wrapper

Пятница, 28 июля 2023 00:00 Прочитано 1175 раз

История не даёт развиваться экономике

СФАЛЬCИФИЦИРОВАННАЯ НА ВСЕ СТО ПРОЦЕНТОВ ИСТОРИЯ НЕ ДАЁТ ВОЗМОЖНОСТИ РАЗВИТИЯ ДРУГИМ НАУКАМ, В ТОМ ЧИСЛЕ И ЭКОНОМИКЕ 

Данная статья создана на основании четырёх статей академика С.Ю. Глазьева


«Комиссия РАН по борьбе со лженаукой превратилась в нечто среднее между партийным бюро в провинциальном вузе и святой инквизицией с претензией на вынесение наказаний неблагонадёжным» С.Ю. Глазьев

«Ответ историкам-авторам публикации «О статье С.Ю. Глазьева «Духовность-категория экономическая»

Прежде всего, хочу поблагодарить формальных руководителей нашей исторической науки за внимание к моей газетной публикации, посвященной вопросам формирования национальной идеологии. Они правильно констатируют, что она «в своей основе представляет политико-идеологический текст, не имеющий отношения к науке…». Они вполне могут считать ее «публицистическим текстом плохо знающего историю человека». Но поскольку авторы пытаются давать оценку данному тексту с позиций исторической науки, полемику с ними попытаемся вести в академическом жанре. Перефразируя известного поэта в академическом ключе: «Историком ты можешь и не быть, но ведь ученым быть обязан».

Поэтому предлагаю уважаемым формальным руководителям нашей исторической науки вступить со мной в академическую дискуссию по затронутом в их обличительном письме вопросам.

К дискуссионному барьеру! Начнём с норманнской теории

Провести эту дискуссию предлагаю в «Вестнике Академии наук» или в любом другом академическом журнале, но не в издании М.Ходорковского «Открытые медиа», в котором, якобы отвечая на запрос Комиссии по борьбе с лженаукой, господа В.Тишков, С.Карпов, М.Липкин, Ю.Петров и А.Сиренов опубликовали своё письмо-донос, непонятно кому адресованное. Чтобы положить начало этой дискуссии, в «Военно-промышленном курьере», где была опубликована моя возмутившая их статья «Духовность – категория экономическая», позволю себе выступить с несколькими комментариями по выдвинутым ими в отношении меня обвинениями в незнании исторического материала и задать уже им, как знатокам истории, уточняющие вопросы.

Больше всего возмутили уважаемых коллег мои сомнения в отношении норманнской теории и татаро-монгольского ига. Поэтому начнём с норманнской теории.

Авторы доноса обиделись на меня за своих немецких коллег-авторов норманнской теории, которых я назвал «псевдоисториками, не знавшими даже русского языка». Но я всего лишь основывался на известном высказывании Василия Ключевского, который писал о Байере и Миллере следующее:

«Учёные академики-иностранцы взялись за него (за варяжский вопрос – Авт.) поневоле... незнакомые или мало знакомые с языком этой страны и с… источниками её истории… Байер… не знал, что… Синопсис – не летописец» [1], с.120

Дадим слово их современнику, знаменитому М.В. Ломоносову, которому у нас нет оснований не доверять. Воспользуемся для этого книгой Михаила Белявского «М.В. Ломоносов и основание Московского университета», изданной Московским университетом в 1955 году к 200-летию его основания [2]. Вот что пишет автор: «Миллер и его соратники имели полную власть не только в самом университете в Петербурге, но и в гимназии, готовившей будущих студентов. Гимназией руководили Миллер, Байер и Фишер»» [2], с.77. В гимназии «учителя не знали русского языка…, ученики же не знали немецкого, всё преподавание шло исключительно на латинском языке…» [2], с.77. Борьба за русскую историю была существенной частью стремления русского общества XVIII века за право иметь отечественную науку. В ту эпоху это право оказалось под большим вопросом. Во главе движения русских учёных стоял знаменитый М.В. Ломоносов. Во главе иностранцев, желавших – при нескрываемой поддержке романовского императорского двора подавить русскую национальную научную школу – историк Миллер.

Этот факт художественным языком предельно чётко изложен в замечательной киноработе 1986 г. А. Прошкина «Михайло Ломоносов». Настоятельно рекомендую всем читателям посмотреть этот замечательный, восстанавливающий реальные события того драматического периода фильм. В том числе моим оппонентам, которых просил бы обратить внимание на фразу из этой ленты, сказанную авторским закадровым голосом: «норманнская теория просуществовала до наших дней, и только труды советских филологов и историков окончательно поставили на ней крест».

Думаю, им хорошо известно, что в 1749-1750 годах Ломоносов выступил против новой в то время версии русской истории, создаваемой на его глазах Миллером и Байером [2], с.60. Он подверг критике появившуюся в те годы диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского». Ломоносов дал уничтожающую характеристику трудов Байера по русской истории: «Мне кажется, что он немало походит на некоторого идольского жреца, который, окурив себя беленою и дурманом и скорым на одной ноге вертением, закрутив свою голову, даёт сумнительные, тёмные, непонятные и совсем дикие ответы» Цит. по [2], с.60.

Итак, первый вопрос к моим обличителям: господа Тишков, Карпов, Липкин, Петров и Сиренов, дайте, пожалуйста, с высоты ваших исторических знаний оценку критике М.В. Ломоносова упомянутой выше диссертации Миллера.

Теперь о самом Миллере. Как пишет М.Билявский, «В Германии Миллер инспирировал выступления против открытий Ломоносова и требовал его удаления из Академии» [2], с.61. «В 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других Екатерина даже совсем уволила Ломоносова из Академии» [2], с.94. Но вскоре указ об его отставке отменили. Причиной стала популярность Ломоносова в России и признание его заслуг иностранными академиями [2], с.94. Тем не менее, Ломоносова отстранили от руководства географическим департаментом, а вместо него туда назначили Миллера. Была сделана попытка «передать в распоряжение Шлецера материалы Ломоносова по языку и истории» [2], с.94.

Где же архив Ломоносова?

Ещё задолго до этого созданная при деятельном участии Миллера комиссия заявила, что Ломоносов «за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к академии, так и к комиссии, и к немецкой земле» подлежит смертной казни, или, в крайнем случае, наказанию плетьми и лишению прав и состояния. Почти семь месяцев Ломоносов просидел под арестом в ожидании утверждения приговора... Указом Елизаветы он был признан виновным, однако «для его довольного обучения» от наказания «освобожден». Но одновременно с этим ему вдвое уменьшилось жалование, и он должен был «за учиненные им предерзости» просить прощения у профессоров... Миллер составил издевательское «Покаяние», которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать>> [2], с.82-84.

Архив Ломоносова немедленно конфисковали сразу после его смерти и он бесследно пропал. Цитируем: «Навсегда утрачен конфискованный Екатериной Второй архив Ломоносова. На другой день после его смерти библиотека и все бумаги Ломоносова были по приказанию Екатерины опечатаны гр. Орловым, перевезены в его дворец и исчезли бесследно» [2], с.20. Сохранилось письмо Тауберта к Миллеру. В нём, не скрывая своей радости Тауберт, сообщает о смерти Ломоносова и добавляет: «На другой день после его смерти граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения в нём должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки»>> [2], с.20.

На основании этих и других данных Фоменко и Носовский высказывают предположение, что «творцы русской истории» – немцы Миллер и Шлецер – всё-таки, по-видимому, добрались до архива Ломоносова. После чего архивы, естественно, исчезли. Зато после семилетней проволочки был, наконец, издан – и совершенно ясно, что под полным контролем Миллера и Шлецера, – труд Ломоносова по русской истории. И то лишь первый том. Скорее всего, переписанный Миллером в нужном ключе. А остальные тома попросту «исчезли». Отметим, что рукопись «Древней Российской Истории», которая могла бы доказать её подлинность, не сохранилась [3].

Вопрос о подлинности опубликованной «Российской истории» Ломоносова был детально исследован А.Т. Фоменко, Г.В. Носовским и Н.С. Келлиным. См. [4]. Посредством метода авторского инварианта, разработанного В.П. Фоменко и Т.Г. Фоменко, они сделали следующие выводы:

  • инвариант «Древней Российской Истории», приписываемой сегодня М.В. Ломоносову, слишком сильно отличается от авторского инварианта текстов, принадлежность которых перу М.В. Ломоносова бесспорна. Это доказывает, что «История» Ломоносова была подделана при публикации. См. [4].
  • инвариант «Древней Российской Истории» очень близок к авторскому инварианту Миллера. Близость авторских инвариантов в текстах Миллера и в «Древней Российской Истории», скорее всего, указывает, что существенное редактирование или подделка текста «Истории» Ломоносова лежит на совести Миллера. См. [4].

Второй вопрос к господам-обличителям: считаете ли вы доносы и обвинения Миллера, Тауберта, Шлецера в отношении Ломоносова соответствующими научной этике? Что стало с архивом Ломоносова? Кто редактировал и готовил к печати текст «Древней Российской Истории», приписываемой Ломоносову. Где её рукопись? Знакомы ли вы с методом авторского инварианта В.П. Фоменко и Т.Г. Фоменко? Можете ли вы предложить свои методы подтверждения авторства Ломоносова в отношении данного текста?

