был собран из местного гранита, и по задумке скульптора символизирует «суровую массу уральских рабочих», на которую ногами опирается Яков Свердлов, попирая их ради победы пролетариата. А сам памятник был заказан и отлит в Ленинграде на специальном заводе по изготовлению монументальной пропаганды коммунистов. При этом голову памятника взяли от уже имевшегося бюста Свердлова, а тело приспособили от тоже готового памятника другому коммунару. Таким пролетарским «конструктивизмом» получилось это несуразное чучело с непропорционально большой головой, и его торжественно водрузили на постамент 15 июля 1927 года, в годовщину революционных событий в Екатеринбурге.

На постаменте написали «Якову Михайловичу Свердлову – уральские рабочие», однако это враньё пропаганды коммунистов. На самом деле этот памятник соорудили по решению собрания «партактива» уральских коммунистов, причём свердловских присмыкателей, а уральские рабочие неохотно давали деньги на этот памятник (тогда уже многие поняли, что Свердлов им устроил). Деньги на строительство этого памятника добывал обком РКП(б), рассылая по заводам разнарядки выделить из культурного фонда деньги на достройку памятника Свердлову (обычно по 1-2 тысячи рублей). Только в этом смысле деньги на этот памятник получены от уральских рабочих, но не по их воле, а по устроенным Свердловым коммунистическим порядкам.

И вот, до сих пор этот шедевр пролетарского конструктивизма торчит посреди Екатеринбурга как символ незыблемости коммунистического воровства и раздрая.

Не лучше ли этого упыря из центра города убрать, и поставить памятник более достойному? Говорят, будто нельзя, так как памятник Свердлову записан в реестр исторических и культурных памятников. Однако, это реестр памятников СССР, а в России он никогда не считался культурной ценностью, – и к тому же не требуется его совсем уничтожать, а достаточно переместить Свердлова в более подходящее ему место. Лучше всего – на Широкореченское кладбище, чтобы он указывал коммунарам путь в коммунизм, указуя пальцем в расстрельную яму НКВД. Это будет самое правильное.

А в центре города следует поставить, например, памятник Петру Великому – ведь это по его указу построен промышленный Екатеринбург: 9 марта 1720 года Пётр своим указом направил инженера и капитана артиллерии Василия Татищева ехать в Сибирскую губернию «для осмотра рудных мест и строения заводов», и осмотрев эти места, в новогоднюю ночь 31 декабря 1720 года Татищев по велению Петра I замыслил построить на этом месте самый крупный в России завод и город. И 24 ноября 1723 года, в день именин жены Петра Великого, императрицы Екатерины Алексеевны, Василий Татищев объявил празднование рождения нового города Екатеринбурга. Ведь город строил именно Татищев, а генерал Вилим Де-Геннин осуществлял общее руководство горным делом на всём Урале и Зауралье. Так что и Василий Татищев весьма достоин стоять в центре Екатеринбурга, не то, что вор Яшка Свердлов. А можно поставить там памятник императрице Екатерине Алексеевне – ведь в её честь назван этот город.

И не пора ли переименовать Свердловскую область в Уральский край? Ведь в 2023 году будем праздновать 300-летие Екатеринбурга и всего Уральского горного округа, и следует делать это достойно, – а до сих пор здесь много мест, испачканных следами свердловских проявлений. Необходимо от этого очиститься.

Иван Александрович Корзников, Екатеринбург

БИБЛИОГРАФИЯ

Дитерихс М.К. Убийство Царской семьи. Часть 1, глава 3. М.: Даръ, 2006;

Жук Ю. Цареубийца. М.: АСТ, 2013, с. 202-204;

Кадомцев Э.С. От Боевых Организаций Народного Вооружения к регулярной Красной Армии // В книге «В боях и походах». Свердловск, 1949;

Неверов Л.П. Исторические памятники и памятные места Свердловска. Свердловск, 1953, сс. 61 и 78;

О Якове Свердлове. М.: ИПЛ, 1985;

Очерки истории большевистских организаций на Урале. Свердловск: Свердлгиз, 1951;

Плотников И.Ф. Правда истории: Гибель Царской семьи, т.2. Екатеринбург, 2008, стр. 34-123;

Рычкова Г. Военно-боевая работа большевиков Урала в период первой русской революции. Свердловск: Свердлгиз, 1945;

Свердлов Я.М. // В книге Плотников И. «Гражданская война на Урале». Екатеринбург, 2007;

Свердлова Т.Н. Яков Михайлович Свердлов. М.: ОГИЗ, 1946;

Свердловск (сборник воспоминаний). Свердловск: Свердлгиз, 1946;

Точисский П.В. // В книге «Деятели СССР и революционного движения в России». М.: СЭ, 1989, с. 719;

Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 2000;

Шакинко И. Василий Татищев. Свердловск, 1986.

Источник: https://ruskline.ru/news_rl/2022/12/23/otryahnem_ego_prah_s_nashih_ulic

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.