Сегодня для выявления плагиата созданы весьма эффективные программы анализа авторских текстов на предмет явных и скрытых заимствований. Соответствующие методы известны и криминалистике. Предлагаю проверить текст «Древней Российской Истории» на предмет явных и скрытых заимствований у Миллера посредством современных методов. Ясно, что Ломоносова, который всегда отстаивал принципы научной этики, нельзя упрекнуть в плагиате. Если он будет вскрыт, это означает, что данный текст является подделкой. Останется выяснить, кто её сделал. Пост главного историка в Академии в тот период занимал назначенный Екатериной II Шлецер. В черновой записке, составленной Ломоносовым «для памяти» и случайно избежавшей конфискации, ярко выражены чувства гнева и горечи, вызванной этим решением: «Беречь нечево. Всё открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке есть больше секретов»>> [2], с.65.

Ломоносов имел в виду, что Шлецер получил в бесконтрольное пользование все документы, находящиеся в академии, а также право требовать всё, что считал необходимым, из императорской библиотеки и других учреждений. Дело в том, что доступ к этим книгохранилищам был крайне ограничен. Принуждая своих подданных сдавать старые книги и рукописи на централизованное хранение, Романовы жестко ограничивали доступ к ним. Кроме призванных ими для написания нужной им версии российской истории немецких специалистов, мало кто мог получить от них разрешение на знакомство с первоисточниками.

Загадки Радзивиловской летописи

Существует немало свидетельств целенаправленного массового изъятия книг, рукописей и других артефактов доромановской эпохи по высочайшим указаниям. Начался этот процесс вскоре после провозглашения императором Михаила Романова и набрал обороты в царствование Алексея Михайловича. 16 февраля 1722 года «Петр I издал указ всем епархиям и монастырям «выслать в Москву, в Синод, находящиеся у них хроники и хронографы, писанные на пергаменте или бумаге»; при этом запрещалось утаивать что-либо и объявлялось, что по снятии с них копий они будут возвращены. Одновременно Синод получил приказание разослать несколько лиц для осмотра и собирания этих рукописей» [5], с.58.

Вопрос к обличителям: Что было собрано по упомянутому указу Петра I и какова судьба этих изъятых документов?

Обратимся теперь к документам, которыми официально пользуется историческая наука. Прежде всего, к результатам исследования первоисточника норманнской теории Фоменко и Носовского. Поскольку критики моей статьи обвинили их в непонимании основ источниковедения, приведём ниже собрание цитат из их исследования происхождения мифа о призвании на Русь варягов.

«В основу современной версии русской истории была положена первоначально только одна летопись – Радзивиловская. Об этом чётко говорят сами историки, называя Радзивиловский список – самой древней русской летописью [6], с.3. О Радзивиловской летописи известно следующее, [6], с.3-4.

  • Имеющийся сегодня её список считается древнейшим из дошедших до нас [6], с.3. Он датируется якобы XV веком. Считается, что летопись описывает события русской истории от глубокой древности до якобы 1206 года. На этом годе она обрывается.
  • Именно Радзивиловская летопись легла в основу принятой сегодня концепции истории Киевской Руси. Концепция возникла в XVIII веке.
  • Радзивиловская летопись становится известной и входит в научный оборот с начала XVIII века. Сообщается следующее. «В 1713 году, проезжая через Кенигсберг, Пётр заказал копию с Радзивиловской летописи, включающей миниатюры. Сам оригинал был доставлен в Петербург, после того, как русские войска в семилетней войне взяли Кенигсберг, и в 1761 году передан в библиотеку Академии Наук» [6], с.4.
  • Лишь один из дошедших до нас списков этой летописи историки датируют XV веком. К нему, собственно, и относится название «Радзивиловская летопись».
  • Существуют и другие её списки. Однако все они датируются XVIII веком, то есть имеют якобы существенно более позднее происхождение. Историки считают их копиями Радзивиловского списка XV века.

В связи с этим сразу же отметим, что до нас почему-то не дошли промежуточные списки Радзивиловской летописи. Спрашивается, где же её списки, сделанные в XVI-XVII веках?

Посмотрим более внимательно на список Радзивиловской летописи якобы XV века. Для этого обратимся к описанию рукописи, приведённому в «Полном собрании русских летописей» [6]. Оказывается, что список несёт в себе явные признаки весьма позднего происхождения. Они указывают на XVIII век. Посмотрим, как пронумерованы листы в Радзивиловской рукописи. Они несут на себе две нумерации – арабскими цифрами и церковно-славянскими. Считается, что первоначальная нумерация была церковно-славянской, и что она проставлена намного раньше арабской. Пишут так: «Внизу, в правом углу листов идёт старая нумерация кириллицей» [6], с.3. Но тут же мы встречаем следующие поразительные слова современного комментатора. «Нумерация церковно-славянскими цифрами была сделана после утраты из летописи двух листов... Кроме того, нумерация производилась после того, как листы в конце рукописи были перепутаны» [6], с.3, [7]. То же верно и для арабской нумерации [7]. Таким образом, обе нумерации рукописи появились лишь после того, как её в таком виде сшили и переплели. Далее, мы узнаем, что в Радзивиловской рукописи «три листа от переплета обозначены латинскими буквами a, b, c», [6], с.3, и что эти листы датируются по филиграням, то есть по водяным знакам, XVIII веком! [6], с.3. Не значит ли это, что и вся рукопись изготовлена и написана скорее всего в XVIII веке? То есть, непосредственно перед тем, как её показали Петру. Возможно, для этого её и изготовили. Первая страница рукописи начинается с предисловия на немецком языке.

Остальные листы рукописи, кроме листов от переплёта, историки датируют XV веком по филиграням, опираясь при этом на гипотезу, будто имеющаяся на листах филигрань «голова быка» относится именно к XV веку.

Однако, датировка «по филиграням», как и датировка «по стилю почерка», очевидно, не является независимым методом датирования. Такой «метод» целиком и полностью опирается на предполагаемую заранее известной хронологию тех источников, из которых извлекаются сегодня сведения о старых почерках и филигранях. Любое изменение хронологии источников мгновенно меняет всю систему палеографических и «филигранных» датировок.

Н.А. Морозов был, по-видимому, прав, когда считал, что Радзивиловский список, привезённый Петром I, и лёг в основу всех остальных списков Повести Временных Лет. Он писал: «Вот настоящее начало русских летописей, и если мне скажут, что и ранее Петра I существовала Никоновская летопись, то мне придётся попросить читателя дать доказательство этого утверждения» [8].

«После поступления подлинника в 1761 году в Библиотеку АН ... подлинником стал заниматься только что приехавший из Германии профессор истории А.Л. Шлецер» [7], т.2, с.6-7. Он подготовил её издание, которое и вышло в его немецком переводе и с его разъяснениями в Геттингене в 1802-1809 годах [7], т.2, с.7. Якобы, готовилось и русское издание летописи, но с ним почему-то никак не получалось. Оно «осталось неоконченным и погибло во время пожара 1812 года» [7], т.2, с.7. Это выглядит как-то странно. Скорее всего, списали на «плохих французов».

Скрупулезно проанализировав текст считающегося подлинным издания летописи, изучив нумерацию листов, вскрыв путаницу и пробелы, Фоменко и Носовский «нашли место в рукописи, куда был кем-то добавлен лист. Это – лист с церковно-славянским номером 9 и арабским номером 8.

Отметим, что даже при беглом перелистывании рукописи, этот лист сразу бросается в глаза. Его углы наиболее изодраны. Он совершенно явно является отдельным листом, то есть – не частью целого разворота, рис. 1.11, рис. 1.12. Более того, к одному из оторванных его углов прикреплена поздняя записка с надписью о том, что это не восьмой, а девятый лист. На этой записке приведена ссылка на книгу 1764 года. То есть, записка написана не ранее 1764 года, рис. 1.13.

А теперь прочтём этот восьмой лист. Любопытно, что же на нём написано? Зачем для него освобождали место? Зачем кто-то вклеил его? И стоило ли так долго о нём говорить? А изложено на нём, ни много ни мало, как призвание варягов на Русь. То есть, основа знаменитой норманнской теории.

По сути дела, именно вокруг этого листа и ломали копья западники и славянофилы на протяжении всего XIX века. Если же убрать этот лист из рукописи, то норманнская теория из неё сразу пропадает. Рюрик становится просто первым русским князем. Причём, Ростовским.

Только здесь, на этом вставленном листе, упоминается Ладога, то есть Ладожское озеро, услужливо указывающее на местоположение первой столицы Рюрика, якобы где-то в Псковской области, среди болот.

А убрав этот лист, мы увидим сугубо волжскую географию Рюрика и его братьев. А именно, Белоозеро, Ростов, Новгород. Никаких следов Псковской области. Новгородом тут назван Ярославль на Волге.

  • ВЫВОД. Вклеив лист с церковно-славянским номером 9, то есть с арабским номером 8, фальсификатор обосновал сразу два фундаментальных подлога.
  • ПОДЛОГ ПЕРВЫЙ: якобы призвание князей с Северо-Запада. Потом его превратили в якобы современную Скандинавию. Это сделали явно в угоду романовской династии, которая как раз и была северо-западного, псковского, литовского происхождения.
  • ПОДЛОГ ВТОРОЙ: Великий Новгород был, дескать, расположен в Псковской области, у Ладоги. Так, наконец, «обосновали» уже свершившуюся ранее политическую акцию фальшивого переноса исторического волжского Великого Новгорода в Псковскую область. Так подвели «летописный фундамент» под отнятие имени Новгород у Ярославля.

Вклеив один лист, фальсификатор заготовил место для второго, который вскоре «счастливо нашёлся». К одному из ободранных углов «норманнского» листа Радзивиловской летописи приклеена любопытная записка [7]. Написана она, как смущённо объясняют нам:

  • не то почерком конца XVIII века [6], с.15, примеч. «х-х»,
  • не то почерком XIX века, [7], т.2, с.22,
  • не то почерком XX века [7], т.2, с.22.

Сказано в записке следующее. «Перед сим недостает целого листа» [7], т.2, с.22. Далее в записке даётся ссылка на издание 1767 года, которое «содержало (как говорят сами историки – Авт.) множество пропусков, произвольных дополнений, поновлений текста и т.д.» [6], с.3.

Итак, некий комментатор услужливо сообщает нам, что якобы здесь пропущен лист. Берём Радзивиловскую рукопись [7] и с интересом читаем текст. Однако, как ни странно, никакого смыслового разрыва на этом месте мы не обнаруживаем. Предыдущий лист заканчивается четкой точкой, изображаемой в рукописи тремя точками в виде треугольничка. Последнее предложение на этом листе полностью закончено. Следующий же лист начинается с заглавной = киноварной буквы. Идёт новое предложение, которое вполне можно считать естественным продолжением предыдущего. Никакого смыслового разрыва тут не заметно. Перед нами – гладкий текст. Тем не менее, чья-то услужливая рука указала, что именно здесь, якобы, пропущен лист. И этот лист стараниями Шлецера и его «научной» школы «наконец нашли». С тех пор его содержание неизменно вставляют во все издания Повести Временных Лет, кроме разве что фотокопии [7]. Включён он даже в академическое издание [6].

Написана на нём, ни много ни мало, вся хронология Киевской Руси в её связи с византийской, римской Хронологией. Если этот лист убрать, то русская хронология Повести Временных Лет повисает в воздухе и лишается привязки к всемирной скалигеровской истории. И открываются возможности для самых различных интерпретаций. Например, для разных интерпретаций приведенных в ней дат.

Фальсификаторы прекрасно понимали всю огромную важность этого якобы «утраченного» листа для построения хронологии русской истории. Поэтому с ним обошлись гораздо более аккуратно и внимательно, чем с «норманнским листом». Тот, скорее всего, просто грубо вклеили, надеясь на Романовых. А с хронологией дело было куда серьёзнее. Потому что тут речь шла, ни много ни мало, о глобальной фальсификации истории. И не только русской. Видимо, в XVIII веке Шлецер и его коллеги это прекрасно осознавали. Тогда ещё помнили – какой ценой ввели фальшивую скалигеровскую хронологию и концепцию истории. И хорошо понимали, что скалигеровская хронология – это всего лишь искусственная версия, силой внедренная в умы людей. Причём, в то время – ещё только внедряемая.

Поэтому «хронологический лист» не торопились вклеить. Для него лишь заготовили будущее место. Это сделали с помощью лукавой приписки на полях: «здесь утрачен лист». И не ради ли этого листа изготовили затем целую рукопись, то есть ещё один «список» Повести Временных Лет – так называемую Московско-Академическую летопись? В которой этот «утраченный лист» уже появился. Причём – не вклеенный. Чтобы никто не смог сказать, что это вставка.

Загадки повести временных лет

Бесспорная связь следующего найденного списка Повести Временных Лет – так называемого Московско-Академического, – с Радзивиловским списком, отмечена академиком А.А. Шахматовым. Он писал: «Сходство их почти на всём протяжении переходит большею частью в тождество. Это обстоятельство заставило меня сначала предположить, что первая часть Московско-Академического списка... не больше как копия Радзивиловского списка» [9], с.44. И при этом имеет множество вставок и «исправлений». Например, указанный выше хронологический лист.

Получается, что кто-то «подправил» Радзивиловскую летопись. Когда? В XVIII веке? Это предположение сразу бросает тень подозрения на Московско-Академический список, как на содержащий поздние фальсификаты. Тем более, что «Московско-Академический список и так уже подозрителен. Например, тем, что несёт в себе явные признаки копии, сделанной с иллюстрированного оригинала» (сам он не иллюстрирован) [9], с.46. Причём, как следует из примера, приведенного Шахматовым, в этом иллюстрированном оригинале миниатюры были такие же, как и в Радзивиловском списке. Более того. Оказывается, что «Московско-Академический список в конце имеет ту же путаницу в изложении событий… как и Радзивиловский» [9], с.46. То есть, списан с Радзивиловского, повторяя даже путаницу листов, случайно возникшую при переплёте!

В результате скрупулезного анализа приведённых источников формируется мнение: «Все позднейшие полные списки Повести Временных Лет, почти дословно повторяющие Радзивиловский список, являются не более, чем его копиями, изготовленными в восемнадцатом веке. Скорее всего, Шлецером и его коллегами». И сам «древнейший список» Повести Временных Лет изготовлен в то же время, что и все остальные его так называемые «копии», по-видимому, одновременно с ним сделанные списки. И произошло это в XVIII веке».

Приведённые выше цитаты из работ Фоменко, возможно, неизвестны апологетам норманнской теории. Иначе они вряд ли бы допускали в адрес всемирно признанного математика такие бранные обвинения, как «полнейший дилетантизм на уровне ошибок в таблице умножения». Я не сомневаюсь, что уважаемые формальные руководители нашей исторической науки, знают не только таблицу умножения, но и правила сложения и вычитания, чтобы аргументировано ответить на обоснованные выше доводы о том, что в основе норманнской теории лежит фальсификация и искажение первоисточников, а, возможно – и сознательное уничтожение подлинников. В том числе в результате странной сдачи Москвы на растерзание французам и ещё более странном пожаре, в котором сгорели даже рукописи, свезённые в пожаробезопасные подвалы МГУ.

Итак, напрашивается следующий вопрос к господам-обличителям: «Можете ли Вы подтвердить или опровергнуть обоснованный Фоменко и Носовским вывод о подлоге Повести временных лет?»

Следует согласиться с журналистом А. Владимировым, который в «Московском комсомольце» призывает Следственный комитет заняться расследованием фальсификации истории. Хотя он пытается натравить следователей на Фоменко, приведённые выше цитаты из работ последнего ясно указывают на то, что следователям нужно, прежде всего, разбираться с подделками Радзивиловской летописи и уничтожением первоисточников. Кто и по чьему указанию уничтожали оригиналы летописей и множество книг и рукописей доромановской эпохи? Куда делся архив Ломоносова? Почему никому, кроме Миллера и его группы не был предоставлен доступ к книгохранилищам? Какое у них было задание и на кого они работали? И не является ли преступлением настойчивое продолжение пропаганды сфабрикованной Миллером и его подчиненными норманнской «теории», дискредитирующей российскую государственность?

Что делала династия Романовых?

Вспомним высказывание Джорджа Оруэлла 1949 года: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим: кто управляет настоящим, управляет прошлым». Фоменко и Носовский полагают, что норманнская «теория», была «скорее всего, в общих чертах придумана первыми Романовыми. Но чтобы из политической теории она стала «научной», нужен был учёный, который бы её обосновал на основе «древних документов». Такой учёный нашёлся. Может быть, это и был Байер, как нам сообщает Энциклопедия [10], с.100. Хотя «научную основу», – а именно, вклейку «норманнского листа», – под эту теорию подводил, вероятно, Шлецер, непосредственно работавший с Радзивиловской рукописью.

Обвинение Романовых в политическом заказе на фальсификацию русской истории основывается на том, что они, во-первых, действительно формально заказали приглашенным немецким историкам во главе с Миллером написание российской истории. Во-вторых, они предоставили этой группе исключительное право на доступ к собранным в государственных книгохранилищах первоисточникам. В-третьих, по их указам происходило принудительное изъятие всех доромановских письменных документов, которые затем пропали загадочным образом. Вместе с тем, приехавшие по их приглашению немецкие историки, по-видимому, уже имели свою концепцию российской истории. И, вполне возможно, Романовым её могли просто навязать их западные родственники и союзники, которые к тому времени уже сфабриковали известную нам общепринятую сегодня хронологию мировой истории, в которой нужно было дописать российскую главу. Эта глава имела фундаментальное значение для всей нарисованной ими картины, поскольку призвана была закрыть какие-либо упоминания о находившихся под Романовской империей исторических пластах.

Согласно Википедии: «Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической переписке с Иваном Грозным (но сам Грозный категорически это отрицал, настаивая на происхождении Рюриковичей из потомков императора Августа из германской нации, к которой относились тогда не только немцы, но балтийские славяне, половцы, венгры и т.д.). Развить мысль о скандинавском происхождении варягов попытался в 1615 году шведский дипломат Петр Петрей де Ерлезунда в своей книге «Regin Muschowitici Sciographia». Его почин поддержал в 1671 году королевский историограф Юхан Видекинд в «Thet svenska i Ryssland tijo åhrs krijgs historie». По мнению В. Меркулова, большое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа Далина. Широкую известность в России норманнская теория получила в 1-й половине XVIII века благодаря деятельности немецких историков в Российской Академии наук Готлиба Зигфрида Байера (1694-1738), позднее – Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлецера.

Таким образом, приглашенные Романовыми немецкие историки приехали с уже готовой концепцией истории, под которую им нужно было подогнать историю Российскую. И заодно уничтожить какие-либо основания для других точек зрения не только на историю России, но и всего мира. Это была миссия всемирно-исторического значения и её претворение в жизнь осуществлялось жесткими авторитарными методами, включая не только уничтожение противоречащих норманнской теории артефактов, а также фальсификацию первоисточников с последующим уничтожением оригиналов, но и репрессии против сопротивлявшихся русских учёных. Так, в ответ на жалобу в Сенат работавшего в академии выдающегося русского машиностроителя А.К. Нартова о господствовавшей в тогдашней Академии русофобии, созданная для её расследования комиссия решила: «Шумахера и Тауберта наградить, Горлицкого казнить, Грекова, Полякова, Носова жестоко наказать  плетьми и сослать в Сибирь, Попова, Шишкарева и других оставить под арестом до решения дела будущим президентом Академии».

Вопрос к обличителям: что вы думаете о таких методах исторической науки, как доносы, призывы казнить оппонентов, их оскорбления в невежестве, фальсификация первоисточников с их последующим уничтожением и подлогами, к которым прибегали уважаемые вами Миллер и Ко? Почему именно они, а не упомянутые выше шведские историки считаются основателями норманнской теории? Знаете ли Вы о позиции Ивана Грозного в этом вопросе и что вы о ней думаете?

Против норманнской теории, активно выступил не только М.В. Ломоносов, но и Князь М.М. Щербатов, который в «Истории Российской с древнейших времён», также основываясь на произведениях античных авторов, весьма подробно пишет о войнах скифов-славян-сарматов с «античной» Римской империей…, а также А.Д. Черткова, Ф.Воланского, П.Й. Шафарика, А.С. Хомякова и др.».

Выше уже говорилось, с какой целью в общественное сознание был внедрен миф о норманнском происхождении российской государственности. Внимательное прочтение Русского летописца и Лицевого свода, предшествовавших появлению Повести временных лет, позволяет сделать твёрдое утверждение о фальсификации известного тезиса Повести временных лет о призвании варягов как носителей порядка для создания русской государственности.

Свидетельства очевидцев об образе жизни и уровне культуры населявшего Русскую равнину населения свидетельствуют о его существенном превосходстве над викингами, которые отличались разве что свирепым нравом и первобытной дикостью. В Википедии констатируется, что «викинги – раннесредневековые скандинавские мореходы в VIII-XI вв., совершавшие морские походы от Винланда до Биармии и Северной Африки. В основной массе это были племена в стадии разложения родоплеменного строя, жившие на территории современных Швеции, Дании и Норвегии, которых толкало за пределы родных стран перенаселение и голод. Письменная культура народов Скандинавии сформировалась только после прихода христианства, то есть уже на закате эпохи викингов, поэтому большая часть истории викингов не имеет письменных источников. Некоторое представление о жизни викингов дают скандинавские саги, однако подходить к этому источнику следует с осторожностью, ввиду, зачастую, позднейшего времени их составления и записи.

Как правило, в скандинавских хрониках термин «викинг», в его сегодняшнем понимании, не использовался и характеризовал скорее социальное явление, когда безземельные бонды (свободные люди, не принадлежавшие к знати) были вынуждены искать лучшей доли за пределами родины».

Отметим, что в глазах самих скандинавов слово «викинг» также имело отрицательный оттенок. В исландских сагах XIII века викингами называли людей, занятых грабежом и пиратством, необузданных и кровожадных. Комментарии, как говорится, излишни. Выражаясь современным языком шайки из состава диких племён, не знавшие письменности и не оставившие после себя ничего, зафиксированного историей, объявляются основателями русской государственности, имевшей свою письменность, городское хозяйство, ремесла и организованное войско. Хроника их похождений в другой части Европы сводится к набегам и грабежам европейских городов. Единственной страной, которой приписывают, кроме Руси, норманнское происхождение государственности, является Исландия. Но можно ли сравнить этот пустынный край с Русью, которую сами норманны того времени называли «Гардарикой» – страной городов, отличавшейся от остальной  Европы более высоким уровнем организации хозяйства поселений. Обратимся снова к Википедии. «Гардарики – с XII века норманнское название Руси, известное в Северной Европе в Средние века, в том числе, в скандинавских сагах. Термин можно перевести как «страна городов». Варяги называли «Гардарикой» сначала северные земли, как цепь крепостей вдоль реки Волхов, начиная с Любши и Старой Ладоги, города, расположенные на Верхней Волге и другие земли. В скандинавских сагах Великий Новгород рассматривается в качестве столицы «Гардарики». Со временем именем «Гардарики» варяги стали называть всю Русь».

Утверждать, что на порядок более высокая по уровню развития, ведущая оседлый образ жизни в укреплённых поселениях цивилизация могла обратиться к агрессивным и диким племенам с просьбой взять на себя управление, могли только сознательные фальсификаторы истории. Не говоря уже о беспрецедентности добровольного подчинения более развитого социума менее развитому на основе самокритичного абстрактного суждения о собственной несостоятельности.

По-видимому, норманны того времени говорили на примитивном языке инкорпорированного строя. В это время русский язык уже имел номинативный строй. Это означает, что разрыв между уровнем развития мышления норманнов и русских составлял две исторических эпохи длиной в тысячу лет. Норманнская «теория» столь же достоверна, как предположение о том, что современные скандинавы могут обратиться к сохранившим древний образ жизни эскимосам с просьбой взять на себя бремя власти в Норвегии и Швеции на том основании, что порядка в этих государствах не хватает.

Можно ли в здравом уме представить себе, например, ситуацию, при которой Московская городская дума решит призвать на управление городом представителей одного из диких племён с языком инкорпорированного строя? Да и само заключение подобных международных договоров в то время не представляется возможным в принципе. Тем более с викингами, которые, не обладая письменностью, не могли бы даже прочитать гипотетический договор об их призвании на Русь.

Очевидно, что норманнская «теория» происхождения российской государственности является идеологическим мифом, внедренным в историческую науку привезенными в Петербург немецкими фальсификаторами истории с целью формирования комплекса национальной неполноценности в российском общественном сознании. Известно, что эти приезжие историки произвольно обращались с приносимыми ими летописями и артефактами, многие из которых, не вписываясь в «норманнскую теорию», уничтожались. М.В. Ломоносов выступал против этой фальсификации, прямо обвиняя немецких коллег в русофобском подходе к интерпретации российской истории.

А вы далеко ушли от Шлецера?

Нынешние формальные руководители исторической науки в своём пафосном «разоблачении» моей аргументации в качестве главного аргумента своего обвинительного заключения пишут, что: «безапелляционные суждения автора основываются на так называемой «Новой хронологии» математиков Фоменко и Носовского, в рамках которой большая часть истории человечества, и России в частности, объявляется выдумкой. Дилетантский характер этой концепции был многократно продемонстрирован ведущими отечественными учёными разных специальностей, которые отмечали грубейшие ошибки в работах А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, связанные с т.н. альтернативно-исторической тематикой>> [2], с.82-84.

Что ж, вполне в духе методов Миллера и Ко. Академик-секретарь отделения историко-филологических наук РАН В.Тишков, по сути, использует тот же подход своего далёкого предшественника Шлецера, когда огульно навешивает ярлыки на своих коллег, всемирно известных математиков Фоменко и Носовского. Хотя в данном случае они просто цитируют М.В. Ломоносова и дополняют исследование М.Т. Белявского. Поэтому нынешнему Президенту исторического факультета МГУ С.Карпову следует не Фоменко оскорблять, неоспоримый авторитет которого как выдающегося математика общепризнан как в нашей стране, так и за рубежом, а опровергать основателя МГУ М.В. Ломоносова в его оценках деятельности Миллера и его приспешников.

Прошу считать данную статью предложением к дискуссии и жду ответа от коллег-историков на поставленные выше вопросы.

А господину Владимирову предлагаю написать и опубликовать в «МК» запрос в СКР с просьбой провести расследование признаков подлога Радзивиловской летописи и фальсификации Повести временных лет, а также возбудить уголовные дела по статьям мошенничество, подделка документов, сознательного уничтожения особо ценной государственной собственности и клеветы в отношении господ Миллера, Шлецера и др. участников этого организованного преступного сообщества. А заодно попросить провести реабилитацию учёных и сотрудников РАН, ставших жертвами комиссии Юсупова.

Детектив с историческим подлогом

Призвание диких варягов править цивилизованной Русью невозможно в принципе

В основу современной версии русской истории была положена первоначально только одна летопись – Радзивиловская. Об этом чётко говорят сами историки, называя этот список самой древней русской летописью, и именно она легла в основу принятой сегодня концепции истории Киевской Руси, возникшей в XVIII веке. Но есть основания полагать, что кто-то «подправил» Радзивиловскую летопись («ВПК», № 41, 2020). Когда? В XVIII веке? А ведь именно эта хроника содержит каноническую Повесть временных лет, где нам и рассказывают о призвании варягов на Русь.

Это предположение сразу бросает тень подозрения на «Московско-Академический список» как на содержащий поздние фальсификаты. Тем более что он и так уже подозрителен, например тем, что несёт в себе явные признаки копии, сделанной с иллюстрированного оригинала, о чём свидетельствует А.Шахматов.

Причём, как следует из приведённого им примера, в этом иллюстрированном оригинале миниатюры были такие же, как и в Радзивиловском списке. Более того. Оказывается, что «Московско-Академический список» в конце имеет ту же путаницу в изложении событий, как и Радзивиловский. То есть он списан с Радзивиловского, повторяя даже путаницу листов, случайно возникшую при переплёте.

В результате скрупулезного анализа приведённых источников формируется мнение, что «все позднейшие полные списки Повести временных лет, почти дословно повторяющие Радзивиловский список, являются не более чем его копиями, изготовленными в восемнадцатом веке. Скорее всего Шлецером и его коллегами. И сам «древнейший список» Повести временных лет изготовлен в то же время, что и все остальные его так называемые копии, по-видимому, одновременно с ним сделанные списки. И произошло это в XVIII веке».

Приведённая выше цитата из работ Фоменко, возможно, неизвестна апологетам норманнской теории. Иначе они вряд ли допускали бы в адрес всемирно признанного математика такие бранные обвинения, как «полнейший дилетантизм на уровне ошибок в таблице умножения».

Я не сомневаюсь, что уважаемые формальные руководители нашей исторической науки знают не только таблицу умножения, но и правила сложения и вычитания, чтобы аргументированно ответить на обоснованные выше доводы о том, что в основе норманнской теории лежат фальсификация и искажение первоисточников, а возможно, и сознательное уничтожение подлинников. В том числе в результате странной сдачи Москвы на растерзание французам и ещё более странном пожаре, в котором сгорели даже рукописи, свезённые в пожаробезопасные подвалы МГУ.

Напрашивается следующий вопрос к господам-обличителям:

«Можете ли вы подтвердить или опровергнуть обоснованный Фоменко и Носовским вывод о подлоге Повести временных лет? Следует согласиться с журналистом А. Владимировым, который призывает Следственный комитет заняться расследованием фальсификации истории. Хотя он пытается натравить следователей на Фоменко, приведённые выше цитаты из работ последнего ясно указывают на то, что следователям нужно прежде всего разбираться с подделками Радзивиловской летописи и уничтожением первоисточников. Кто и по чьему указанию уничтожал оригиналы летописей и множество книг и рукописей доромановской эпохи? Куда делся архив Ломоносова? Почему никому, кроме Миллера и его группы, не был предоставлен доступ к книгохранилищам? Какое у них было задание и на кого они работали? И не является ли преступлением настойчивое продолжение пропаганды сфабрикованной Миллером и его подчиненными норманнской «теории» — дискредитирующей российскую государственность?

Что делала династия Романовых?

Вспомним высказывание Джорджа Оруэлла 1949 года: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим, кто управляет настоящим, управляет прошлым».

Фоменко и Носовский полагают, что норманнская «теория» была скорее всего в общих чертах придумана первыми Романовыми. Но чтобы из политической теории она стала «научной», нужен был учёный, который бы её обосновал на основе «древних документов».

Такой учёный нашёлся. Может быть, это и был Байер, как нам сообщает Советский энциклопедический словарь. Хотя «научную основу» – а именно вклейку «норманнского листа» – под эту теорию подводил, вероятно, Шлецер, непосредственно работавший с Радзивиловской рукописью.

Обвинение Романовых в политическом заказе на фальсификацию русской истории основывается на том, что они:

  • Действительно формально заказали приглашенным немецким историкам во главе с Миллером написание российской истории.
  • Они предоставили этой группе исключительное право на доступ к собранным в государственных книгохранилищах первоисточникам.
  • По их указам происходило принудительное изъятие всех доромановских письменных документов, которые затем пропали загадочным образом. Вместе с тем приехавшие по их приглашению немецкие историки, по-видимому, уже имели свою концепцию российской истории.

И вполне возможно, Романовым её могли просто навязать их западные родственники и союзники, которые к тому времени уже сфабриковали известную нам общепринятую сегодня хронологию мировой истории, в которой нужно было дописать российскую главу. Эта глава имела фундаментальное значение для всей нарисованной на Западе картины, поскольку призвана была закрыть какие-либо упоминания о находившихся под Романовской империей исторических пластах.

Широкую известность в России норманнская теория получила в первой половине XVIII века благодаря деятельности немецких историков в Российской академии наук Готлиба Зигфрида Байера, позднее – Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлецера.

Таким образом, приглашенные Романовыми немецкие историки приехали с уже готовой концепцией, под которую им нужно было подогнать российскую историю. И заодно уничтожить какие-либо основания для других точек зрения не только на историю России, но и всего мира. Это была миссия всемирно-исторического значения и её претворение в жизнь осуществлялось жесткими авторитарными методами, включая не только уничтожение противоречащих норманнской теории артефактов, фальсификацию первоисточников с последующим уничтожением оригиналов, но и репрессии против сопротивлявшихся русских учёных.

Против норманнской теории активно выступил не только М.В. Ломоносов, но и князь М.М. Щербатов, который в «Истории Российской с древнейших времён», также основываясь на произведениях античных авторов, весьма подробно пишет о войнах скифов-славян-сарматов с «античной» Римской империей. Стоит вспомнить и труды А.Д. Черткова, Ф. Воланского, П.Й. Шафарика, А.С. Хомякова.

Выше уже говорилось, с какой целью в общественное сознание был внедрён миф о норманнском происхождении российской государственности. Внимательное прочтение «Русского летописца» и «Лицевого свода», предшествовавших появлению Повести временных лет, позволяет утверждать о фальсификации известного тезиса Повести временных лет о призвании варягов как носителей порядка для создания русской государственности.

«Лицевой летописный свод» Ивана Грозного, «Царь-книга» – описание событий мировой и особенно русской истории, создан, вероятно, в 1568-1576 годах специально для царской библиотеки в единственном экземпляре. Слово «лицевой» в названии означает иллюстрированный, с изображением «в лицах». Состоит из 10 томов, содержащих около 10 тысяч листов тряпичной бумаги, украшенных более чем 16 тысячами миниатюр, и охватывает период «от сотворения мира» до 1567 года.

Невский про иго не слышал

Обратимся к следующему историческому мифу, призванному внедрить в российское общественное сознание комплекс неполноценности, – о татаро-монгольском иге, за сомнение в котором на меня обиделись мои коллеги.

В этой мифологии много несуразностей, начиная с самого сочетания слов в этом наименовании обширной исторической эпохи с 1243 до 1480 года.

  • Во-первых, непонятно, почему татарам приписывается участие в монгольском владычестве, тогда как согласно официальной версии татарское племя было монголами уничтожено.
  • Во-вторых, сама возможность захвата дикими монгольскими племенами обширной территории Евразии с укрепленными городами, включая физические возможности тогдашней конницы дойти от монгольских степей до Руси, у специалистов по военному искусству вызывает недоумение.
  • В-третьих, слово «иго» по-китайски означает «одно/единое государство».

В этой связи первый вопрос к обличителям: дайте логическое объяснение самому понятию «татаро-монгольское иго». Какое значение имеет каждое из образующих его слов в контексте самого данного понятия? Кто понимается под татарами и под монголами? И к какому государственному образованию и территориям относится слово «иго»?

Любопытна и история появления понятия «татаро-монгольское иго». Вот что говорит об этом Википедия. «Термин «иго», означающий власть Золотой Орды над Русью, в русских летописях не встречается. Он появился на стыке XV-XVI веков в польской исторической литературе. Первыми его употребили хронист Ян Длугош (iugumbarbarum, iugumservitutis) в 1479 году и профессор Краковского университета Матвей Меховский в 1517-м. Форму «монголо-татарское иго» употребил первым в 1817 году Христиан Крузе, книга которого «Атлас и таблицы для обозрения истории всех европейских земель и государств от первого их народонаселения до наших времён» в середине XIX века была переведена на русский и издана в Петербурге».

Не правда ли, очень похоже на происхождение норманнской «теории»? Снова иностранные профессиональные историки навешивают ярлыки на целые эпохи, росчерком пера лишая Россию государственности на несколько столетий и записывая многомиллионное население Руси в рабство к диким монгольским завоевателям. Никак западные историографы и их отечественные последователи не могут даже в мыслях представить, что русское государство способно само организовать оборону и проводить самостоятельную политику. За них эту работу выполняют то дикие викинги, то такие же свирепые и отсталые монголы. Диву даёшься, откуда вообще взялась Российская империя с её сокрушительной мощью и культурным превосходством над весьма умными, по выражению Смердякова из «Братьев Карамазовых» Достоевского, европейскими нациями?

«Сама историография Золотой Орды, – писали в 1937 году Борич Греков и Александр Якубовский, – которая ещё не составлена, была бы полезной темой – настолько поучительны неудачи, связанные с её изучением… Никто из них (русских ориенталистов) не писал труда по истории Золотой Орды в целом. До сих пор нет такого труда ни в научно-исследовательском плане, ни в научно-популярном». Известный исследователь монголов Василий Григорьев, живший в XIX веке, писал:

«История Золото-Ордынского ханства есть одна из наиболее обеднённых временем и обстоятельствами: мало того, что они истребили важнейшие письменные памятники, они стерли с лица земли и большую часть следов существования ханства. Его некогда цветущие и многолюдные города лежат в развалинах, а о столице Орды, о знаменитом Сарае, мы не знаем даже, наверное, к каким бы развалинам могли бы приурочить его громкое имя»

Далее Григорьев продолжает:

«Самых положительных указаний на эпоху основания Сарая надлежало бы, казалось, ожидать от наших летописей. Но летописи наши в настоящем случае зло обманывают ожидания: говоря о хождении князей в Орду, или ко Двору, они не определяют, где находилась Орда, выражаются в таких случаях просто: «Поиде в Орду», «Прииде из Орды», не обозначая, где именно находилась Орда»

И ещё:

«Столицей Орды считается город Каракорум. Напомним, что Каракорум считается столицей Чингизхана. При этом, что хорошо известно, в тех местах, где археологи до сих пор упорно ищут Каракорум, остатков крупного средневекового города почему-то нет»

С точки зрения экономиста, который умеет рассчитывать доходы и расходы государств, оценивать имеющиеся ресурсы и уровень развития производительных сил, а также руководствуясь просто здравым смыслом, предположить, что в малонаселённых монгольских степях могло сформироваться войско, способное завоевать на порядок превосходящие по уровню развития и численности населения государства с хорошо укреплёнными крепостями, преодолеть тысячи километров малопроходимой территории, может только сказочник.

Второй вопрос к обличителям. Дайте имеющуюся у вас информацию о производительных силах и ресурсах, которыми располагало татаро-монгольское войско. Как оно снабжалось и управлялось? Имеются ли какие-либо расчёты относительно численности и данные об устройстве городов, которые вы считаете столицами Орды? На чём основываются ваши оценки?

Согласно мифологии татаро-монгольского ига завоеватели уничтожили русские города вместе с населением, остатки которого в глухих лесах должны были сильно одичать и свыкнуться с униженным положением лишенного всяких прав полурабского «плебса». Выжившие после великого разорения русские князья назначались Великим ханом для присмотра за местным населением, подобно полицаям на оккупированной немецко-фашистскими захватчиками советской территории. Они якобы бесконечно грызлись между собой, привлекая карателей из состава монгольских войск для расправы над конкурентами. Более позорной картины разложения русской государственности и падения нравов во властвующей элите русского общества трудно себе представить. Следует, по-видимому, согласиться с широко распространенным среди думающей части общества мнением, что это не более чем карикатура на российскую историю, нарисованная во вражеских целях в качестве оружия «мягкой силы», поражающей общественное сознание.

Вызывает сомнение и чудесное возрождение российской государственности из полной деградации благодаря кропотливому собиранию земель вокруг Москвы. Официальная историография объясняет его коварством и бесчеловечной жестокостью московских князей, которые уничтожали конкурентов при помощи монгольских карателей.

Действительно, откуда могло взяться столько мощи у неожиданно возникшего в лесах хутора на окраине Владимиро-Суздальского княжества? И почему вдруг Александр Невский решил переселиться в Москву из Великого Новгорода, до которого монголы не дошли, входившего в Ганзейский союз и бывшего процветающим городом на уровне самых передовых европейских стандартов того времени? И зачем ему было ехать на поклон Великому хану после того, как он наголову разгромил немецких псов-рыцарей? Как задокументированы отношения между русскими князьями и ордынскими ханами? Какими подлинными документами вы располагаете?

Это ещё одна группа вопросов, на которые хотелось бы получить ответы уважаемых коллег. Судя по пафосу обличительного письма со ссылками на многочисленные неопровержимые доказательства татаро-монгольского ига, подготовка ответов на эти вопросы у моих оппонентов много времени не займет. Больше до получения ответов вопросов задавать не будем. Попытаемся изложить некоторые общие подходы к выявлению закономерностей в долгосрочном социально-экономическом развитии.

Монополия на истину

Профессиональные учёные-историки не ищут логики в истории, они занимаются систематизацией исторических данных. Однако эта систематизация происходит в рамках определённой парадигмы. В наше время мы видим принципы фабрикации парадигм в исторической науке по политическому заказу правящей прослойки недавно получившего независимость государства. Приняв от его идеологов политическую установку на обоснование древности титульной нации, профессиональные историки разрабатывают эту парадигму, наполняя её соответствующим образом систематизированными фактами и мифами, отбрасывая всё, что ей противоречит.

Существует множество примеров игнорирования исторической наукой фактов, не вписывающихся в устоявшуюся парадигму. Есть немало примеров и сознательного уничтожения артефактов, противоречащих официальной исторической доктрине. Нет оснований полагать, что господствующая в европейской исторической науке парадигма была сфабрикована иначе. Характерная для неё русофобия порождает параллели с нынешним историческим мифотворчеством в новых независимых государствах. Если для обоснования претензий на независимость идеологам украинского государства потребовалось вылепить из России образ врага, поработившего «древних укров», то логично предположить, что причиной хронической русофобии западноевропейских идеологов является борьба эрбинских племён за национальную независимость от сокрытого европейскими историками имперского образования, некогда контролировавшего территорию их проживания.

В отличие от естественных наук историческая, экономическая, юридическая и другие общественные науки не пользуются экспериментальными методами проверки гипотез и практика для них не является критерием истины. В секуляризированном обществе они выполняют роль наукообразной религии, оправдывающей существующий порядок вещей в интересах властвующей элиты. Так, вращающаяся вокруг доктрины рыночного равновесия неоклассическая парадигма в экономической науке является по сути наукообразной религией, обосновывающей священное право частной собственности. Отвергая вмешательство государства в экономику как заведомо деструктивное и мешающее «невидимой руке рынка» оптимизировать использование имеющихся ресурсов, эта теория защищает права собственников средств производства произвольно распоряжаться своим капиталом и предписывает государству гарантировать их соблюдение. В своей вульгарной версии монетаризма эта теория выражает интересы собственников денег, по сути являясь современным наукообразным выражением ветхозаветной веры в золотого тельца. Импортированный из классической механики математический аппарат призван убедить общественное сознание в фундаментальном значении интерпретации распределения общественного продукта в соответствии с предельной производительностью труда и капитала, которая выдается за научное доказательство справедливости и совершенства экономики свободного рынка.

Любая экономическая политика является равнодействующей материальных интересов социальных групп с доминирующим властно-хозяйственным положением. Соответственно официально господствующая и поддерживаемая властью в целях оправдания и обоснования этой политики теория есть не более чем наукообразное отражение этих интересов. Сами учёные, упражняющиеся в комбинировании абстрактных догм, могут даже не вполне осознавать свою роль проводников чьих-то интересов. Но их популярность и признание определяются средствами массовой информации, придворными званиями, наградами, участием в престижных форумах, востребованностью органами власти, назначениями на руководящие посты в правительстве и высшей школе и другими факторами, которыми управляет властвующая элита. Именно соответствие её интересам является критерием продвижения авторов тех или иных «научных» рекомендаций и обосновывающих их теорий. Теории, ставящие под сомнение претензии властвующей элиты на господствующее положение в обществе, как и её право на истину в последней инстанции, не получают пропуска ни в органы власти, ни в общественное сознание, ни в систему массового образования. Они занимают маргинальное положение на обочине мейнстрима экономической мысли, пока не окажутся востребованными контрэлитой, использующей альтернативные прежней догматике научные знания. Совершив, опираясь на эти знания, идейно-властную трансформацию общества, новая властвующая элита определяет на этой основе соответствующую её интересам идеологию, обоснованием которой занимаются общественные науки.

Так было с торжеством марксизма после победы социалистической революции, который определил господствовавшую до него экономическую теорию как буржуазную и необъективную, отражающую интересы капиталистов. Однако и сам марксизм быстро выродился в набор догм, оправдывавших реальную практику социалистического строительства в СССР, и моментально выветрился из коридоров власти и престижных залов с крахом последнего. Идейные противники тут же объявили о своей окончательной победе, поторопившись заявить о «конце истории».

В действительности не произошло не только конца истории, но и прояснения в экономической теории. Сегодня она – некий набор формализованных представлений, сведённых в «экономикс» на основе нереалистичной аксиоматики. И хотя последняя уже полстолетия подвергается обоснованной критике, фундамент «мейнстрима» западной экономической мысли не меняется уже добрую сотню лет c момента возникновения маржиналистской концепции рыночного равновесия. Над ним надстраиваются всё более изощренные виртуальные конструкции, оправдывающие претензии крупного капитала на управление мировой экономикой вне зависимости от реальных последствий проводимой в его интересах либеральной глобализации.

От мейнстрима экономической науки уже давно не приходится ожидать ни достоверных оценок, ни полезных рекомендаций. Все уже привыкли к тому, что экономические прогнозы по качеству предсказания уступают прогнозам погоды. Успешно практикующие чиновники и бизнесмены руководствуются скорее здравым смыслом, чем «научными рекомендациями». А те наивные политики в странах с малообразованной властвующей элитой, которые полагаются на наукообразные рекомендации МВФ, ввергают свои страны в социально-экономические катастрофы.

Сказанное выше относится ко всем общественным наукам. В советское время из них сделали синтетическое учение – Научный коммунизм, который обязаны были вызубрить все желающие получить диплом о высшем образовании. Смысл этого учения заключался в теоретическом обосновании превосходства построенного в СССР социализма и его исторической необходимости как первой фазы коммунистического общества. Хотя с тех пор новых столь же систематизированных догматических учений в обществознании не появилось, сегодняшнее состояние общественных наук не слишком приблизилось к объективной реальности. Мейнстрим экономической науки зациклен на теории рыночного равновесия, доказывающей правильность сложившейся системы распределения материальных благ. Юридические науки исходят из незыблемости нынешнего государственного устройства. Политические науки импортируют сложившиеся в западной политологии доктрины.

Исторические науки продолжают констатировать факты в привычной хронологической шкале, не пытаясь выявить долгосрочные закономерности социально-экономического развития. В целом обществознание топчется на месте, представляя собой набор мало связанных друг с другом научных дисциплин, занимающихся оправданием существующего порядка вещей. Нас же интересуют закономерности развития общества – не распределение власти и богатства здесь и сейчас, а долгосрочные тенденции воспроизводства и смены исторически существовавших социально-экономических систем.

Исходя из изложенного академиком С.Ю. Глазьевым, и учитывая, что академик Глазьев является учёным экономистом, а не историком, и данная историческая тема не характерна для изучения экономистом такого высокого ранга, сам собой напрашивается вывод: академик Глазьев в своих приведённых статьях «Давайте разберёмся», «Детектив с историческим подлогом», «Продолжаем разбираться», «Духовность – категория экономическая» даёт нам понять, что в настоящий период времени сфальcифицированная на все сто процентов история не даёт возможности развития другим наукам, в том числе и экономике. В дополнение к уже сказанному приведём ещё одну статью академика С.Ю. Глазьева «Духовность – категория экономическая».

Духовность – категория экономическая 

В настоящее время имперский мирохозяйственный уклад (МХУ), основанный на вертикально интегрированных производственно-технологических транснациональных организациях, рефинансируемых за счёт эмиссии фиатных (классических) денег под централизованным контролем, приходит в упадок.

Вслед за распадом СССР закатывается глобальное лидерство США. В КНР, Индии и других странах Юго-Восточной Азии формируется новый, интегральный МХУ.

Консолидирующая идеология

Если в качестве научной составляющей консолидирующей идеологии для Русского мира взять теорию долгосрочного социально-экономического развития КНР, Индии и других странах Юго-Восточной Азии, то её духовную составляющую должны определять традиционные нравственные ценности, основанные на Православной Вере и стремлении к социализму.

В отличие от научной теории духовная традиция не требует ни логических доказательств, ни экспериментальных проверок. Она воспринимается как абсолютная ценность, которая должна быть формализована в правовой системе государства. Облеченные в нормы права нравственные принципы и ценности будут организовывать общество не только в силу традиции, но и под надзором правоохранительной системы.

«Новая хронология Фоменко даёт хорошую логическую основу для восстановления исторической памяти Русского мира. Она полностью укладывается как в научный подход к формированию консолидирующей идеологии, так и в конструирование образа будущего России в интегральном МХУ»

Эти две составляющие органично сочетаются посредством стратегического планирования, подчиняющего механизмы регулирования рыночной экономики задачам повышения народного благосостояния, раскрытия творческого потенциала личности в созидательной деятельности на благо общества, обеспечения социальных гарантий и чистоты окружающей среды, опережающего развития научно-производственного потенциала.

Новый технологический уклад, ядро которого составляют нано-, биоинженерные и цифровые технологии, многократно повышает эффективность экономики и расширяет возможности планирования производственных процессов с использованием систем искусственного интеллекта и гибкой автоматизации.

Переход к экономике знаний и высвобождение миллионов людей из рутинных процессов ставит вопрос об их переквалификации и о перестройке системы образования на овладение навыками научно-технического творчества. Это можно сделать только в рамках интегрального МХУ, подчиняющего воспроизводство экономики общественным интересам. В сочетании с православно-социалистической духовной традицией переход на новый МХУ обеспечит взрывной рост созидательной активности людей и рывок в экономическом развитии.

Несмотря на глубокое разрушение научно-производственного потенциала, российская культурная матрица содержит благоприятные предпосылки для подъёма инновационной активности и совершения технологического скачка на новую длинную волну экономического роста.

Свойственные ей ценности хорошо сочетаются с управленческой парадигмой XXI века. Разрешение противоречия между духовной традицией и практикой возможно двумя способами. Либо духовная традиция будет сломлена доминирующей хозяйственной практикой, либо последняя будет приведена в соответствие с духовной традицией.

В первом случае завершится подмена приведённых выше нравственных принципов хозяйствования культом золотого тельца с характерными для него войной всех против всех, социальной безответственностью и доминированием аморальных и преступных способов обогащения за счёт присвоения чужого.

Примеры такого рода стереотипов экономического поведения дают слаборазвитые страны Африки и Латинской Америки с характерной для них низкой эффективностью работы как рыночных механизмов, так и пораженных коррупцией институтов государственного регулирования. В этом случае Россию ждут дальнейшая деморализация и вырождение населения, деградация производственного потенциала, превращение экономики в сырьевую колонию более развитых стран.

Во втором случае возможно построение эффективной экономической системы, работающей на созидательной мотивации десятков миллионов образованных трудоспособных граждан. При этом в условиях перехода мировой экономики на инновационный путь развития и доминирующего значения НТП как главного двигателя экономического роста специфика нашей духовной традиции даёт принципиальные конкурентные преимущества.

Прежде всего это характерные для русской культуры доминирование духовного над материальным, вечный поиск истины, тяга к творчеству и способность к коллективному интеллектуальному труду. Эти качества, как нельзя лучше, отвечают вызовам современной экономики знаний, в которой основой успеха является способность создавать и осваивать новейшие прорывные технологии.

Сохраняющийся в стране научный и интеллектуальный потенциал может стать основой быстрого подъёма российской экономики при создании благоприятных условий его активизации. Для этого должна проводиться соответствующая социально-экономическая политика, ориентированная на активизацию имеющихся сравнительных преимуществ национальной экономики.

Разрыв между доминирующим стилем управления и общепринятыми нравственными ценностями влечёт падение эффективности управления как в государственном, так и в частном секторе. Для построения эффективной экономической системы, работающей на созидательной мотивации десятков миллионов образованных трудоспособных граждан, необходимо приведение доминирующей хозяйственной практики в соответствие с духовной традицией.

Выход на траекторию устойчивого роста экономики и благосостояния общества возможен только на основе многократного повышения инновационной и инвестиционной активности, кардинального улучшения качества государственного регулирования, подъёма трудовой, творческой и предпринимательской энергии людей.

Для этого проводимая в РФ социально-экономическая политика должна иметь определенный духовный стержень, соответствующий национальной культурной традиции. По меньшей мере эта политика должная быть осмысленной и понятной гражданам, ориентированной на достижение разделяемых ими социально значимых целей.

Несущие опоры

Активизация интеллектуального потенциала страны предполагает формирование соответствующего нравственного климата. Фундаментальное значение для русского человека имеет ощущение правильности общественного устройства, его соответствие понятиям справедливости, разумности, целесообразности. Без восстановления справедливости в распределении национального богатства и дохода, преодоления коррупции государственной власти, очищения экономики от организованной преступности новый хозяйственный подъём не удастся.

Исходя из изложенного можно обрисовать следующие несущие опоры образа будущего российского социально-экономического устройства:

  • Введение механизма автоматической ответственности правительства за повышение народного благосостояния, уровня и качества жизни населения путем введения нормы о его отставке в случае необоснованного ухудшения соответствующей системы показателей. Создание системы объективной оценки и продвижения кадров в органах государственного управления и госсекторе.
  • Внедрение системы стратегического и индикативного планирования, реализуемого посредством договорных механизмов частно-государственного партнерства.
  • Прекращение вывоза капитала, деофшоризация экономики, восстановление обязательной продажи валютной выручки и экспортных пошлин на вывоз сырьевых товаров, введение налога на валютные спекуляции.
  • Переориентация денежно-кредитной политики и банковской системы на рефинансирование роста производства и инвестиционной активности.
  • Реализация комплексной программы опережающего развития экономики на основе нового технологического уклада, углубления переработки природных ресурсов, всемерной активизации научно-технического потенциала.
  • Изъятие природной ренты в доход государства, восстановление системы экологических фондов и платежей за загрязнение окружающей среды.
  • Двукратное повышение расходов на здравоохранение с устранением частных посредников в системе государственного финансирования, образование и культуру с восстановлением гарантий на бесплатное предоставление их услуг населению. Обеспечение универсальных социальных гарантий, введение базового социального дохода.
  • Трехкратное повышение расходов на НИОКР, восстановление ведущей роли РАН, освобождение от налогообложения всех расходов предприятий на инновационную деятельность.
  • Введение прогрессивной шкалы налогообложения доходов и наследуемого имущества с освобождением от них населения с доходами ниже прожиточного минимума.
  • Восстановление Единой энергетической системы и национализация энергетической, транспортной, телекоммуникационной и социальной инфраструктуры.
  • Введение института участия представителей трудовых коллективов в управлении предприятиями, расширение сети народных предприятий.
  • Восстановление советской системы высшего и среднего образования, ее ориентация на воспитание творчески активной патриотически настроенной личности.

Это, конечно, не исчерпывающий перечень компонент образа будущего для российского социально-экономического устройства. В рамках настоящей статьи дать его подробное описание невозможно, важно определить общие черты. Исходя из имеющегося в России производственного потенциала можно рассчитывать на рост производства не менее восьми процентов в год в пятилетней перспективе. Принципиально важно практическое внедрение указанных рекомендаций, необходимое для доказательства правильности охарактеризованного выше научного подхода к формированию идеологии. В принципе любое идеологическое утверждение с претензией на научное обоснование должно проходить практическую экспериментальную проверку.

Свои и чужие

Остаётся вопрос об окружающем нас мире стран и народов. Хотя в нашей духовной традиции присутствует идеологема всемирной отзывчивости, ярко проявившаяся в построении мировой системы социализма, история учит необходимости отличать своих от чужих. Важной частью образа будущего должно стать воссоединение общего экономического и гуманитарного пространства народов, связанных с Россией общей исторической судьбой.

Минимально необходимое условие для этого – успешное социально-экономическое развитие РФ и формирование привлекательного образа общего будущего. Без этого страна не сможет выполнять функцию главного локомотива евразийской интеграции. Но этого недостаточно. Важно доброжелательное восприятие общего исторического прошлого.

Охарактеризованная теория долгосрочного экономического развития, как указывалось, не распространяется далее XVI столетия. Существовавшее до Реформации в Европе и Великой смуты в России традиционное общество воспроизводилось по другим законам. Люди верили в Бога и неизменность сложившегося порядка вещей с циклическим воспроизводством основанной на сельском хозяйстве экономики, общинной организацией народной жизнедеятельности, сословным устройством общества и наследуемой верховной властью.

Последняя считалась данной непосредственно от Бога и в силу своего непререкаемого авторитета не могла не носить всемирный характер. По логике системной организации развития человечества более развитые сообщества людей поглощали менее развитые, формируя протогосударственные образования. Не частная собственность, а присущее любому живому организму стремление к экспансии делало успешные родоплеменные образования государствообразующими. Претендующая на консолидацию общества идеология должна ответить на роль нашего народа в этом процессе цивилизационного развития.

Следует признать, что существующие исторические мифы явно принижают роль русского народа в истории человечества. Чего стоит только нелепая варяжская теория происхождения русской государственности, сочиненная немецкими псевдоисториками, не знавшими даже русского языка.

Совершенно очевидно, что целью этой идеологической диверсии XVIII века было создание комплекса неполноценности и западного превосходства в русском общественном сознании. Она дополнялась кампанией по тотальному уничтожению древнерусских летописей и памятников культуры, которое было завершено сожжением Москвы в 1812 году.

В последующем с подачи уже французских псевдоисториков был запущен абсурдный по своему названию миф о татаро-монгольском иге, сочиненный в конце того же XVIII века польским иезуитом. Смысл этой идеологической диверсии, подхваченной советской историографией, заключался в создании рабского образа русского народа, привыкшего к угнетению и деспотии, от которых его якобы освободили большевики.

С такой исторической мифологией трудно претендовать на идейное лидерство в мире, которое тем не менее Россия демонстрировала в течение двух последних столетий. Необходимы скорейшее развенчание этих мифов и их искоренение из общественного сознания, которое должно чувствовать гордость за славное прошлое. В этом может помочь научный подход, основанный на математическом анализе исторических фактов, событий, текстов.

Этот анализ, проведенный выдающимся российским математиком А.Фоменко, опроверг укоренившуюся в общественном сознании мифологию средних веков и Древнего мира, позволил ему обосновать новую хронологию (Г.Носовский, А.Фоменко. «Империя. Русь, Турция, Китай, Европа, Египет. Новая математическая хронология древности». М., издательство «Факториал», 1999, 752 стр.).

Проведенная им и Носовским реконструкция этих исторических эпох показала центральную роль России как наследницы Византийской империи в обустройстве мира и развитии человеческой цивилизации в XIV-XVI веках. Согласно полученным ими результатам не монгольские кочевники, а Русско-Ордынская империя контролировала Евразию того времени. И конечно же, не дикие скандинавские викинги, а союз с Византийской империей и Царьградом стали истоками русской государственности.

История имеет свою логику, которая исключает завоевание высокоразвитых государств полудикими племенами. Менее развитое общество не может поглотить более развитое. Наоборот, более развитая социальная организация, обладающая передовыми технологиями, всегда захватывает и подчиняет себе менее развитую. Верить в варяжскую теорию или татаро-монгольское иго – это всё равно, что надеяться на победу индейцев в борьбе с конкистадорами и колониями европейских государств.

Проведённая Фоменко и Носовским реконструкция истории средних веков, которые в свою очередь опирались на исследования Морозова и Ньютона, ставит Русский мир на подобающую ему высоту центра мировой цивилизации в эпоху традиционного общества. Западноевропейские государства не могли дать Русскому миру никаких достижений цивилизации, поскольку появились только вследствие распада Русско-Ордынской империи. Они выросли на её обломках и использовании созданной ею социально-экономической инфраструктуры.

Формирование интегрального мирохозяйственного уклада опирается на национальный суверенитет стран, лидирующих в этом процессе. Каждая из них обладает своим историческим мифом, на основании которого представляет свою роль в мироустройстве. Восстановление значения национального суверенитета в новом МХУ создаёт спрос на историческое мифотворчество, которым наиболее активно занимаются новые государства, никогда ранее не существовавшие в истории.

При сохранении самоуничижительной нынешней версии происхождения русской государственности через несколько десятилетий первооснова Русского мира будет представляться в образе дикарей, которых воспитывали и обустраивали не только свирепые викинги и воинственные монголы, но и легендарные укры вместе с героическими турками.

Новая хронология Фоменко даёт хорошую логическую основу для восстановления исторической памяти Русского мира. Она полностью укладывается как в научный подход к формированию консолидирующей идеологии, так и в конструирование образа будущего России в интегральном МХУ.

Согласно новой хронологии Русский мир в этой общей судьбе человечества играл фундаментальную роль основателя первой общеевразийской государственности. Если заглянуть ещё дальше в историю с помощью ДНК-генеологии, то проявится центральная роль Алтая в генезисе человеческой цивилизации, во всяком случае её европейской, тюркской, восточно-азиатской ветвей.

Таким образом, сочетание научной теории долгосрочного социально-экономического развития как процесса последовательной смены технологических и мирохозяйственных укладов, воспринимаемых на веру традиционных духовных ценностей и новой хронологии, проясняющей историческую роль Русского мира, может стать надёжной опорой для формирования консолидирующей российское общество современной идеологии. Без неё совершить рывок в технологическое будущее крайне проблематично.


Упомянутые работы: 

[1] Ключевский В.О. «Неопубликованные произведения». Москва, Наука. 1983.

[2] Белявский М.Т. «М.В. Ломоносов и основание Московского университета. К 200-летию Московского университета (1755-1955)». Под редакцией академика М.Н.Тихомирова. Москва, изд-во МГУ, 1955.

[3] Ломоносов М.В. «Избранные произведения». Том 2. История, филология, поэзия. М.: Наука, 1986.

[4] Келлин Н.С., Носовский Г.В., Фоменко А.Т. <<Вопрос о подлинности «Древней Российской истории» М.В. Ломоносова. Ломоносов или Миллер?>> Вестник Московского Университета. Серия 9: Филология. No.1, 1999, с.116-125. 

[5] Шлецер А.Л. «Общественная и частная жизнь Августа Людвига Шлецера, им самим описанная». В сер.: Сборник Отд. рус. яз. и словесности Имп. Акад. Наук. т.13. Спб., 1875.

[6] «Радзивиловская Летопись». Полное собрание русских летописей, т.38. Л., изд-во Наука, Ленинградское отделение, 1989.

[7] «Радзивиловская Летопись. Текст. Исследование. Описание миниатюр». Факсимильное издание. Санкт-Петербург, изд-во «Глагол», Москва, изд-во «Искусство», 1994. 

[8] Морозов Н.А. «О русской истории» (рукопись 8-го тома труда «Христос»). М.: Архив РАН. В конце 2000 года, по нашей инициативе, эта рукопись была впервые опубликована московским издательством Крафт+Леан под названием: Н.А.Морозов. «Новый взгляд на историю Русского государства». - Москва, КРАФТ+ЛЕАН, 2000. 

[9] Шахматов А.А. «Описание рукописи. Радзивиловская, или Кенигсбергская летопись». Том 2. Статьи о тексте и миниатюрах рукописи. СПб., изд. Императорского Общества Любителей Древней Письменности, CXVIII, 1902. 

[10] «Советский Энциклопедический Словарь». М., Советская Энциклопедия, 1984.

А.А. Шахматов. «Описание рукописи. Радзивиловская, или Кенигсбергская летопись». Том 2. Статьи о тексте и миниатюрах рукописи. СПб., изд. Императорского общества любителей древней письменности, CXVIII, 1902

М. Щербатов. «История российская с древнейших времен» (в 7 томах). Спб., Императорская Академия наук, 1770, 398 с.

А.Д. Чертков. «О Белобережье и семи островах, на которых, по словам Димешки, жили руссы-разбойники», 1845

Фаддей (Тадеуш) Воланский. «Письма о славянских древностях». Собрание первое. 1846. Собрание второе, 1847

Pavel Jozef Safrik. Geschichte Der Slawischen Sprache Und Literatur: Nach Allen Mundarten. – Mit Kon. Ung. Universitats-Schriften, 1826, 544 с.

Русский летописец (1649 г.) Москва, изд-во «Актеон», 2019

«Летописный Свод (Лицевой Свод)». Тома 1-19. Научное факсимильное издание. Москва, изд-во «Актеон», 2006-2008


Материал подготовлен по научным статьям «Давайте разберёмся», «Детектив с историческим подлогом», «Продолжаем разбираться», «Духовность – категория экономическая» доктора экономических наук, академика РАН С.Ю. Глазьева директором Научно-исследовательского центра Беспаловой Р.Н.

Подробнее на https://aurora.network/articles/23-istorija-i-filosofija/84940-davayte-razberemsja 

Подробнее на https://aurora.network/articles/23-istorija-i-filosofija/85373-detektiv-s-istoricheskim-podlogom

Подробнее на https://glazev.ru/articles/23-istorija-i-filosofija/86079-prodolzhaem-razbirat-sja

Подробнее на https://glazev.ru/articles/6-jekonomika/83790-dukhovnost-kategorija-jekonomicheskaja

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.